http://cdekdogovor.ru/ заказ статей на сайт заказать статьи для сайта.

имплантат

 

Зона отчуждения.

Предыстория.



Правительница Лунного Королевства стояла у высокого окна Тронной залы и любовалась вечерним пейзажем. Серебристый фонтан, расположенный талантливым архитектором в самом центре дворцового парка переливался и искрился, испуская в окна едва заметные тонкие лучи. Вдалеке медленно скрывалась во тьму голубая планета. Однажды Королева побывала там, на Земле, вместе со своей четырёхлетней дочерью. Королева невольно улыбнулась, вспомнив, как маленькая Серенити восторженно смотрела на зелень лесов, голубизну рек и золото солнца. Конечно, Лунное Королевство всегда было величественным и прекрасным, но в этой монументальности терялась нежность и тепло. А на Земле всё было таким гостеприимным и чуточку волшебным!
Королева услышала тихие шаги, обернулась и снова улыбнулась, увидев маленькую дочь, которая с любопытством смотрела на маму своими смышлёными глазками.
- Что там, мамочка? - принцесса привстала на цыпочки, почему-то не решаясь подойти ближе.
Королева поманила дочь к себе, подняла на руки, когда та подошла ближе, и поднесла к окну. Серенити радостно охнула и обняла Королеву за шею, что-то радостно щебеча о том, как ей нравится та большая планета, на которой так приятно пахнет свежескошенной травой и цветами. Они могли бы стоять так ещё очень долго - пока Земля полностью не зайдёт в тень, но тут в Тронную залу вошёл дворецкий, низко поклонился своей правительнице и чётко доложил:
- Ваше Величество, прибыл король Авалон с астероида Эрура вместе со своим сыном… - лицо дворецкого было совершенно равнодушным, хотя Королева отлично понимала, что имя этого человека вызывает у всей прислуги отвращение и неприязнь. - Прикажете пригласить?
Королева поморщилась, вспомнив последнюю встречу с королём. Этот человек никогда не вызывал у неё симпатий - самолюбивый, льстивый и жестокий, он не мог спрятать свои недостатки даже за идеальной внешностью и безупречными манерами. Когда-то давно он хотел женить на себе будущую Королеву, но получил отказ, после чего стал проявлять крайнее неуважение к Серенити.
Теперь же он всяческими путями пытался сосватать маленькую принцессу за своего сына - такого же эгоистичного и дерзкого, как и отец.
- Пускай входят! - обречённо проговорила Королева, направляясь к своему трону. Принцесса примостилась на коленях у мамы и с нетерпением ждала гостей - имена короля и принца были ей хорошо знакомы по разговорам с матерью, но сама девочка ещё никогда их не видела.
Прозвучали негромкие фанфары, заставив Королеву снова поморщиться - король всегда старался показать себя как великого правителя, хотя ему подвластен был всего лишь небольшой астероид в созвездии Андромеды. Высокие резные двери отворились и в Тронную залу вступил король Авалон. Королева облегчённо вздохнула, обрадовавшись, что сегодня он не привёз с собой всю свиту, после чего попыталась изобразить на лице гостеприимную улыбку.
Король чинно прошествовал к трону, опустился на одно колено, демонстративно вытер губы накрахмаленным шёлковым платочком, после чего поцеловал Королеве руку. Потом он обернулся и позвал своего сына. В залу вошёл миловидный мальчик лет десяти, на первый взгляд совершенно не похожий на отца. Светловолосый и зеленоглазый, он казался ангелом рядом с мощным седым мужчиной, который мог вызвать только невольный страх. Принц держал в руках большой ветхий том, который показался Королеве чем-то знакомым, но она тут же отвлеклась, позабыв про свои ощущения.
Мальчик вежливо улыбнулся Королеве, а потом подошёл к принцессе и поцеловал ей руку. Маленькая Серенити смущённо ойкнула, покраснела и отвернулась к матери, попытавшись спрятать лицо. Брови короля иронично поползли вверх, а принц Авалон сдержанно хихикнул. Такая реакция явно не понравилась Королеве, но она промолчала, не посчитав нужным укорять своих гостей в невежливости.
- Зачем пожаловали? - спросила она довольно сухо, поглаживая дочь по золотистым волосам. - Я не была предупреждена, что Вы собираетесь нанести официальный визит.
- А он и не официальный, - продолжал улыбаться король, что всё больше начинало раздражать Королеву. - Этот визит носит исключительно личный характер.
- О… - полувопросительно произнесла Королева, постаравшись сымитировать интерес.
- Не будьте столь равнодушны, Ваше Величество, - улыбка Авалона превратилась из ироничной в хищную. - Думаю, то, что я хочу показать, Вас заинтересует... Весьма заинтересует.
То, с какой интонацией он это произнёс, заставило Королеву вздрогнуть и опасливо посмотреть на своего собеседника. Маленькая Серенити в это время немного осмелела и решилась посмотреть на странных гостей. Она чувствовала беспокойство своей матери, но никак не могла понять, чем оно вызвано.
Король кивнул сыну и тот вручил отцу книгу, которую до того не выпускал из рук. Авалон бережно и осторожно принял потрёпанный том и раскрыл его посередине, где был заложен тонкий лоскут алого бархата. Король прокашлялся, посмотрел на Королеву и принцессу своими холодными глазами и заговорил.
- Думаю, Королева, Вы уже поняли, что за книгу я держу в руках, - начал он, а потом насмешливо продолжил. - Или мне следует рассказать Вам её историю?
- Называйте меня "Ваше Величество", король, - сухо парировала Королева, уже узнавшая старый том. - Это Книга Судеб. Но как Вам удалось её заполучить? И зачем? Не думаю, что Вы решили изучить перекрестья линий Судьбы.
- Вы правы, Ваше Величество, - Авалон особо подчеркнул последние слова, намеренно пытаясь доставить Королеве ещё больше неприятных мгновений. - Как - не имеет значения, но вот зачем…
- Я слушаю, - потребовала Серенити. - Не советую Вам проверять моё терпение на прочность. Говорите, что хотели и не задерживайте меня больше. Мне не следует отвлекаться от государственных дел.
Король снова улыбнулся - это стало действовать Королеве на нервы - и начал читать, смакуя каждое слово и каждую букву.
- "И взрастит Луна Королеву Серенити. И придёт к ней король, дабы составить с нею союз великий. И если откажет королю она, то родится у ней дочь, а у короля - сын. И суждено этим детям слиться воедино, дабы образовать государство великое под властью рода Авалон…" - по мере чтения Королева всё больше бледнела и всё сильнее прижимала к себе дочь, которая удивлённо и ничего не понимая смотрела на мать своими небесно-голубыми глазами.
Авалон закончил читать и победоносно посмотрел на Королеву. Та молчала и, казалось, была полностью поглощена своими мыслями.
- Что Вы на это скажете? - поинтересовался король, слегка наклонившись вперёд, отчего его длинные седые волосы всколыхнулись. - Вы сами знаете, что над Книгой Судеб я не властен, впрочем, как и Вы. Так сказано, так и случится.
Молодой принц, видимо понимающий, о чём идёт речь, радостно засмеялся и, подбежав к трону, схватил маленькую принцессу за руку. Девочка вскрикнула и снова прижалась к матери. Королева резко встала, опустила дочь на пол, провела рукой по щеке и указал на дверь. Серенити послушно выбежала из Тронной залы, предварительно присев в реверансе перед Авалоном.
Когда дверь за спиной девочки закрылась, Королева рывком обернулась к королю и спокойно, но жёстко произнесла:
- Не бывать этому!
Авалон неожиданно громко расхохотался, его голос отразился от сводчатых стен помещения и пронёсся под потолком, многократно усиливаясь.
- Глупая Королева! - словно змея, прошипел он, схватив её за запястье и больно сжав. - И ты сможешь мне помешать? Мой сын женится на твоей девчонке и через несколько лет станет властителем всей Луны!
- Не бывать этому! - повторила Королева и потянулась рукой за магическим жезлом.
Король не успел и ахнуть, когда луч света ударил ему в грудь, сбил с ног и отбросил к двери. Придя в себя после неожиданной атаки, король увидел, что его сын лежит рядом, а по полу растеклась небольшая лужица крови. Авалон обеспокоенно приподнял голову принца и встряхнул мальчика. Тот открыл глаза и сразу же поморщился от боли, на его глазах выступили слёзы. Король отвёл в сторону высокий накрахмаленный воротник и увидел, что на плече мальчика, ближе к ключице, зияет довольно глубокая рана, которую он нанёс себе своим же резным кинжалом, когда падал, влекомый магией Королевы.
Авалон встал и поднял на руки своего сына, который начинал громко всхлипывать, сжимая рукой больное место. Королева стояла в боевой позе и ничуть не удивилась бы, если бы король выхватил меч и начал бой. Но Авалон лишь злобно усмехнулся и прошипел:
- Так написано в Книге Судеб!
А принц, неожиданно перестав плакать, посмотрел на неё взрослыми и такими же злыми глазами и прошептал, но так, что его голос был слышен в каждом уголке огромной залы:
- Серенити будет моей женой…потом…
- Прочь! - не выдержала Королева и вновь подняла над головой жезл.
- Я ещё вернусь! - голос то ли отца, то ли сына прокрался к Королеве, но король и принц уже удалились.
Серенити нервно вздохнула и опустилась на колени рядом с троном. Спрятав лицо в ладони, она тихо плакала.
Чья-то маленькая ладошка легла на плечо Королевы и она подняла влажные усталые глаза.
- Доченька… - прошептала Королева и обняла девочку, всё так же заливаясь слезами. - Не бывать этому…

Пролог.


Прошло более десяти лет. Детские воспоминания давно стёрлись из памяти Серенити. Принцесса выросла, похорошела и полюбила. Её избранником стал молодой и красивый принц Эндимион, родившийся на Земле - планете, куда так влекло юную Серенити. Принц отвечал девушке взаимностью и они были счастливы, пока не прогремела война - Королева Металлия со своими подручными стремилась поглотить в свою тёмную утробу и Землю, и Луну.
Защищая Серенити, Эндимион погиб, но и девушку постигла та же участь. Мать принцессы, правительница Луны, отдала свою жизнь, чтобы спасти дочь, её друзей и возлюбленного. С помощью Серебряного Кристалла она заточила силы Тьмы и возродила людей на Земле будущего, а сама умерла.
В конце ХХ века в Токио родилась девочка, которую назвали Усаги Цукино. Когда ей было четырнадцать, она спасла от хулиганов красивую чёрную кошку…
Так всё началось.
Что было потом? Борьба cейлор-воинов с Тёмным Королевством, пробуждение Серенити, возвращение любви, смерть и возрождение…
Битва с Пришельцами, потом - с Тёмной Луной, встреча с будущим, расставания и примирения, неожиданности, любовь…
Сражения с очередными врагами, появление новых воинов, решение загадок и спасение от гибели…
Нехеления и Галаксия, снова смерти и возрождения…
Сколько всего довелось пережить маленькой хрупкой девочке и её верным друзьям! А что будет дальше? Спокойная и тихая жизнь, о которой все так мечтали, безмятежная юность, не омрачённая постоянным страхом сделать неверный шаг и лишиться всего. Просто - жизнь…

* * *

…В подземелье было мрачно и сыро, с потолка свисала густая паутина, в углах копошились крысы и тараканы, стараясь отбить друг у друга жалкие крохи съестного. Неожиданно в помещении забрезжил свет и послышались уверенные твёрдые шаги - кто-то вошёл в заброшенное подземелье. Вся живность немедленно попряталась в свои норы и убежища, стараясь не попасться на глаза нежданному гостю.
Факел осветил огромный золотой саркофаг со стеклянной крышкой, внутри которого лежал высокий седовласый мужчина с волевым подбородком и жёсткими чертами лица.
Вошедший приблизился к саркофагу и опустился рядом с ним на одно колено. В свете пламени показались красивые черты молодого человека - светлые волосы обрамляли правильный овал лица, зелёные глаза пронзительно смотрели на саркофаг, тонкие губы что-то тихо шептали. Воротник шёлковой ярко-алой рубашки был расстегнут, обнажая грудь молодого мужчины. Неожиданный сквозной ветер волной пробежал по волосам и отвёл ворот рубашки ещё больше. На плече мужчины, ближе к ключице, тонкой полоской блеснул шрам.
Губы снова затрепетали, мужчина прикоснулся лбом к саркофагу и прикрыл глаза.

- Я найду её отец… Я отомщу ей, отец… Она будет моей…




Глава первая.



- Не может быть! - Рэй готова была задохнуться от удивления. Она была настолько ошарашена, что даже не смогла порадоваться своему неплохому результату. - Усаги прошла!
Рэй перевела огромные глаза на подругу, которая продолжала изучать фамилии будущих студентов и их результаты. Рядом с ней стояла Минако, радующаяся тому, что её фамилия тоже значились в списке. Чуть в стороне Ами убеждала Макото, что в этом университете есть спортивный зал, поэтому не стоит беспокоиться о том, чтобы не потерять форму.
Луна и Артемис делили между собой изрядно подтаявшее сливочное мороженое, глазурь с которого уже давно сползла на землю. В результате победила жадность - мороженое упало в пыль, а оба представителя семейства кошачьих громко хмыкнули и демонстративно повернулись друг к другу спиной.
- Усаги прошла! - повторила Рэй, озадаченно почесав в затылке, - да ещё и не с самым плохим результатом! Что случилось? Мир перевернулся?
- Ну тебя, Рэй! - только отмахнулась Усаги, чем вызвала уже общее удивление - обычно она после таких слов сразу начинала огрызаться и показывать язык.
Подруги переглянулись, не понимая, что могло случиться с девушкой всего за несколько месяцев, которые прошли с последней битвы. Усаги действительно изменилась: стала как-то сдержаннее и спокойнее, не выходила из себя и не рыдала при каждом подходящем и неподходящем случае. Несколько недель назад она сама записалась на дополнительные занятия по английскому и исправно посещала их, не обращая внимание на удивлённых подруг, родителей и Луну.
Наконец, Усаги оторвалась от списка и повернулась к подругам. Серьёзное выражение медленно сходило с её лица, превращаясь в радостную улыбку.
- Ура? - полувопросительно произнесла Усаги, словно не веря своему успеху.
- Да конечно же "Ура!" - вскрикнула Минако и бросилась обнимать подругу, радуясь ничуть не меньше её. Через минуту к ним присоединились и остальные девочки.
Когда страсти немного улеглись, Ами обратилась к Усаги, поправляя помятую кофточку:
- Ты молодец! Да и все мы молодцы! Этот университет - один из самых лучших во всей Японии. Теперь нам нужно очень постараться, тогда будет больше шансов получить после его окончания профессию и найти хорошую работу.
- Ох, Ами… - страдальчески протянула Минако, - мы и так знаем! Не надо теперь говорить про важность и прочую чепуху! Давайте лучше отпразднуем!
- Пошли в кафе? - предложила Усаги и задорно усмехнулась. - Уназуки обещала угостить меня фирменным пирожным, если я поступлю!
- Да ну? - сощурила один глаз Мако и улыбнулась подруге.
- Да-а-а… С шоколадным кремом и вишнёвой начинкой! - мечтательно закатила глаза Усаги.
- Вот такая ты мне больше нравишься! - хлопнула её по плечу Рэй, после чего пять девушек направились в кафе, а за ними семенили Луна и Артемис, всё так же стараясь не смотреть друг на друга.
Добравшись до кафе, девушки сели за свой привычный столик и начали заказывать сладости и напитки улыбающейся Уназуки, которая сперва тоже поздравила их с успешной сдачей вступительных экзаменов.
Усаги продолжала удивлять всех: она съела всего одно пирожное, вишнёвое мороженое со сливками и выпила стакан сока. Вспомнив, из какого количества лакомств состоял обычный рацион Усаги, Макото с беспокойством посмотрела на подругу.
- Усаги, с тобой всё в порядке? - поинтересовалась Мако, прикладывая ладонь ко лбу девушки. - Может, ты заболела?
- Ага! - кивнула Рэй, прожевала кусочек ещё тёплой булочки и продолжила. - Заболела. На голову.
Усаги ничего не ответила, но одарила задиру столь выразительным взглядом, что та поперхнулась соком и решила помолчать.
- Нет, Усаги, с тобой что-то неладное творится… - поддержала Минако. - Раньше ты бы уже давно показала Рэй язык или отвесила подзатыльник. Да и ела ты больше.
- Что-то случилось? - участливо спросила Ами, - ты с Мамору поссорилась?
Усаги улыбнулась, дожевала последний кусочек пирожного и откинулась на спинку сиденья. Обведя взглядом подруг и увидев на их лицах немое удивление, она захихикала.
- Вы бы себя видели! Словно врачи рядом с буйным пациентом! - проговорила она, всё так же улыбаясь. - Да всё хорошо! С чего вы взяли, что я не могу сесть на диету?
- Давно пора… - начала было Рэй, но потом спохватилась, что это уже перестало быть смешным, и замолчала, начав усиленно помешивать остатки напитка трубочкой для коктейля.
- Ты права, - неожиданно согласилась Усаги, - давно пора. Но я начала только сейчас. Так что привыкайте! И хватит так на меня пялиться, а то я действительно почувствую себя буйно помешанной, которой срочно необходима изоляция.
После чего она тяжело вздохнула и страдальческим взглядом проводила Уназуки, которая несла к соседнему столику блюдо с горкой печенья.
- Но как же это тяжело! - проныла Усаги, схватив Макото за руку. - Тут всё такое вкусное!
Девушки весело рассмеялись - Усаги осталась всё такой же.

* * *

В тёмной комнате, стены которой давно покрылись плесенью и паутиной, было совершенно тихо. Только в дальнем углу слышались нервные всхлипы и тяжёлое дыхание. Когда на стене неожиданно появилась тонкая полоска света от открывшейся двери, из угла раздался приглушённый вскрик, который потом превратился в рыдания. В центр комнаты прошёл молодой мужчина в ярко-алом плаще, поднял руку с факелом к потолку и посмотрел в тот самый угол, из которого доносились звуки. Там сжалась в комок немолодая женщина, одетая в какие-то лохмотья, которые раньше были дорогим костюмом, босая и грязная. В её глазах поселился немой ужас, а руки дрожали не от холода, но от неизмеримого страха. Её испуганный взгляд проводил мужчину, когда тот подошёл ближе и осветил лицо женщины огнём от факела.
- К-кто вы? - прошептала она, стараясь ещё больше вжаться в свой грязный угол, лишь бы не видеть его хищную и язвительную улыбку.
Мужчина не ответил, а только рассмеялся, заставив женщину замереть и не двигаться. Дрожали только её глаза, из которых медленно стекали слёзы, оставляя на испачканных щеках тонкие полоски. Когда он схватил женщину за волосы и потянул за собой, она не произнесла ни единого звука, а просто молчаливо повиновалась ему, боясь даже вздохнуть.
Он отпустил её только в странном сводчатом зале, полы которого были устланы красными коврами, а стены окрашены в тот же цвет, от которого уже начинали болеть глаза. Резные массивные канделябры крепились к стенам, а в каждом из них горело по три свечи из красного воска. Горячие капли стекали на ковёр, но были почти незаметны, сливаясь с общим цветом.
Мужчина оставил полумёртвую от ужаса женщину посреди зала, а сам отошёл к высоким дверям, захлопнул их и повернулся лицом к своей жертве.
- Что ж, приступим… - пробормотал он, свёл обе руки на груди и закрыл глаза.
Женщина закричала, когда её окутал едкий дым, который закрадывался в лёгкие и резал грудь изнутри. Когда дым рассеялся, она схватила себя за горло, не в силах вдохнуть.
- Первый круг… - прошептал мужчина, после чего направил в сторону женщины раскрытую ладонь.
И снова комнату пронзил крик, когда в центр зала упали тонкие осколки льда, режущие тело и оставляющие неглубокие, но частые порезы.
- Второй круг… - пробормотал мужчина в алом, любуясь на свою жертву, которая прижимала руку к кровоточащему плечу.
Едва она успела отдышаться, как её грудь сковала раскалённая цепь, выдавив из обожжённого горла остатки воздуха. Через несколько секунд, когда женщина уже начала задыхаться, цепь исчезла, а воздух наконец проник в лёгкие.
- Третий… - продолжал вести счёт мужчина, а его рука снова была направлена в сторону женщины.
- Не надо! - прохрипела она, едва выдавив из себя слова мольбы, от которых в горло с ещё большей силой впились тонкие иглы боли.
Не успела женщина договорить, как вокруг неё запылало яростное пламя - руки обгорели, а волосы на голове мгновенно вспыхнули. Жертва закричала от боли, но в ту самую секунду, когда смерть уже прикоснулась к ней своей ладонью, огонь неожиданно угас. Женщина поняла, что избавления ей так просто не дождаться - он будет доводить её до полубессознательного состояния, но умереть не даст, в последний момент вытягивая из лап смерти.
- Чётвёртый круг… - продолжался счёт.
Рядом с ногой жертвы в землю ударила молния. Следующая вспышка вскользь коснулась руки - из глубокой царапины тут же потёк алый ручеёк. Женщина уже даже не кричала, лишь тяжело вздрагивая, когда новые вспышки тока проходили через тело или ранили руки и ноги. Теперь стало понятно, почему всё вокруг красного цвета - так не была видна кровь.
- Пятый…
Жертва замерла, ожидая следующего удара, но вместо него пришло осознание того, что левая нога уже не слушается. Женщина перевела на ногу взгляд и глаза её испуганно расширились: от пальцев до колена вся кожа покрылась какими-то чёрными трупными пятнами, которые поднимались всё выше к бедру. Но и на этот раз желаемая смерть не пришла, а пятна остановились, не распространяясь дальше.
- Шестой… - мужчина поправил аккуратными пальцами воротник алой рубашки, а потом снова перевёл взгляд на свою жертву.
Женщину захлестнула невесть откуда взявшаяся волна и отбросила к противоположной стене. Почему-то вода не растеклась по всему залу, а лишь разлилась вокруг женщины. Новая волна накрыла с головой, а когда отошла чуть назад, жертва была уже по пояс скрыта водой. Бежать в сторону не было сил, она еле поднялась, пытаясь спастись от третьего вала, после которого над водой остались только голова и плечи. Когда четвёртая и самая огромная волна приблизилась, женщина просто закрыла глаза, надеясь, что на этот раз смерть таки заберёт её и спасёт от мучений. Вода проникла в горло, потом в лёгкие…
- Семь! - произнёс мужчина, громко сведя ладони.
Вода моментально исчезла, будто впиталась в красный ковёр, смыв с него пепел и невидимые пятна крови. Однако женщина уже не вздохнула.
Мужчина в алом подошёл к её телу, перевернул на спину и, брезгливо поморщившись, поцеловал в лоб. Она задёргалась в конвульсиях и вдруг широко раскрыла пустые глаза. Мужчина отошёл в сторону и обдал её серым дымом, который постепенно впитывался в тело.
Когда дым полностью поглотился телом, женская фигура всё так же лежала на полу. Вот только глаза - пустые и мутные - не были похожи на человеческие. В них мелькали сполохи мутного огня, а на лбу женщины горело фиолетовое пятно.
Мужчина радостно потёр ладони, любуясь делом рук своих, а потом снова приблизился к женщине и прикоснулся пальцем к фиолетовому пятну. После этого женщина поклонилась и беззвучно растаяла, а мужчина расправил плечи и спокойным шагом направился к выходу из зала. Пройдя по полутёмным коридорам, он незаметным движением открыл потайную дверь и вошёл в небольшую комнатку, освещённую горящим камином. В углу стоял письменный стол, рядом с ним - плетёное кресло. Больше в помещении не было ничего, кроме нескольких десятков потрёпанных книг в старинных кожаных переплётах. Взяв в руки одну из них, мужчина раскрыл её на нужной странице и начал читать. Потом он отложил книгу в сторону, придвинулся ближе к огню, закрыл глаза и откинулся на спинку кресла, что-то бормоча себе под нос.
Неожиданно встав на ноги, он снова взял книгу в руки, подошёл к камину и бросил её в огонь. Языки пламени обняли старый переплёт, но не причинили ни малейшего вреда. Казалось, мужчина даже не удивился. Он отодвинул кресло в сторону, выпрямился и начал громко говорить, глядя на книгу в камине:
- Я - принц Авалон, наречённый король астероида Эрура. Я нашёл семь людей и провёл каждого из них сквозь семь кругов ада. Я дал каждому силу одного из кругов и наделил мощью одной из семи планет. Я сделал их своими слугами.
Он на мгновение замолчал, а книга сама собой раскрылась посередине. Буквы засветились чёрным, а принц продолжил:
- Я взял твою власть и наделил своих слуг ею. Ты дала мне возможность свершить месть и забрать обещанное. Теперь ты можешь уйти.
Книга вспыхнула чёрным пламенем и растворилась, не оставив после себя ни горстки пепла. А огонь, как ни в чём не бывало, продолжал пылать в камине, постепенно угасая.
Авалон протёр рукой усталые глаза и вышел из комнаты. Обряд был закончен, а значит, теперь можно немного отдохнуть, чтобы завтра приступить к своему плану.
- А начну я, пожалуй, со снов… - задумчиво пробормотал он.
Когда фигура в красном одеянии исчезла за дверью спальни, эхо смеха ещё долго бродило под потолком тёмных коридоров…




Глава вторая.



Усаги нервно взглянула на часы - она опаздывала уже на пять минут, а лектор всё никак не заканчивал свой нудный рассказ о свойствах электромагнитных волн в упругой среде. Когда же он наконец закончил, Усаги незамедлительно сорвалась с места и вихрем помчалась к выходу. Спрыгивая с последней мраморной ступени, она слишком поздно заметила, что споткнулась о чью-то ногу. Громко приземлившись на асфальт, Усаги тихо охнула, как вдруг её заботливо подхватили чьи-то руки и приподняли над землёй.
- Ты как, Оданго? - обернувшись, Усаги увидела, что к ней взволнованно наклонилась Харука, а чуть в стороне стоит Митиру, держа в руках свою и Харукину сумки.
- Да вроде нормально… - неуверенно пробормотала Усаги, потёрла рукой ушибленное место и поморщилась от боли.
- Извини, я случайно! - Харука подала девушке её портфель. - Куда ты так торопишься?
- Ой! - Усаги даже подпрыгнула, вспомнив, что задержалась уже на целых десять минут. - Я не успеваю на курсы по английскому!
Харука вопросительно повернулась к Митиру, та улыбнулась, чуть заметно кивнула и направилась вдоль улицы. Харука подошла к проезжей части, где стоял её мотоцикл, и обернулась к Усаги.
- Тебя подвезти? - она улыбнулась и протянула ей шлем.
- Да! - Усаги быстро подбежала, села сзади и схватилась обеими руками за Харуку, но шлем не одела, пристегнув его к сиденью, после чего назвала нужный адрес. - Спасибо тебе.
- Да что уж… - мотоцикл резко тронулся с места, заглушив слова Харуки, а Усаги тихо взвизгнула от неожиданности.
Они двигались с максимальной разрешённой скоростью, и Усаги радостно улыбалась, когда встречный тёплый ветер теребил её чёлку и нежно гладил лицо. Раньше она нечасто ездила на мотоцикле - Мамору ей никогда не предлагал, всё время боялся, что с ней что-нибудь случится. Поэтому сегодня Усаги наслаждалась каждой минутой поездки, не переставая улыбаться и восторженно смотреть навстречу ветру.
- А можно быстрее? - она наклонилась к самому уху Харуки, чтобы та могла услышать её голос сквозь шум мотора и дороги.
Харука не ответила, а выехала на более пустую часть дороги и ещё прибавила скорости. Усаги пришлось наклониться к её спине, иначе ветер полностью бы запутал чёлку. Девушка теперь смотрела по сторонам, а там быстро мелькали редкие автомобили, зелень деревьев и неспешные прохожие. Усаги чихнула - короткие волосы Харуки, развеваясь на ветру, щекотали лицо.
Наконец Харука притормозила у обочины дороги, Усаги опустилась на тротуар и слегка покачнулась - так непривычна была твёрдая земля после стремительной езды.
- Спасибо! - улыбнулась она Харуке, попрощалась и быстро побежала, надеясь ещё успеть хотя бы на половину занятий.
Харука немного удивлённо смотрела вслед девушке, слегка нахмурившись и сведя брови к переносице. "Что это с ней? - подумала Хару, заведя мотор и направляясь домой. - Раньше Усаги боялась ездить быстро. Странная она какая-то… Изменилась…"

* * *

Придя домой после курсов, Усаги устало сняла обувь, поднялась в свою комнату и отбросила в сторону сумку. Упав на постель, она сладко потянулась.
- Хорошо, что в университете не дают задания на дом! - улыбнулась она и, ещё немного полежав, встала и направилась на кухню.
Оттуда доносился соблазнительный запах маминых блинчиков, которые так вкусно было есть с земляничным и вишнёвым джемом! Вся семья уже собралась за столом и ужинала, изредка перебрасываясь фразами. Странно, но даже Шинго не язвил, словно понимая, что Усаги сегодня не до шуток - суета дня навевала усталость и сонливость. Быстро поев и пожелав родителям спокойной ночи, Усаги умылась и снова направилась в свою комнату, но теперь уже для того, чтобы погрузиться в сладкие объятия сна.
Луна, наверное, сейчас боролась с Шинго за любимое кресло у телевизора, а потому не стала докучать Усаги своими вопросами. Девушка повесила одежду на спинку стула, стоявшего рядом с кроватью, надела пижаму и легла в постель. Часы показывали половину одиннадцатого, а утром нужно проснуться в семь.
- Зато завтра на курсы не надо… - зевнула Усаги и повернулась на левый бок, подложив под голову ладонь. - Погуляю с подругами… Или с Мамору…
На этом сон её сморил, и Усаги закрыла глаза.
Ей снился очень необычный и странный сон. Словно она стоит на чём-то тонком и остром, не в силах идти вперёд. Слева и справа была тёмная пустота, а вот впереди брезжил неяркий огонёк. Усаги чувствовала, что ей нужно к нему добраться, но сделать этого никак не могла. Неожиданно мрак немного рассеялся, и она поняла, что стоит на лезвии бритвы, а маленький сгусток света всё удаляется от неё.
Потом лезвие и свет исчезли, а на смену им пришло огромное васильковое поле, кроме которого вокруг не было ничего. На небе ярко сияло полуденное солнце. Почему-то она была в этом уверена - именно полуденное. Васильки чуть покачивались на несуществующем ветру, а солнечные лучи светили в лицо, но не обжигали, лишь слегка согревая.
Но и это видение вскоре исчезло.
Усаги ощутила вокруг себя странную силу, а окружающее пространство погрузилось в сумрак, в котором она не могла увидеть даже собственной руки. И тут неожиданно её словно накрыла волна звуков, чувств, запахов и вкусов, Усаги упала на гранитный пол, по которому в странной закономерности были вычерчены какие-то незнакомые символы и знаки.
Из тьмы выступила человеческая фигура. Усаги присмотрелась внимательнее и увидела молодого мужчину с правильными чертами лица и светлыми чуть вьющимися волосами. Он был одет в ярко-алые брюки и такого же цвета шёлковую рубашку, за спиной - красный плащ.
Его глаза, изумрудно-зелёные, глубокие и яркие, пронзительно смотрели прямо на Усаги, заставляя её почему-то краснеть. "Странный какой-то сон", - подумалось ей.
- А ты не спишь! - неожиданно заговорил незнакомец.
У него был тихий и довольно приятный голос, но в нём словно чувствовалась непонятная сила и ещё что-то, чего Усаги не смогла понять.
Девушка удивилась тому, что он угадал её немой вопрос, но тут же объяснила всё тем, что во сне может случиться всякое.
- Это не сон, принцесса! - снова заговорил мужчина и подошёл ещё ближе.
- Кто ты? - Усаги поднялась на ноги и протянула руку, чтобы стряхнуть пыль с пижамы, но поняла, что одета в платье принцессы Серенити.
- Вернее, не совсем сон… - он словно пропустил её вопрос мимо ушей. - Ты находишься в мире, который я создал специально для того, чтобы поговорить с тобой.
- Кто ты?
- Моё имя тебе ничего не скажет. Но, если хочешь, - он машинальным движением поправил воротник алой рубашки. - Меня зовут принц Авалон.
- Ты прав, - ответила Усаги, внимательно изучая его лицо. - Я тебя не знаю.
Авалон неожиданно рассмеялся, после чего указал рукой на что-то за спиной Усаги. Девушка обернулась и увидела невесть откуда взявшееся кожаное кресло, цвет которого был всё таким же ярко-красным, как и одежда принца. Проигнорировав предложение Авалона, Усаги всё так же вопросительно на него смотрела, готовясь задать ещё несколько вопросов. Но Авалон её опередил.
- Не имеет значения, где моё королевство и откуда я тебя знаю. Это всё слишком долго и нудно объяснять. Лучше попроси у своего Стража Времени почитать одну книжицу, в которой всё расписано доступно и понятно.
- Откуда ты знаешь про то, что у меня есть Страж? И что это за книга?
- Я всё про тебя знаю, принцесса, - хищно улыбнулся Авалон, заставив Усаги вздрогнуть. - А у Стража попроси Великую Книгу Судеб. Открой страницу девятьсот пятьдесят четыре, третий абзац сверху. Ты всё поймёшь.
Усаги продолжала ничего не понимать. Кто этот принц? Зачем ей какая-то книга? Что ему надо? Последний вопрос она высказала вслух.
- Я пришёл забрать то, что мне причитается, - снова улыбнулся принц, отходя немного назад. - Тебя.
- Что?! - вскрикнула Усаги, но принца уже не было, как и серого сумрака, алого кресла, да и самого сна.
Она сидела в своей постели, тяжело дыша и прижимая к груди дрожащие руки, а по спине её тонкими ручьями бежал холодный пот. Встав с кровати, Усаги нервно прошлась из одного угла комнаты в другой и остановилась возле большого, во весь рост, зеркала. Прислонившись лбом к холодному стеклу, она понемногу успокоилась.
Но тут в самой глубине зеркала ей привиделся маленький огонёк, точь-в-точь тот, который она видела во сне и к которому никак не могла приблизиться. Усаги прикоснулась к стеклу в том месте, где появилось светлое пятнышко - и резко отшатнулась, ударившись спиной о противоположную стену. Из зеркала на неё смотрел изумрудно-зелёным льдом глаз принц Авалон.
Ладонь девушки невольно потянулась к броши - Усаги готова была перевоплотиться. Но принц лишь усмехнулся, скривив идеальной формы губы, и исчез. Только издалека донёсся его тихий голос:
- Я ещё вернусь!.. - то, с каким выражением это было произнесено, почему-то показалось неуловимо знакомым.
Усаги всхлипнула и медленно опустилась на пол, не сводя глаз с зеркала. Она так и просидела до самого рассвета, когда в окно просочились лучи утреннего солнца, а будильник на столе начал свою надоедливую трель. Но сегодня Усаги была несказанно рада этому звону - с ним пришло утро, а значит, она может скорее выйти на улицу и постараться забыть всё произошедшее.
За завтраком она отмахивалась от Шинго, рассеянно улыбалась отцу с матерью и игнорировала Луну.
Выходя из дома, Усаги словила себя на мысли, что вспоминает адрес Сецуны. В её голове поселилось навязчивое желание увидеть ту книгу, о которой ей говорил ночной незваный гость.



Глава третья.



Усаги подошла к двери и нерешительно подняла руку к звонку. Всё здесь было для неё незнакомым - в гости к Сецуне раньше она не наведывалась, лишь в каком-то блокноте был карандашом записан её адрес. Усаги чувствовала себя неловко, без приглашения заявляясь в чужую квартиру. Но вспомнив слова принца Авалона, она решительно нажала на кнопку. За дверью послышалась приглушённая короткая трель, спустя несколько секунд - торопливые шаги, после чего дверь раскрылась и на пороге показалась Сецуна.
- Усаги? - Сецуна немного нахмурилась, не скрывая своего удивления, но тут же тепло улыбнулась и отошла в сторону, предлагая войти.
Сецуна сразу провела гостью в гостиную, где за столом сидели Митиру с Харукой и пили чай из небольших фарфоровых чашек. Рядом на большом красивом блюде лежали несколько пирожных, но Усаги на них даже не взглянула. Машинально отметив, что небольшая комната, оформленная в тёплых зеленоватых и бордовых тонах, выглядит очень уютной, она перевела взгляд на Харуку и Митиру. Рассеяно поприветствовав удивлённых её появлением девушек, Усаги резко повернулась к хозяйке. Тихим, но отчётливым голосом она проговорила:
- Сецуна, мне нужна Великая Книга Судеб.
Харука подавилась глотком чая, чашка в руках Митиру лопнула, а Сецуна выронила из рук фарфоровый чайник, который собиралась поставить на стол. Усаги испуганно посмотрела на Митиру, с пальцев которой на пол начали капать маленькие алые капли. Харука вздрогнула, словно очнувшись от какого-то полусна, и протянула Митиру носовой платок. Девушка приложила его к своей руке, после чего поднялась с дивана и приблизилась к Сецуне, которая всё так же неподвижно стояла напротив Усаги и смотрела на неё огромными глазами.
- Когда-то это должно было случиться… - тихо проговорила Митиру, положив дрожащую ладонь ей на плечо. - Ты сама ждала этого.
Сецуна глубоко вздохнула и обессиленно опустилась в кресло, приложив руки к глазам и откинув голову.
- Но я не знала, что это произойдёт так скоро… - пробормотала она, снова вздыхая.
- О чём вы? - Усаги вопросительно переводила взгляд с одной девушки на другую, ничего не понимая. Она не ожидала такой реакции на свою просьбу. Конечно, в глубине сознания сразу было понятно, что эта Книга не просто старый фолиант, но нечто важное. Однако Усаги даже не думала, что настолько.
Вместо ответа Сецуна поднялась на ноги и вышла в другую комнату. Усаги двинулась было за ней, но была остановлена жестом Митиру. Из соседней комнаты донёсся порыв ветра, словно там открыли окно или же… или же девушка перевоплотилась в воина. Прошло несколько томительно долгих минут ожидания, за время которых Харука и Митиру успели обменяться несколькими фразами, полностью игнорируя Усаги, а потом в гостиной появилась Сецуна, вернее, Сейлор Плутон. Она прижимала к груди огромный толстый том в кожаном ветхом переплёте. Удивительно, но Книга не выглядела хрупкой, хотя было ясно, что ей не один и даже не два века.
Неуловимое мановение руки - и одежда воина исчезла, уступив место повседневному костюму Сецуны.
- Отправлялась за ней к Вратам, - объяснила она, отвечая на немой вопрос окружающих, а потом указала Усаги на кресло.
Девушка последовала совету и опустилась на гладкий плюш, в ожидании не сводя глаз с потрёпанного тома, чувствуя, что в нём сокрыта великая сила. Сецуна села в кресло напротив, положив Книгу себе на колени. После чего в комнате повисло тяжёлое молчание, нарушаемое лишь частым взволнованным дыханием Усаги.
- Да объясните же мне, наконец, что всё это значит? - не выдержала Усаги, исподлобья глядя на Сецуну.
- Хорошо, слушай, - она глубоко вздохнула и начала. - Эта Книга существовала всегда. Она появилась вместе со всей Вселенной, поэтому и неизвестно, сколько ей миллионов или миллиардов лет. В этой Книге написано всё, что происходило, происходит и может произойти в любое время до самого Конца. В ней записаны судьбы каждого человека, их возможные переплетения и образы всякого будущего.
- Всякого будущего? - повторила Усаги. - Но разве…
- Будущее может меняться в зависимости от самых разных факторов, - ответила Сецуна на незаконченный вопрос. - Поэтому и линий судеб очень много, поэтому и сложно предугадать будущее. Но есть некоторые события, которые произойдут с человеком обязательно. Например, в Книге сказано, что Серебряное Тысячелетие будет поглощено Тьмой, но из Тьмы спасётся принцесса. Могло быть много разных путей, как, когда и зачем Тьма поглотит Серебряное Тысячелетие, но в любом из вариантов обязательно выживет принцесса, то есть, ты. Таких случаев, когда что-то произойдёт обязательно, очень мало, примерно один на миллион. Обычно бывают несколько вариантов, как могут протекать события.
- А зачем она нужна? - спросила Усаги, которую всё больше и больше интересовала эта странная Книга. - Чтобы предотвращать будущие беды?
- Нет, ни в коем случае! - возразила Сецуна, продолжая своё повествование. - Никому не разрешается увидеть будущее. А Книга нужна для того, чтобы постигать пророчества прошлого.
- А как они все умещаются в ней?
- Магия, - теперь Сецуна небрежно отмахнулась. - Книга покажет именно то, что ты хочешь увидеть. Или то, о чём подсознательно думаешь, чего желаешь или боишься.
Усаги на несколько секунд задумалась, потом решительно повела плечами и попросила Сецуну дать ей Книгу.
- Ты уверена? - спросила Сецуна, нехотя вкладывая толстый том в дрожащие от волнения руки девушки. - Это может закончиться не слишком-то благоприятно…
- Я понимаю. - Усаги вздохнула и открыла том почти посередине.
Бумага на ощупь была очень шершавой и хрупкой, словно вот-вот рассыплется в пыль, стоит лишь неловко пошевелить рукой. Вспомнив слова ночного гостя, Усаги начала перелистывать страницы, ища глазами число девятьсот пятьдесят четыре. Отыскав нужную страницу, Усаги пробежала глазами сразу к третьему абзацу и начала читать.
- "И взрастит Луна Королеву Серенити. И придёт к ней король, дабы составить с нею союз великий. И если откажет королю она, то родится у ней дочь, а у короля - сын. И суждено этим детям слиться воедино, дабы образовать государство великое под властью рода Авалон…" - Усаги заметно побледнела, когда дочитала до этих строк. Реакция трёх девушек была примерно такой же - все они сжали руки так, что пальцы побелели, и в молчании смотрели на Усаги, которая, сглотнув, всё-таки продолжала. - "…Если же мать откажет свершиться судьбе, то дочь её станет Воином, Принцессой и Королевой. Но ещё до восшествия её на трон судьба должна будет найти её - и принц, когда-то отвергнутый матерью, придёт за обещанным. И прольётся кровь людская во имя силы рода Авалон. Из семи мучеников родятся семь отражений, пройдя через семь кругов Ада. Настанет час мести и час изменения предначертанного. И в руках принцессы окажется судьба её и миллионов людей."
Усаги заметила, что по её лбу катятся струйки холодного пота, соскальзывают со щёк и срываются на страницы Книги. Но странные чернила не расплываются, а капли, только успев упасть, исчезают, словно моментально впитываясь в страницы. Усаги поняла, что дальше читать не в состоянии и захлопнула Книгу, но всё так же продолжала сжимать её в холодных руках, не решаясь поднять глаза. Когда Сецуна тихо подошла к ней и положила руку на плечо, Усаги нервно вздрогнула, но всё же посмотрела на девушку. В глазах Сецуны она увидела те же переживания, которые испытывала сама.
- Не волнуйся, - попыталась успокоить её Сецуна. - Не воспринимай всё дословно. В Книге слишком много иносказаний, которые зачастую слишком впечатляют. На самом деле всё не так плохо.
Сецуна даже попыталась сочувственно улыбнуться, но это у неё не вышло. Харука и Митиру тоже неудачно подбадривали Усаги, а она всё ещё молчала, переводя огромные глаза с одной девушки на другую.
- Он был прав… - пробормотала она, поднимаясь с кресла.
- Кто? - хором переспросили остальные, но Усаги уже выбежала из комнаты, бросив Книгу на кресло. Сецуна попыталась было пойти за ней, но входная дверь уже хлопнула, оставив трёх девушек в недоумении смотреть друг на друга.

* * *

Усаги бежала по улице, никого и ничего не замечая вокруг. Сейчас её заботило только одно - поскорее вернуться домой и попытаться как-нибудь увидеть принца Авалона. Как? Девушка не знала, её заботила только цель, а не то, как её можно достигнуть. Почему-то казалось, что стоит ей только пожелать, как Авалон сам явится по её зову. Усаги как раз пробегала мимо игрового центра, как вдруг столкнулась с каким-то мужчиной, выходящим из "Короны", рассеянно извинилась, поднимаясь с асфальта, и только потом поняла, что этот человек - Мамору.
- Привет, Усако! - он улыбнулся, подавая ей руку. - Куда ты так торопишься?
- Я? - Усаги как-то растерянно смотрела на него, словно не понимая, кто перед ней стоит. Но через секунду она пришла в себя и улыбнулась. - Привет, Мамо-тян! Я домой.
- Тебя подвезти? - Мамору кивнул на стоящий рядом мотоцикл, а девушка согласно кивнула и направилась к нему.
Мамору настоял, чтобы Усаги обязательно надела шлем, хотя ей этого совершенно не хотелось, а потом сел и мотоцикл двинулся с места. Во время езды Усаги никак не могла оторваться от мыслей о Книге Судеб, она словно видела перед глазами этот толстый фолиант с витиеватыми буквами на хрупких страницах.
Усаги встряхнулась, стараясь отогнать тяжёлые мысли, и попросила Мамору прибавить скорость - очень хотелось, чтобы в лицо ударил успокаивающий ветер и снял с души неприятные воспоминания. Но Мамору покачал головой, сказав, что не хочет подвергать её опасности, и даже немного снизил скорость. Усаги вспомнила, как недавно ехала на мотоцикле с Харукой… Девушка улыбнулась, вспомнив то чувство безграничной свободы, которое охватило её, когда мотоцикл с огромной скоростью проезжал по серой дороге мимо магазинов, домов и людей.
Остановившись около дома семьи Цукино, Мамору помог Усаги подняться с сиденья и, улыбнувшись той знакомой улыбкой, которую девушка так любила, предложил вечером прогуляться.
- Извини, я не могу, Мамо-тян, - ответила ему Усаги, поправляя складки юбки, смявшейся во время езды. - мне надо готовиться к завтрашним занятиям.
- Занятиям? Разве в Университете теперь задают домашние задания? - удивился Мамору, посмотрев на неё.
- Это для курсов английского, - объяснила Усаги, помахала ему рукой и развернулась в сторону дома.
- А разве ты ходишь на курсы? - ещё больше удивился Мамору, но ответа уже не дождался, потому что Усаги скрылась за дверью дома. - Странная она какая-то…
А девушка зашла в дом, прислонилась спиной к двери и устало закрыла глаза. Меньше всего ей сейчас почему-то хотелось разговаривать с Мамору. Он бы, конечно, сразу заметил, что с ней что-то не так, начал бы расспрашивать, а у Усаги не было настроения рассказывать ему о Книге и о своих снах. Разувшись, она незаметно для матери, которая хозяйничала на кухне, проскользнула на второй этаж в свою комнату. Плотнее прикрыв дверь, она оглянулась в поисках чёрной кошки. Но Луны в комнате не оказалось, наверное, гуляет где-нибудь или читает очередную лекцию несчастному Артемису. Усаги подошла к большому зеркалу и остановилась перед ним, устремив взгляд вглубь блестящего стекла. Она была уверена, что Авалон должен прийти… И уж тогда она задаст ему несколько вопросов! Но ничего не происходило. Усаги наклонилась ближе к зеркалу, прислонившись лбом к его прохладной поверхности. Постояв так несколько секунд, она вздохнула и отвернулась, но не смогла сдвинуться с места. Оглянувшись на зеркало, она с ужасом увидела, что её левая рука почти по локоть находится за той гранью, которая отделяла стекло от воздуха. Глаза девушки расширились, когда в глубине отражения появилось улыбающееся лицо принца Авалона, а его ладонь прикоснулась к её дрожащим пальцам. Авалон схватил Усаги за руку и потащил в зеркало. Девушка была не в силах ни кричать, ни сопротивляться, словно принц подчинил себе всю её волю, все движения и чувства.
Усаги упала на твёрдый пол, тяжело дыша и всё так же испуганно глядя на молодого человека, который смотрел на неё, высокомерно улыбаясь тонкими губами. В глазах же его не было и намёка на улыбку, они оставались спокойными и холодными.
- Ты хотела меня видеть? - вопрос принца прозвучал скорее как утверждение. - Я же говорил, что мы ещё встретимся… Правда, не думал, что ты сама захочешь этого так скоро. Ты ведь уже прочла пророчество в Книге, верно?
Усаги встала, не желая, чтобы он продолжал смотреть на неё свысока, и утвердительно кивнула. Постаравшись успокоиться, она спросила у Авалона:
- Так что тебе от меня нужно? - голос показался ей самой чересчур дрожащим, но она подавила в себе страх и повторила свой вопрос уже громче.
Принц неискренне рассмеялся, заставив Усаги вздрогнуть, а потом приблизился к девушке и взял её за руку. Она попыталась вырвать ладонь, но Авалон сжал её, поэтому Усаги ничего не оставалось, как только смириться.
- Неужели ты так ничего и не поняла? Даже прочитав Книгу Судеб? - Авалон снова иронично усмехнулся, скривив идеальные губы. - Твоя судьба - быть моей.
- Да ни за что! - вскрикнула Усаги, всё-таки вырвав ладонь из его руки. - Ты спятил!
Она со злостью посмотрела на этого человека, который равнодушно наблюдал за её вспышкой ярости.
- Вот так ты больше похожа на принцессу, - улыбнулся он. - Ты будешь мне достойной супругой.
- Ты…ты… - Усаги не могла найти слов, только смотрела на него, сжав кулаки и уже жалея, что несколько минут назад подошла к зеркалу.
- Ты ведь сама видела, что написано в Книге. Это твоя судьба. И я приложу все усилия, чтобы она свершилась. - принц провёл рукой по волосам девушки, а она резко отвернулась, стараясь отстраниться от его руки. - Но и это ещё не всё. Сначала я отомщу…
- Мне? За что? - Усаги теперь просто удивилась, огромными глазами глядя на Авалона.
- О, нет, местью тебе будет наше супружество! - после этих слов Усаги снова нахмурилась. - Теперь же я займусь твоими воинами-хранителями. Как их называли в Серебряном Тысячелетии? Сейлор-воины?
- Но за что? - тихо выдохнула девушка, а в её сердце поселился холод ужаса и страха за своих людей. Она была уверена, нет, она просто знала, что слова принца вполне можно воспринимать всерьёз - он действительно сделает то, о чём говорит.
- Когда-то давно они причинили мне и моему отцу много неприятностей. Как, впрочем, и твоя мать. Но она была чересчур царственной, поэтому лишь единожды снизошла до того, чтобы самолично воспользоваться силой, данной ей серебряным Кристаллом. Обычно она поручала это им, сейлор-воинам, которые уничтожили добрую половину войска Авалон. - принц замолчал на секунду, а потом, вспомнив о чём-то, сжал кулаки с такой силой, что костяшки пальцев побелели. - Они убили моего отца…
- Твоего отца?..
- Да, короля Авалона… Они убивали его медленно и мучительно… Мой отец был величайшим магом! - принц тщеславно улыбнулся. - Он доставил им много проблем. Но всё-таки их было больше. И они уничтожили его. А потом ещё твоя мать со своим Кристаллом!
- Но… но…
- Я отомщу им! - принц хищно сверкнул глазами и схватил Усаги за руку. - И начну это делать прямо сейчас!
Девушка не успела даже прикоснуться к своей броши, как вдруг её тело опутали какие-то прутья, лишив возможности двигаться. Она не могла пошевелиться, только испуганно смотрела на Авалона, который любовался делом рук своих.
- Что ты собираешься делать? - страх за друзей заставил Усаги забыть о страхе за саму себя.
- Я позову их к себе в гости! - принц расхохотался и исчез, оставив девушку в полном одиночестве висеть, связанной прутьями, среди тьмы и небытия.
- Авалон! - закричала Усаги, пытаясь вырваться из тисков. - Не смей! Авалон!
Ответом ей послужила лишь тишина.


далее

 

На главную
Фанфики