http://yoyashop.ru/ купить детские коляски и автокресла.

 

ПРОСТО ПОДОЖДИ МЕНЯ
 


 

Автор: Усаги Цукино
 


Среда, 10 апреля 1912 года, 10.57.
В порту Саутгемптон было яблоку негде упасть. Казалось, что сюда съехалось, сошлось, сбежалось полгорода, если не больше. Богачи и бедняки, нищие и попрошайки, торговцы и хозяева лавок - все смешались воедино, и уже не было возможности разобраться, где здесь кто. Полицейские давно махнули рукой на толпу зевак, стоящую за ограждением у края причала, и во все глаза смотрящую на огромное судно, которое как раз собиралось отплыть. Почти все пассажиры взошли по трапу на палубу и уже медленным шагом прогуливались в верхней части судна, поглядывая на стоящих внизу с некой долей пренебрежения. Только некоторые пассажиры третьего класса ещё перетаскивали свои вещи с причала по протянутому трапу, поторапливаемые работниками порта.
Мимо них прошёл высокий молодой брюнет в дорогом красивом тёмно-бордовом костюме. Служащий, смекнув, что перед ним явно запоздавший пассажир первого класа, начал ещё громче поторапливать небогатых путешественников, чуть не силком толкая их на трап. Представительный молодой человек, на удивление служащему, подал руку споткнувшемуся небрежно одетому парню, улыбнулся ему, а потом поднялся по трапу, ничуть не брезгуя обществом пассажиров третьего класса. Служащий немного удивлённо посмотрел ему вслед, а потом вернулся к своей работе, продолжая подгонять людей.
Сквозь толпу зевак неизвестно как проехал дорогой чёрный автомобиль, шофёр притормозил почти у самого трапа. Из открывшейся двери на свет появилась красивая девичья ножка в тёмно-синей туфельке на небольшом каблучке, после чего из автомобился вышла и её обладательница - красивая хрупкая девушка, одетая в нежно-голубое платье и такую же широкополую шляпку, которую тут же унёс сильный ветер. Девушка, вскрикнув, попыталась словить свой головной убор, но, поняв бессмысленность затеи, повернулась в сторону судна. Её длинные, ниспадающие почти до колена, чуть волнистые золотые волосы сказочной пеленой скользнули на плечи, дерзкие небесного цвета глаза отыскали взглядом трап. Девушка обернулась к своей спутнице, высокой богато одетой женщине лет пятидесяти, которая следом за ней вышла из автомобиля, и обняла её.
- Спасибо, тётушка! - донёсся до близко стоящих людей чудесный голос девушки, похожий на звон весенних колокольчиков. - Мне очень понравилось в Лондоне!
- Двери моего дома всегда открыты для тебя, милая, - улыбнулась женщина. - А теперь иди, Серена, тебя никто не будет ждать… Удачного путешествия!
- Спасибо! - Серена поцеловала тётушку в щёку, кивнула рыжему мальчишке, который уже отнёс её вещи на палубу, и поднялась по трапу наверх.
Уже стоя на палубе и пытаясь одержать верх над ветром, который постоянно пытался запутать её чудные волосы, девушка видела, как последние служащие поднялись по трапу, как его убрали и закрепили верёвкой.
Был уже почти полдень, когда раздался звон сигнального колокола, долгим эхом разнёсшийся над Саутгемптонским заливом. Эхо судового гудка известило всех собравшихся, что судно выходит в плавание.
Серена почувствовала, как под её руками, которые она опустила на оградительные перила по краю палубы, завибрировал корпус. "Значит, двигатель пришёл в действие…" - подумалось девушке.
- Отдать швартовы! - прокричал кто-то чуть в отдалении.
Серена увидела, как недалеко от места, где она стояла, несколько матросов исполнили приказ. Длинный корпус судна начал сантиметр за сантиметром отдаляться от причала. Только сейчас девушка поняла, насколько всё-таки огромен этот корабль, насколько велик и величественен. Казалось, каждый сантиметр, на который судно постепенно отдалялось от земли, давался ему с неизмеримой тяжестью. Серене вдруг показалось, что оно вот-то затонет, не успев даже выйти в море - слишком уж оно огромное и тяжёлое. Но всё было в порядке, к постоянной вибрации девушка начала уже привыкать, а корабль двигался медленно, но ровно.
- Береги себя! - прокричала тётушка, казавшаяся отсюда маленькой и совсем даже не респектабельной.
- До свидания! - помахала рукой Серена, думая, что всё-таки замечательно провела время и ничуть не жалеет, что несколько недель назад решилась отправиться в путешествие.
Тётушка ещё минуту постояла на причале, махая Серене ладонью в кожаной перчатке, после чего подошла к дверце автомобиля, которую перед ней услужливо распахнул шофёр, и села. Автомобиль тронулся с места, с трудом двигаясь среди огромного числа провожающих, служащих и просто зевак.
Серена медленно прошлась по палубе, где оживлённо беседовали другие пассажиры первого класса, явно довольные тем, что судно наконец вышло в море. Девушка поёжилась от холода - всё-таки апрельский ветер в Англии не отличается особым теплом, а она к тому же довольно легко одета…
Она нашла свою каюту-люкс довольно легко - та располагалась ближе других к передней части корабля. Серена, поднимаясь по ступеням, мучительно пыталась вспомнить, как же называется эта самая часть.
- Киль? Или корма? - бормотала Серена, отпирая дверь каюты. - Нет, киль - это какая-то штука, котороя через всё днище проходит… Тогда корма. Нет, корма - это задняя часть судна. Или просто нос? Хммм…
Поняв, что она всё равно сейчас не вспомнит это слово, девушка, прошла в свою каюту, краем глаза отметив, что её вещи аккуратно стоят недалеко от входа в холл, который, надо сказать, был очень большим. Чуть дальше девушка увидела дверь в спальню.
- И зачем на корабле делать такие огромные комнаты? - спросила она у стен, с удивлением заметив в углу холла настоящий камин. - Это уже перебор…
Серена родилась и выросла в семье успешного предпринимателя, который к тридцати годам разбогател настолько, что числился одним из десяти самых богатых людей мира. Однако его жена, будучи женщиной старых нравов, воспитала свою дочь так, что девушка не разделяла людей на бедных и богатых. Когда мать Серены умерла, а девочке в то время исполнилось только одиннадцать лет, отец долгое время не мог прийти в себя, ожесточился и почти не обращал внимания на дочь. Больше пяти лет девочка росла практически одна, под присмотром лишь старой гувернантки, любившей Серену, как родную дочь, и нескольких учителей, с которыми она по нескольку часов в день учила физику, математику, иностранные языки и многое другое. Серену радовало только общение с единственной подругой, живущей в именье по соседству. Родители Молли, а так звали эту девочку, были не настолько обеспеченными, как отец Серены, поэтому то, что их чадо дружит с дочерью столь влиятельного человека, несомненно льстило их самолюбию. Отцу же Серены было всё равно, с кем она дружит. Одета, обута, накормлена, здорова - вот и хорошо.
Серена долгое время обижалась на отца за то, что он не уделяет ей внимания, не поддерживает беседу, когда она начинает что-то говорить во время завтрака. Однако став немного взрослее, Серена поняла поведение отца и простила его. Однажды она, вспылив, подбежала к отцу и, схватив его за плечи, вскричала, что он её совсем не любит, раз так себя ведёт. Девушка ужаснулась, когда увидела ту боль, которая появилась во взгляде этого сильного человека, когда он только взглянул на неё.
- Ты так похожа на неё… - прошептал он, проведя ладонью по щеке, после чего развернулся и ушёл прочь, не сказав больше не слова.
Да, Серена знала, что действительно очень похожа на маму, но она и представить себе не могла, что отец настолько любил свою жену, что даже воспоминания о ней доставляли ему боль.
С того самого дня Серена перестала постоянно попадаться на глаза отцу, приняв неизбежность его отношения. Конечно, он её любит! Ведь она его дочь. Но любовь к умершей жене всё-таки была гораздо сильнее, чем к живой дочери… Серена забыла обиду на отца и стала мечтать о том, что когда-нибудь узнает то чувство любви, которое царило между её родителями.
Когда девушке исполнилось восемнадцать, отец неожиданно попросил её зайти к нему в кабинет. Девушка, удивившись такому событию, быстро поднялась на второй этаж, прошла по коридору и, остановившись у резной двери, тихонько постучала.
Отец открыл дверь сам, проводил девушку в комнату и усадил в мягкое кресло, после чего присел рядом с ней и… извинился. Он говорил долго, рассказывал про то, как любил мать Серены, как был убит горем, когда она скончалась, как не мог даже смотреть на дочь, потому что она взяла от матери самые лучшие свои черты и была так похожа на неё…
Потом отец улыбнулся и пообещал, что больше этого не повторится и что он ещё заслужит прощение за все те годы, которые Серена провела без отцовской любви.
- Кстати, родная, у тебя ведь сегодня день рождения! - обнял он её.
Серена и забыла об этом… Отец сделал ей щедрый подарок - кругосветное путешествие с посещением крупнейших европейских столиц и древнейших городов Азии и Африки. Девушка звала с собой свою подругу Молли, но та, очень извиняясь, всё-таки отказалась: у неё как-раз начался роман с сыном соседнего лорда - молодым человеком, носящим огромные круглые очки, выглядящие нелепо и смешно, постоянно попадавшим во всякого рода неприятности, но всё-таки "таким милым и добрым", как говорила о нём Молли.
Серена, порадовавшись за подругу и сожалея, что у неё нет молодого человека, отправилась в путешествие одна, впрочем, потом поняв, что жалеть не стоит. О, где только она не побывала! Она видела Великую Китайскую стену, плыла на лодке по реке Ганг, прогуливалась мимо пирамид в Гизе, слышала песни тибетских лам, гуляла по Пикадили и любовалась архитектурой в сказочной Венеции, наблюдала за сбором винограда во французской Шампани, очаровывалась белыми ночами в Петербурге и королевским конным парадом в Лондоне, когда гостила у тётушки. А теперь…
Теперь её путь лежал через Атлантический океан на этом огромном судне - и в Нью-Йорк, где её встретит отец, отвезёт домой, в родное и любимое с детства имение. Там она снова встретится с Молли, погуляет у неё на свадьбе и будет жить. Да, обязательно на свадьбе! Серена почему-то была совершенно уверена, что новое увлечение скромной Молли не закончится так же бесславно, как некоторые другие.
Но всё это через несколько дней. Плавание было рассчитано на неделю или что-то около того, так что Серена решила всё это время расслабиться и просто наслаждаться путешествием.
Серена устало повела плечами, улыбнулась и с тихим взвизгом запрыгнула на огромную кровать, стоявшую посреди спальни.
- На… такой… кровати… впору… играть… в гольф… а не спать… - говорила сама себе Серена, прыгая на толстом матрасе. - Уффф…
Девушка упала на подушку, закрыла глаза, желая немного отдохнуть, и почти тут же провалилась в сон.
Когда Серена проснулась, стрелки на часах показывали гораздо больше времени, чем когда девушка прилегла, сообщая ей о том, что уже давно наступила вторая половина дня. Встав, Серена разложила те свои вещи, которые ей могли здесь понадобиться, в специально отведённый шкаф, стоящий в комнате, после чего привела себя в порядок. Девушка переоделась в более тёплое платье, собрала волосы в косу и закрепила на затылке, надела новую шляпку взамен той, которую унесло ветром на пристани, и, накинув на плечи шерстяную шаль, вышла из каюты.
Судно проходило Ла-Манш. Дул слабый ветерок, и море оставалось практически спокойным, казавшись синей гладью с отдельными небольшими кусочками пены-облаков. Солнце заливало палубу для прогулок пассажиров первого класса, однако было довольно прохладно. Впрочем, это не мешало дамам и господам удобно расположиться в шезлонгах, укрывшись тёплыми пледами. Кто-то читал книги или газеты, кто-то разговаривал, обсуждая плавный ход корабля, кто-то просто дремал, укачанный постоянной вибрацией судна.
Серене не хотелось сидеть на месте. Она не понимала этих людей. Как можно спать, когда рядом такая красота! Небо, солнце, ветер, море! Всё вокруг наполняло тело потрясающей энергией, сумасшедшим чувством свободы, от которого хотелось расправить вольные крылья и взлететь в небо…
Серена усмехнулась своим мыслям и направилась вдоль по палубе, стараясь не помешать сонному царству, царившему здесь. Девушка вышла на носовую часть палубы (да, всё-таки это называется носом судна!) и подошла к самому её краю, оперевшись о резные перила, опоясывающие весь корабль, чтобы никто, не дай бог, не упал в воду.
Вода внизу искрилась и сверкала, отражая солнечные лучи, которые в таком обилии посылало дневное светило с небес. Серена прикрыла глаза, улыбаясь и глядя вперёд. С этого места казалось, что она здесь одна и нет никого вокруг - ни тех полусонный дам и господ, ни шумных матросов - никого. Только она и ветер, и море, и небо…
Серена толком и не заметила, как это произошло, но всего в нескольких метрах от обшивки корабля из воды показалась серая спина дельфина. Серена ещё больше нагнулась вниз, стараясь рассмотреть это чудное существо поближе.
- Ой, а там ещё! - восторженно прошептала она, устремив свой взгляд на воду.
Наверное, девушка чересчур сильно наклонилась. Её нога скользнула в сторону, центр тяжести переместился, а Серена с ужасом поняла, что через мгновение окажется внизу. Разумеется, никто не успеет её спасти, её затянет под винт, а там - всё… И прощай, отец, Молли и вообще жизнь.
Чья-то рука удержала Серену за плечо, не дав упасть. Почувствовав под ногами твёрдость и надёжность палубы, девушка глубоко вздохнула и тихо сказала спасибо, всё ещё не поднимая глаз на своего спасителя и поправляю шляпку, которая съехала ей на лицо.
- Осторожнее надо быть, сударыня, - проговорил глубокий мужской голос, после чего его обладатель удалился.
Серена, справившись со шляпкой, взглянула ему вслед, но увидела только, как высокий брюнет в красивом тёмно-бордовом костюме спускается по лестнице, ведущей в ресторан. Снова вздохнув, девушка посмотрела в воду, но дельфины тоже исчезли, как и её спаситель.
Пока не стемнело, девушка просто гуляла по палубам, спускаясь и поднимаясь по ступеням, разглядывая и всем интересуясь. Она была и на палубе для пассажиров второго класса, которая значительно уступала по внешнему облику тем хоромам, которые были устроены наверху, откуда пришла Серена. Ступени вели ниже - к третьему классу, но девушка туда решила не ходить. Слишком уж недобропорядочным показалось ей лицо средних лет мужчины, поднявшегося оттуда и рассматривающего Серену так, будто она была товаром на ярмарке.
Ближе к вечеру, когда солнце уже зашло, а на небе начали появляться первые звёзды, здесь, в море, казавшиеся ослепительно-яркими и очень большими, на судне включили иллюминацию, а в ресторане для первого класса заиграла музыка. Серена поняла, что успела проголодаться, а потому вернулась в свой номер и переоделась для ужина. Внутри помещений было тепло, а ей предстояло совсем немного пройти по коридору, поэтому девушка решила не надевать на этот раз шаль. Серена выбрала из своего гардероба красивое, но скромное вечернее платье нежно-голубого цвета, которое отлично подчёркивало цвет её и без того выразительных глаз. Длинные рукава облегали тонкие девичьи руки, на талии завязана тёмно-синяя лента - Серена казалась в этом наряде сказочной феей, сошедшей со страниц доброй волшебной книги. Серена вышла из комнаты и направилась в ресторан.
Девушка недоумённо обернулась, когда прошедший мимо неё представительный пожилой господин тихо присвистнул, отчего получил изрядную долю оскорблений со стороны своей жены. Серена, будучи девушкой очень скромной, какой её воспитала мать, никогда не считала себя красавицей, максимум - привлекательной, но не более того. Хотя неудивительно, что остальные думали иначе.
Девушка отличалась от других не только истинной внешней красотой, но и внутренней чистотой, невинностью и какой-то обворожительной изысканностью, которая проявлялась в её речи и во всём остальном, даже, например, в походке и осанке. Девушка была весьма умна - получив отличное воспитание дома, она продолжала учиться сама, много читала и могла поддержать беседу практически на любую тему. Но мы отвлеклись… Да, Серена была безусловно красива! Но не той красотой, которая заставляет мужчин сходиться на дуэлях в страстном желании обладать яркой розой. Она была красива так, что хотелось беречь её, как весенний ландыш или подснежник - хрупкий маленький цветок, нежный и безмерно милый. Длинные чуть волнистые золотые волосы, в которых, казалось, собран весь свет полуночной луны, и глаза цвета весеннего неба делали девушку похожей на ангела, сошедшего на грешную землю.
Серена зашла в помещение ресторана, прошла к отведённому для неё столику и села, взяв в руки меню. Обилие блюд ещё больше поддерживало впечатление, что это вовсе не корабль, идущий по морю, а самый что ни на есть "земной" ресторан, причём, отличающийся огромнейшим выбором. Тут и французская, и итальянская кухни, и что-то азиатское, и русское - выбор по меньшей мере большой, если не сказать безграничный.
Серена никогда не ела особо много, да и привередливостью не отличалась… Девушка заказала себе овощную лазанью по-милански, печёные тарталетки, бокал лёгкого десертного вина, а на сладкое - вишнёвое мороженое и апельсиновый сок. Официант, удостоверившись, что это всё, отправился в помещение, где готовилась еда, а всего через несколько минут вернулся, неся на подносе лазанью, тарталетки и небольшой хрустальный бокал.
Судя по всему, Серена чуть ли не единственная заказала так мало. Все столы, куда только не падал взгляд девушки, были заставлены таким количеством еды, что хватило бы на роту очень голодных солдат. И ладно, если бы за столом сидела большая семья! Но когда один-единственный пожилой господин собирается съесть за раз утку по - пекински, спагетти, три салата, огромного омара и ещё гору разной еды, это наводит на определённые размышления.
Но Серена решила не думать ни о чём сегодня вечером, а просто насладиться прекрасным ужином, букетом вина и тихой музыкой, льющейся из середины зала, где на небольшом возвышении играл оркестр.
Уже доедая мороженое (Серена как раз дожёвывала красную вишенку), девушка увидела, что за соседним столиком ужинает тот самый человек, который спас её сегодня от плавания в холодной воде и неминуемой смерти. Она узнала его по цвету волос и костюма, а ещё по осанке - горделивой, но не высокомерной, которая может быть только у достойных людей, а Серена была уверена, что человек, спасший её, не может быть недостойным.
Молодой мужчина чуть повернулся и теперь сидел к Серене вполоборота, она даже могла рассмотреть его лицо, насколько это позволяло расстояние.
Прямой нос, мужественный подбородок, красивые черты… Цвет глаз отсюда Серена не смогла различить, но и без того почувствовала, как её щёки покрываются румянцем, стоит только посмотреть на этого человека.
Доев последнюю ложечку мороженого, Серена поднялась и направилась к столику, за которым сидел её недавний спаситель. Судя по всему, он здесь один и к тому же уже почти доел, так что она ему не очень помешает. Когда девушка уже почти подошла к нему, под ногой что-то хлюпнуло - наверное, разлитый кем-то соус - Серена, поскользнувшись, упала и неловко задела плечом стол. Недопитый бокал красного вина, стоявший возле тарелки, упал на скатерть, но на самого мужчину, кажется, ничего не попало.
Серена готова была сгореть на месте от стыда.
- Извините… - прошептала она, опустив голову.
Сейчас он назовёт её неловкой и начнёт ругаться. Красивые люди часто оказываются до безумия грубыми. А как Серене не хотелось разочаровываться в этом человеке!
- С вами всё в порядке? - заботливо поинтересовался уже знакомый голос.
Серена увидела перед глазами протянутую руку, положила на неё свою ладонь, после чего молодой человек помог ей встать. Девушка решилась-таки поднять взгляд и тут же встретилась с глазами мужчины. Синими глазами. Такими же глубокими, как и море. Такими же тёплыми, как и солнце. Такими же нежными, как и ветер.
- Да, со мной… всё в порядке… - медленно проговорила Серена, моля, чтобы кто-нибудь бросил ей спасательный круг и вытащил из омута этих глаз. - Благодарю…
- Позвольте, я провожу вас, - произнёс молодой человек, на что она только кивнула.
Мужчина кивнул официанту, после чего предложил девушке взять его под руку и повёл её к двери. Когда они вышли, молодой человек снова спросил:
- Вы уверены, что всё хорошо? Может, будет лучше, если вы ненадолго присядете?
Серена согласно кивнула и опустилась на длинную скамью, проходящую вдоль палубы. Сейчас здесь больше никого не было, видимо, все либо ужинали, либо курили в специально отведенной комнате, либо уже пошли спать. Девушка вдохнула полной грудью свежего воздуха, радуясь тому, что здесь, где не было ярких ламп, не видно, как покраснело её лицо.
"Что же это со мной?" - вопрошала девушка саму себя и не могла дать ответ. Так волноваться от одного только вида человека, которого она видела всего два раза в жизни, да и то не смогла толком рассмотреть?
А тот самый человек, которым были заняты мысли Серены, безмолвно смотрел на девушку, поражаясь тому, как она хороша. Чуть растрёпанные волосы, небрежно убранные за спину и скреплённые синей лентой, которая позволила нескольким волнистым прядям соскользнуть на правильно очерченное лицо… Небесно-голубые глаза, блестящие и искристые, сейчас немного взволнованные… Алые губы, не испорченные косметикой, как это любят делать молодые особы. Во всём её облике читалось что-то неземное… А её голос? Он услышал его, когда она тихо извинилась ещё там, в ресторане. Он прозвенел, как полевой колокольчик ранним утром…
- Я… - проговорила девушка, подняв на него свои очаровательные глаза. - Я хотела извиниться за то, что испортила вам ужин.
Ах, какой взгляд! Ангел небесный не обладает таким взглядом, как она!
- Что вы, ничего страшного! - улыбнулся он, на что девушка чуть покраснела, что было заметно даже в не очень ярком свете. - К тому же я как раз закончил, так что вы вовсе не помешали.
- Это ещё не всё, - продолжила она. - Я к вам целенаправленно шла.
Его брови скользнули вверх, демонстрируя удивление.
- Я хотела поблагодарить вас, - сказала она, трогательно и немного по-детски теребя складку платья своими тонкими красивыми пальчиками.
Ему почему-то представилось, как эти пальчики скользят по его волосам… Молодой человек усилием воли отогнал видение и спросил:
- Поблагодарить? За что?
- Я сегодня днём чуть не упала в воду. А вы меня спасли.
- Так это были вы? - он улыбнулся. - Простите, я не узнал вас. Тогда вы были в шляпке, которая весьма некстати сползла вам на лицо.
"На ваш чудный чуть курносый носик" - чуть было не сказал молодой человек, но вовремя остановился.
- Не стоит благодарности, на моём месте так поступил бы любой другой уважающий себя мужчина, - сказал он.
Девушка улыбнулась снова.
- Простите, я был столь неучтив, что не представился. Меня зовут Дариен. Могу я узнать ваше имя?
- Серена, - тихо ответила она, не переставая улыбаться.
- Серена… - произнёс он, словно пробуя имя на вкус.
Оно прошуршало золотым листом по осенней земле, прожурчало прохладным ручейком среди камней, прошелестело океанской волной по песку, промелькнуло мягкой снежинкой по щеке, сверкнуло лучом луны и исчезло в тишине, оставив в душе приятное непонятное чувство.
- Приятно познакомиться! - хором произнесли они и тут же рассмеялись этому совпадению.
Дариен проводил девушку до её каюты, пригласил присоединиться к нему за завтраком, после чего поцеловал её руку, попрощался и удалился. Серена закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, пытаясь успокоиться и утихомирить своё сердце, которое стучало сейчас, как бешеное, и грозилось вырваться из груди.
Обессилев, Серена опустилась в глубокое кресло, стоявшее к ней ближе всего, и повернулась в сторону камина, в котором пылал огонь, разожженный, видимо, за время её отсутствия услужливыми работниками корабля.
Немного успокоившись, девушка попыталась разобраться в своих ощущениях, но только окончательно запуталась, лишь вспомнив взгляд Дариена. Решив, что ей нужно прийти в себя, девушка выпила стакан сока, налив его из кувшина, стоящего в углу стола, и взяла в руки книгу, которую купила ещё в Лондоне, решив, что на корабле будет очень скучно. Хотя сейчас девушке казалось, что ей можно забыть о скуке. По крайней мере, на время завтрака.
Серена читала довольно долго, а когда подняла глаза, на часах было уже начало первого ночи. Девушка переоделась в ночную сорочку и легла в постель, уже предвкушая, какой ей приснится потрясающий сон.

Четверг, 11 апреля 1912 года, 08.24.
Серена проснулась и тут же поняла: она не помнит, что ей приснилось. Чувство радости осталось, но то, что послужило ему причиной, исчезло вместе с дымкой сна. Девушка подняла голову и взглянула на настенные часы. Стрелки показывали почти половину девятого утра. В девять часов нужно быть уже в ресторане, где они с Дариеном договорились встретиться.
Дариен! Так вот, что ей снилось, вернее, кто. Во сне Серена видела себя принцессой, которую кошмарное огнедышащее чудовище заточило в башне чёрного замка. А Дариен был сказочным принцем на белом коне, который спас её из заточения. Чудище прогневалось и отправилось в погоню за ними. Тогда они купили билеты на корабль и решили спастись от гнева чудовища морским путём. Но оно умело летать и догнало их, дыхнуло огнём, корабль пошёл ко дну… Но Серена с Дариеном спаслись, их подняли на борт проходящего мимо рыболовного судна, после чего они зажили долго и счастливо, как вегда бывает в сказках.
Серена сладко потянулась, ещё секунду полежала в тёплой постели, а потом быстро встала и пошла умываться. Собралась она всего за пятнадцать минут, так что была на палубе даже немного раньше, чем они договорились, что дало девушке возможность немного прогуляться перед завтраком. Сегодня Серена оделась в бежевое платье с закрытым верхом и длинными рукавами - утро было довольно прохладным. От вчерашнего наряда она оставила несколько ярких синих пятен - ленты на талии и в волосах, которые Серена заплела в косу.
Подходя к ресторану, девушка заметила, что Дариен уже ждёт её, стоя у входа. В руке молодой человек держал красивую алую розу, которую не замедлил подарить Серене, когда она подошла.
- Доброе утро, Серена, - проговорил он, целуя ей руку и протягивая цветок.
- Доброе утро, Дариен, - улыбнулась она, вдохнув нежный аромат цветка. - Благодарю вас, роза просто прекрасна.
- Но ей не сравниться с вами… - тихо проговорил Дариен, заставив девушку покраснеть.
Как и вчера, Дариен предложил ей руку, после чего молодой человек и девушка вошли в ресторан. Сев за столик, Дариен протянул девушке меню, говоря, что сегодня угощает он. Серена благодарно улыбнулась, сделала заказ подошёдшему официанту, который потом выслушал Дариена и удалился.
- Зря я, наверное, подарил вам цветок сейчас… - проговорил Дариен. - Пока мы поедим, пока вы вернётесь в каюту, он уже завянет и его не спасёт даже ваза с водой…
- Что вы! - улыбнулась Серена, прикоснувшись к бутону цветка. - Если не в вазу, тогда… тогда я засушу цветок и он останется со мной не на несколько дней, как если бы его поставить в воду, а на долгие годы. Я сохраню его как память.
Они сошлись в выборе - решили не есть на завтрак чего-то особо сытного, ограничившись только чаем со сдобой и лёгким вином. Завтрак протёк в атмосфере оживлённейшей беседы. Собеседники оказались достойны друг друга - о чём только они не говорили! Дариен поражался, как его недавняя знакомая с лёгкостью отметает представления мировых философов о жизни и смерти, давая им своё объяснение, которое зачастую оказывалось ничуть не менее оригинальным, чем мысли тех же великих и известных. Серена удивлялась, как легко Дариен поддерживает любую поднятую ею тему, спорит и шутит, воспринимая все её слова всерьёз.
Раньше ей никогда не удавалось поговорить с мужчинами хотя бы о той же политике. Считалось, что девушка её возраста и круга просто ничего не понимает в этом, и Серена, всегда начитанная и образованная, страдала от того, что ей не с кем поговорить на определённые темы. Сейчас она была в восторге! С Дариеном можно было говорить о чём угодно. А он в свою очередь поражался тому, с какой лёгкостью эта девушка говорит о том, что у других сударынь вызывало зевоту или, что ещё хуще, нервное непонимающее хихиканье.
Завтрак пролетел быстро, почти незаметно, так двое собеседников увлеклись беседой.
Дариен поднялся и подал Серене руку. Вдвоём они решили немного прогуляться по палубе, не прекращая разговор.
- А что вы увидели здесь вчера, когда чуть не упали? - вспомнил Дариен.
Серена, шедшая чуть впереди, повернулась к нему и с сиянием в глазах рассказала о нескольких дельфинах, которых ей удалось заметить. Дариен с улыбкой слушал её рассказ, глядя на девушку. Она одновременно была похожа на счастливого ребёнка, которому удалось увидеть нечто таинственное и невероятное, но в то же время перед ним стояла молодая женщина, прекрасная и манящая… Дариен ещё вчера понял, что с ним случилось невообразимое: он, зная Серену всего несколько часов, уже не мог без её глаз, без её волос, голоса и улыбки, ему хотелось вновь видеть её, слышать и чувствовать прикосновение руки. Дариен незаметно мотнул головой, поняв, что слишком пристально смотрит девушке в глаза, отчего она смущается.
Почти весь день они провели вместе, разговаривая и любуясь открывающимися видами, когда, например, после обеда судно подошло к побережью Ирландии. Примерно в двух милях от берега судно стало на якорь, к нему приблизились более мелкие корабли, с которых доставили целые мешки почты, а также поднялись некоторые пассажиры, путь которых начался уже отсюда, а не из Англии.
Весь этот день, а также всю пятницу и субботу Серена была рядом с Дариеном, всё больше и больше уверяясь, что в её сердце нет больше места одиночеству…

Суббота, 13 апреля 1912 года, 23.47.
Серена только что попрощалась с Дариеном, который проводил её до каюты и ушёл к себе. Девушка, с лица которой не сходила счастливая улыбка, прошла в спальню, где на столике лежала та самая красная роза, которую подарил ей молодой человек и которую Серена действительно сохранила.
Спать совершенно не хотелось, поэтому Серена, благоразумно решив, что свежий воздух склонит её ко сну, взяла шаль и вышла из каюты. Ей было довольно прохладно - придя с ужина, она не переоделась, прежде чем выйти на прогулочную палубу, а лёгкое белое вечернее платье не слишком-то спасало от холода, несмотря даже на шерстяную шаль. Прогуливаясь по палубе и любуясь звёздами, девушка отметила, что сейчас довольно тихо - не слышен постоянный приглушённый говор господ, которые уже давно спят и видят десятый сон, лая собачек, которых капризные дамы взяли с собой на корабль, и многих других звуков, царящих здесь днём.
Серена спустилась по ступеням на другую палубу, на которой, кажется, находились развлекательные каюты - игровой зал, курительная и что-то вроде того. Девушка решила спуститься ещё ниже, на палубу для пассажиров второго класса. Пройдя по коридору, она вышла на открытое пространство, где было всё так же тихо и безлюдно. Ветер к вечеру усилился и теперь безжалостно бил в лицо, путая волосы и игриво дёргая за складки платья.
Серена убрала с лица прядь волос, которые не догадалась ничем скрепить, а наоборот - распустила, а они летали на ветру как им вздумается. Девушка, прячась от ветра, зашла в крытое помещение, где царил полумрак.
- Странно, - пробормотала девушка, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. - Разве по всему кораблю не включен свет?
- Свет горит только на палубах первого и второго класса, красавица, - раздался чуть в стороне неприятный мужской голос.
- А я где? - Серена немного заволновалась.
- На палубе третьего класса, сударыня, - рассмеялся кто-то.
Серена поняла, что спускаясь вниз, она зашла слишком далеко и не туда, куда нужно. А значит, надо возвращаться.
- Спасибо вам большое, я немного заблудилась, - проговорила она, направляясь к выходу. - До свидания.
- Зачем так торопиться? - ей навстречу вышел тот самый средних лет мужчина, которого она видела в первый день пребывания на судне и который изучающе наблюдал за нею. - Мы с моим другом как раз думали, чем нам заняться сегодняшней ночью.
Из темноты выступил ещё один человек тоже примерно сорока лет, небрежно одетый и прокуренный. Он приблизился к девушке и больно схватил её за запястье. Серена поняла, что если она сейчас не вырвется, то вечер превратится в ад. Неведомо как ей удалось высвободить руку и отскочить в сторону. Развернувшись, Серена бросилась вон из крытого помещения, выбежала на палубу, где ветер, будто поджидавший её, моментально вырвал из рук шаль и унёс её куда-то за борт. Руку неожиданно сковала боль - её догнал один из мужчин и теперь крепко держал за предплечье, ожидая своего приятеля.
- Отпустите меня, - вскрикнула Серена. - Пожалуйста!
В ответ она услышала только хихиканье обоих мужчин. Почувствовав руки одного из них у себя на талии, девушка дёрнулась, но вырваться ей не удалось. Когда первый из мужчин положил руку ей на грудь, в глазах у Серены потемнела и она закричала.
- Зачем же? - усмехнулся всё тот же мужчина. - Тебя никто не услышит. Но даже если бы услышали, всё равно никто не придёт на помощь. Так что молчи и не дёргайся.
Глаза Серены застилали слёзы, она постоянно пыталась вырваться и снова кричала. Толстые грязые пальцы коснулись пуговиц на груди. В глазах потемнело…
Серена упала на пол, понимая что что-то изменилось. Один из мужчин лежал в нескольких метрах с разбитым носом и без сознания, другой как раз отлетал к стене, держась за сломанную руку и завывая. Серену кто-то подхватил на руки и понёс к ступеням, ведущим на палубу второго класса. Сквозь слёзы девушка услышала успокаивающий голос, убеждающий её, что всё будет хорошо. Она подняла лицо и увидела над собой взволнованные глаза Дариена.
Он спас её! Уже второй раз он своими руками вытащил её из объятий смерти. Ведь если бы случилось то, чего хотели эти двое, Серена не выжила бы с таким клеймом позора…
- Дариен… - прошептала девушка, пряча лицо в складках его пиджака.
От него пахло мятой…
- Не бойся, я с тобой, - повторял он. - Теперь всё будет хорошо.
Остановившись на секунду, он снял пиджак и накинул ей на плечи, заметив, что Серена дрожит не только от страха, но и от холода. Потом снова поднял её на руки и понёс к следующим ступеням, ведущим уже к палубе для пассажиров первого класса.
Он отпер дверь в её каюту, прошёл уверенной походкой в спальню и положил девушку на кровать, укрыв одеялом, а сам присел рядом, всё ещё держа за руку.
- Прости меня… Прости, Серена, - прошептал она, наклонившись к ней. - Я больше никогда не оставлю тебя одну. Никогда.
Серена сама не поняла, как осмелилась на это, но она приподнялась, обхватив свободной рукой Дариена за шею, и прикоснулась губами к его губам.
Дариен сначала удивлённо раскрыл глаза, а потом тоже обнял девушку за плечи, наслаждаясь вкусом её губ, приникнуть к которым мечтал с самой первой их встречи.
- Рядом с тобой я не боюсь ничего, - тихо шепнула Серена, когда их поцелуй прервался. - Спасибо тебе…
Они как-то незаметно друг для друга перешли на "ты". Видимо, такие события, будучу по своей сути кошмарными, странно сблизили Дариена и Серену.
Наконец Дариен поднялся, поцеловал Серене руку, усилием воли отпустил её и направился к выходу.
- Тебе нужно отдохнуть. Увидимся завтра утром в ресторане, - произнёс он, стараясь не видеть, как волосы Серены разметались по подушке, как горят её глаза и как белеет гладкое плечо, с которого сполз ворот платья.
Серена соскочила с кровати, подошла к нему, чуть покачиваясь и взяла за руку. Поднеся его ладонь к своим губам, она мягко поцеловала его пальцы. Дариен выдохнул, стараясь взять себя в руки.
- Не уходи… - вдруг прошептала Серена.
Дариен взглянул в её небесно-голубые глаза, горящие такой нежностью и любовью, да, любовью, что его сердце забилось с новой силой.
- Останься со мной на эту ночь…
Дариен провёл рукой по ещё щеке, чувствуя, как девушка податливо прижимается к нему всем телом. Он поцеловал её в губы, но уже долгим глубоким поцелуем, от которого у Серены задержалось дыхание.
- Как же я люблю тебя… - выдохнул он.
Слова шли из самой глубины души и вырвались так просто и легко…
- Как же я люблю тебя… - как эхо, прозвучал девичий голос.
Они медленно, не отпуская друг друга, двигались в сторону спальни, целуясь и не видя ничего вокруг, желая только, чтобы объятия никогда не ослабли. Дариен поднял девушку на руки, только сейчас поняв, что она почти ничего не весит.
Пальцы, перебирающие золотые волосы… Пальцы, утопающие в чёрных прядях…
Пальцы, расстёгивающие маленькие пуговички…
Ладонь, нежно проводящая по девичьей щеке… Ладонь, опустившаяся на прикрытое рубашкой мужское плечо…
Ладонь, скользнувшая за ворот платья…
Платье, ничем не сдерживаемое, опустилось на пол…
В комнате погас свет.

Воскресенье, 14 апреля 1912 года, 21.06.
Серена пила горячий, почти обжигающий индийский чай, держа чашку обеими руками, чтобы сквозь стенки фарфорового сосуда ей в ладони передалось тепло. Сегодня весь день было гораздо холоднее, мало кто остался сидеть в шезлонгах - даже тёплые пледы не спасали от пронизывающего ветра. Большинство людей спрятались от холода в своих каютах, в ресторанном зале или в игровых и курительных помещениях. Только Дариен с Сереной немного прогулялись по палубе, радостно борясь с ветром, силящимся сбить двух влюблённых с ног. Совсем замёрзнув, они прошли в ресторан, где сейчас и пили согревающий чай.
Плечом Серена ощущала тепло руки Дариена, сидевшего совсем рядом с ней, так близко, что она могла почувствовать даже запах, исходящий от его волос.
Сегодняшнее пробуждение было для девушки настолько сказочным, поистине волшебным, что она никак не могла прийти в себя, даже сейчас, когда приближается уже новая ночь. Утром Серена проснулась от поцелуя, который Дариен подарил её спящим губам. Серена подняла голову от его обнажённого плеча, встряхнула головой, чтобы волосы не падали на лицо, и улыбнулась. Дариен улыбнулся ей в ответ и снова поцеловал. Серена подумала, что была бы самой счастливой женщиной во всём мире, если бы каждое новое утро наступало для неё именно так.
Когда они всё-таки встали, стрелки часов показывали уже далеко за полдень, так что двое влюблённых завтракали почти в полном одиночестве - все остальные только готовились к обеду.
И снова весь день Серена и Дариен провели вместе, с каждой минутой всё больше убеждаясь в том, что они созданы друг для друга. "И как мне раньше удавалось жить без неё?" - вопрошал самого себя Дариен и видел в глазах Серены тот же вопрос. Они не могли насладиться обществом друг друга, стараясь не разлучаться ни на минуту, ни на сотую долю мгновения. Постоянно хотелось ощущать прикосновение любимой руки и слышать единственно прекрасный голос. Время до вечера пролетело, как им показалось, почти незаметно.
Сейчас они сидели рядом, согревались горячим чаем и снова о чём-то говорили, постоянно улыбаясь друг другу. Серена была настолько счастлива, что ей казалось, будто вот ещё одна минута - и она взлетит к небу, чтобы поведать всему миру о своей любви. Да, именно любви! Ещё вчера ночью она наконец призналась себе в том, что полюбила Дариена, полюбила всего за несколько коротких дней знакомства. Но что значит время для двух людей, живущих лишь друг другом?
Ближе к одиннадцати часам в ресторане начало пустеть. Пассажиры расходились по своим каютам, чтобы отдаться в сладкие объятия Морфея. Мало кто решился прогуляться перед сном, сегодняшняя ночь встречала выходящих на палубу холодом и пронизывающим насквозь ветром.
Оркестр на прощание исполнил отрывки из оперы Жака Оффенбаха "Сказки Гофмана", после чего официанты начали убирать посуду со столов. Серена и Дариен вышли из ресторанного зала и, всё-таки немного прогулявшись, направились в сторону каюты Серены. Там Дариен разжёг камин, и двое влюблённых, обнявшись, уселись перед огнём, расстелив на полу тёплый плед.
Они немного помолчали, глядя на огонь и слушая стук своих сердец, которые совсем недавно начали биться в унисон. Дариен провёл ладонью по щеке девушки, наклонился к её лицу и подарил короткий, но такой сладкий поцелуй…
- Серена… - тихо прошептал Дариен, чуть отстранившись и глядя ей прямо в васильковую бездну глаз.
- Да? - она посмотрела на него чуть вопросительно.
- Я хотел... - Дариен на секунду замолчал. - Хотел сказать тебе…
- Что? - тоже тихо спросила девушка.
Молодой человек снова замолчал, но на этот раз Серена ничего не спрашивала, а просто безмолвно ожидала, понимая, что Дариен хочеть сказать нечто важное, на что ему трудно решиться.
Наконец, он опустил руку в карман и что-то из него извлёк. Серена невольно подалась вперёд, исключительно из женского любопытства желая увидеть этот предмет. Дариен протянул ладонь поближе и вложил девушке в руки небольшую тёмно-синюю коробку, перевязанную голубой лентой.
- Это тебе, - сказал он.
- Что это? - спросила Серена, рассматривая подарок.
- Открой - увидишь! - рассмеялся Дариен и обнял её одной рукой за плечи.
Девушка развязала небольшой бант, позволив ленте упасть на пол, подняла крышку коробочки - и тихо охнула.
- Дариен, какая красота! - прошептала она, доставая подарок на свет.
Это был изящно выполненный кулон на золотой цепочке, по форме он был похож на пятиконечную звезду, но со сглаженными углами. Серена случайно нажала на какой-то маленький рычажок - внутри кулона что-то тихонько звякнуло, поднялась круглая крышечка и из него полилась чудная мелодия. Девушка тихо ахнула, улыбнувшись и поблагодарив Дариена за подарок.
- Серена… К сожалению, здесь всё-таки не город, где можно найти всё что нужно и когда нужно… - проговорил Дариен, взяв тонкие пальцы девушки в свою ладонь. - Это… Это вместо кольца. Я хотел спросить… Ты выйдешь за меня замуж?
Дариен посмотрел прямо ей в глаза и Серене пришлось глубоко вздохнуть, чтобы тотчас не лишиться сознания от счастья и любви.
- Конечно, конечно, да! - быстро проговорила она и спрятала лицо у него на груди.
А Дариен, улыбаясь, поглаживал девушку ладонью по распущенным волосам, перебирая золотистые пряди и тихо шепча что-то.
- Подожди минутку… - Серена вдруг резко поднялась, взяла в руки кулон и вышла в соседнюю комнату.
Сквозь неприкрытую дверь Дариен видел, как девушка быстро подошла к столу, на котором лежала маленькая дамская сумочка. Такие обычно закрепляют петлёй на запястье, чтобы она не мешала - небольшого размера, однако довольно вместительная и компактная. Спустя минуту, когда кулон был опущен в сумочку, Серена вернулась в объятия любимого.
- Я там храню самые дорогие для себя вещи, - ответила девушка на немой вопрос Дариена. - Там уже лежат та красная засушенная роза, которую ты мне подарил, и фотография.
Дариен сразу улыбнулся, как только вспомнил этот снимок. Они с Сереной тогда, как обычно, прогуливались по палубе. Светило утреннее солнце, а ветер был слишком слабым, чтобы суметь заставить двух людей скрываться от него в каюте. Навстречу влюблённым шёл немолодой мужчина, который оказался фотографом. Он вежливо поинтересовался, не желают ли молодые люди сфотографироваться на память. Конечно же, они пожелали! Дариен и Серена присели на скамью, держась за руки и глядя друг на друга влюблёнными глазами. Вспышка - и вот уже господин фотограф раскланивается, обещая к вечеру принести два экземпляра фотографии в зал ресторана. Нет-нет, никаких денег! Ему было приятно просто видеть такую замечательную пару! Серена и Дариен поблагодарили мужчину, а вечером с улыбками рассматривали фотоснимок. Серена, как она и сказала, когда сидела у камина, положила фотографию в свою сумочку, а Дариен носил её во внутреннем кармане пиджака, поближе к сердцу.
Дариен и Серена ещё о чём-то говорили, стрелки часов неминуемо близились к двенадцати ночи, когда вдруг произошло нечто, заставившее пару вздрогнуть.
Корабль странно дёрнулся, словно что-то ударило его, и дальше двигался уже не так, как раньше. Влюблённые непонимающе переглянулись. Спустя несколько минут в коридоре послышались голоса - люди, уже успевшие заснуть, выходили из своих кают в надежде узнать, что случилось. Серена и Дариен последовали их примеру. Только сперва девушка, повинуясь сиюминутному порыву, вернулась в комнату и закрепила свою драгоценную сумочку узелком на запястье. Тем временем судно почти совсем остановилось.
- Что случилось? - слышался отовсюду вопрос.
- Матросы говорят, что корабль сел на мель, - отвечал кто-то.
- Глупости! В этой части океана мелей нет! - противоречил третий.
Серена чуть испуганно прижалась к Дариену, который обнял её одной рукой, другой придерживаясь за поручень.
- Не волнуйся, всё в порядке, - сказал он. - Этот корабль надёжнее, чем строения на суше.
- Правда? - подняла глаза девушка.
- Конечно! - кивнул молодой человек. - У него даже название соответственное. Оно словно само излучает надёжность.
- Ты прав, улыбнулась Серена. - название хорошее… "Титаник"…

Понедельник, 15 апреля 1912 года, 01.39.
Серена и Дариен пытались добраться до борта, где продолжали спускать шлюпки. Сначала, час назад, никто не принимал всерьёз угрозу затопления, погрузка людей - в первую очередь женщин и детей из первого и второго классов - шла очень медленно. Теперь все заторопились. Уже никто не сомневался в неминуемости трагедии. С ужасом пришло понимание того, что шлюпок на всех не хватит. Из нижних ярусов только-только начали появляться пассажиры третьего класса, из которых к шлюпкам подпустили только женщин и детей. Кто-то сказал, что на другом борту на шлюпки посадили нескольких мужчин… Среди людей начала зарождаться паника.
- Молодая леди, побыстрее! - толкнул Серену в спину матрос, усаживающий в шлюпки женщин.
- Дариен… - тихо вскрикнула девушка.
- Нет-нет, мужчины позже! - остановил матрос.
Серена решительно развернулась и подошла к Дариену, а её место на шлюпке тотчас же заняла грузная дама в широкополой шляпе.
- Что ты делаешь? - чуть не закричал Дариен, поняв, что его возлюбленная вернулась, а не села в шлюпку.
- Я подожду, пока сядут все женщины, а потом пойду с тобой, - наивно ответила девушка.
- Глупенькая… - бормотал он, покрывая её руки и лицо поцелуями. - Шлюпок ведь не хватит на всех!
- Я останусь с тобой! - тихо, но твёрдо сказала Серена, прижимаясь к любимому.
Корабль кренило на левый бок. Кто-то упал за борт, когда судно резко дёрнулось, ещё больше осев под напором воды, которая проникала в его нижние отсеки и быстро двигалась вперёд, отвоёвывая всё новые и новые трюмы, приближая неминуемый конец. Дариен ухватился одной рукой за поручень, а другой держал Серену за талию, чтобы никто не толкал девушку среди той толпы, которая бежала и суетилась вокруг.
- Последняя шлюпка! - прокричал голос совсем рядом, а ему в ответ прозвучали крики близко стоящих.
Дариен и сам не понял, как ему удалось добраться до шлюпки.
- Залазь! - приказал он Серене не терпящим возражений голосом.
Девушка послушалась, но всё ещё не отпускала его руку.
- Скорее, молодой человек! - поторопил Дариена матрос.
Серена с облегчением вздохнула - её любимый был рядом. Вслед за ним в шлюпку забрались ещё несколько мужчин, но большинство пассажиров были всё-таки женщинами. Шлюпку начали спускать на воду. Дариен мельком взглянул на наручные часы - два часа пятнадцать минут.
И тут произошло нечто ужасное - нос корабля вдруг резко опустился, по всему корпусу прошла волна… Те, кто уже успел отплыть на шлюпках дальше, могли видеть, как "Титаник", до того погружавшийся в воду задней частью, буквально разломался пополам…
Шлюпка рухнула в воду и перевернулась. Кое-как выплыв на поверхность, Серена отыскала взглядом Дариена, который уже приблизился к ней. Серена едва дышала - ледяная вода обжигала кожу, платье мешало двигать ногами, а от холода стучали зубы.
- Надо отплыть дальше! - прокричал ей Дариен почти в самое ухо. - Когда корабль пойдёт ко дну, нас может затянуть следом!
И они поплыли. Схватившись руками за какие-то доски, скорее всего бывшие ранее разломленной шлюпкой, молодой человек и девушка изо всех сил били ногами по воде, пытаясь отплыть как можно дальше и одновременно согреться, хотя в воде это было совершенно невозможно.
Они плыли всего пять минут, показавшихся двоим людям вечностью, когда сзади раздались ещё более жуткие крики, чем были слышны до сих пор. Обернувшись, Дариен увидел, что над водой остались всего лишь жалкие метры носа судна, остальная часть которого уже была под водой. Несколько секунд - и над самым большим кораблём мира сомкнулись солёные своды Атлантического океана. Океан победил - самый совершенный из когда-либо существующих кораблей прекратил своё существование. Дариен снова заработал ногами…
Им удалось достаточно далеко отплыть от места, где корабль ушёл на дно, когда Серена поняла, что уже не чувствует ног. Холод сковывал тело, не позволяя нормально дышать и двигаться. Девушке показалось, что вот ещё секунда - и силы оставят её. А там - глубина океана и покой. Вечный.
- Смотри! - окликнул её Дариен, плывущий совсем рядом.
Серена посмотрела в том направлении, куда указывала его рука. На расстоянии нескольких десятков метров от них на воде держалась шлюпка. Их заметили. Кто-то замахал руками, другие что-то ободряюще кричали. Серена толком не могла ничего разобрать, она только собрала остатки воли в кулак, борясь с холодом и безнадёжностью.
Когда они всё-таки доплыли, девушка с трудом залезла в шлюпку. Её посадили у задней кормы - больше места не было. Шлюпка была катастрофически перегружена. В ней умещалось, наверное, человек на пятнадцать больше, чем это было разрешено. От края кормы до воды оставалось всего несколько сантиметров. Люди моментально взялись за вёсла, чтобы поскорее удалиться - ещё одного спасённого шлюпка уже не выдержит. Гуманизм гуманизмом, но если ещё несколько человек осилят расстояние и всё-таки доплывут, то им, окрыленным страхом и холодом, будет совершенно всё равно, что их спасение будет стоить жизней всех, кто сейчас находится в шлюпке.
Серена огляделась по сторонам, ища взглядом знакомые глаза.
- Дариен? - на выдохе произнесла девушка, не увидев молодого человека.
- Я здесь, любимая…
Серена вскрикнула - Дариен остался в воде. Он держался за край лодки двумя руками и помогал себе ногами. Серена не понимала, что если в шлюпку поднимется Дариен, она затонет. Для неё было важно только одно: её любимый человек замерзает в ледяной воде, а она не в силах ему помочь.
- Помогите ему кто-нибудь! Пожалуйста! - уже без слёз рыдала девушка, оглядываясь по сторонам в поисках поддержки.
Какая-то женщина приобняла её за плечи, пытаясь успокоить. Серена оттолкнула её и наклонилась над краем лодки, схватив Дариена за холодные ладони.
- Всё в порядке! - Дариен изо всех сил старался не стучать зубами. - Я просто подержусь так. Всё будет хорошо…
Серена беззвучно глотала слёзы, терла руками ладони Дариена, чтобы они не замерзали, и молила Господа Бога, чтобы скорее пришла помощь. Она не считала время, но ей казалось, что прошло уже никак не меньше трёх или четырёх часов.
Когда Серена в очередной раз прикоснулась к руке Дариена, её сердце дрогнуло. Рука была почти ледяной! Дариен поднял на девушку затуманенные холодом глаза, в которых Серена увидела безумную усталость и… мольбу о прощении.
- Прости… - одними губами прошептал Дариен, отпуская левую руку.
- Нет! - вскрикнула Серена, глотая слёзы. - Не уходи! Не смей меня оставлять! Ты… ты обещал на мне жениться!
- Прости… - Дариен еле-еле шевельнул пальцами правой руки.
- Не оставляй меня! - уже простонала Серена.
- Я всегда буду с тобой… в твоём сердце… - Дариен через силу улыбнулся краем посиневших губ. - Я не оставляю тебя. Когда-нибудь мы снова увидимся. Я вернусь, любимая. Просто подожди меня.
Правая рука отпустила край шлюпки. Любимое лицо скрылось под пеленой воды.
И последней его мыслью была мысль о ней…
- Не-е-ет!!!
Серена рванулась вперёд - туда, в воду, в бездну, в объятия смерти… всё равно! Лишь бы снова ощутить прикосновение его ладони, приникнуть к его губам и спрятать лицо у него на груди. Чьи-то руки схватили девушку за плечи, удерживая от порыва. Серена вырывалась, толкала эти руки, не дающие ей упасть в мутную тёмную воду.
- Нет… - прошептала Серена, теряя сознание.
Через несколько часов бессознательную девушку вслед за другими женщинами и детьми подняли на борт "Карпатии".

Пятница, 19 апреля 1912 года, 13.32.
- Она приходит в себя! - услышала Серена громкий шёпот сквозь мутную пелену, царящую у неё в голове.
Девушка медленно приходила в себя. Открыть глаза оказалось необычайно трудно - веки словно придавила неведомая сила. Когда же всё-таки Серене удалось приподнять ресницы, сквозь туман проступили очертания двух знакомых и любимых лиц.
- Папа… Молли… - Серена сама не узнала свой голос, больше похожий на хрип.
- Доченька, как ты?
- Серена, ты так меня напугала! - Молли начала всхлипывать, но явно от радости, а не от горя.
Память возвращалась примерно с той же скоростью, как сама Серена приближалась к спасительной шлюпке - медленно, слишком медленно. К шлюпке? Дариен!
Серена рывком села - в голове тут же вспыхнул очаг боли, но девушка почти не обратила на него внимания. Шепча имя любимого, она спрятала лицо в ладонях и разрыдалась навзрыд. Отец и подруга пытались как-то её успокоить или хотя бы узнать причину такой бурной реакции, но безрезультатно. Серена ничего не могла сказать, она лишь снова и снова рыдала, глядя на мир сумасшедшими от внутренней боли глазами.
Что-то легло девушке на колени. Она открыла глаза и увидела, как Молли опускает на пододеяльник её сумочку, которую Серена прикрепила к запястью всего за несколько часов до самой кошмарной минуты в своей жизни.
- Это было у тебя в руке, когда вас всех подняли на борт "Карпатии", - тихо пояснила Молли.
Серена тихо вскрикнула и дрожащими руками начала срывать с маленькой сумочки ленту. На колени упала засушенная роза, золотой медальон и помятая, но невесть как сохранившаяся фотография. Едва увидев её, Серена снова зарыдала, а Молли и отец, рассмотрев лица двух людей на снимке, всё поняли. И немудрено - любовь отпечаталась в их глазах, неземная любовь, чистая и безграничная…
Серена ещё долгое время сидела в кровати, качаясь из стороны в сторону под тихую мелодию, исходящую из золотого медальона, и убаюкивала в ладонях бутон розы…

Восемь с половиной месяцев спустя.
Серена тяжело дышала, мечтая, чтобы боль наконец ушла. Молли, сидящая рядом, вытерла с её лба холодный пот мягкой тканью и дружески пожала ладонь. Совсем близко, всего в двух шагах, раздался тихий плач.
- У вас сын! - радостно проговорила акушерка, поднося девушке маленький комочек. - Замечательный здоровый мальчик!
Серена взяла в руки своего ребёнка и впервые взглянула в его лицо. Молли заметила, как её подруга вздрогнула, а потом услышала тихое бормотание.
- Ты сказал правду… Ты вернулся ко мне, любимый… - сквозь счастливые слёзы молодая мама смотрела в глубокие синие глаза, которые видела во сне все те долгие восемь с лишним месяцев, которые прошли после гибели "Титаника". - Ты вернулся…
Она передала сына в руки медицинской сестры, которая тут же унесла его в соседнюю комнату. Лишь тогда Серена позволила себе опуститься головой на подушку и тихо застонать от боли, которая шла изнутри и вовсе не собиралась покидать её тело.
- Молли, послушай меня…
- Что? - подруга наклонилась поближе к лицу Серены.
- Обещай мне… - Серена охнула от новой вспышки боли, но нашла в себе силы продолжить. - Обещай, что ты позаботишься о моём сыне!
- Не говори глупостей, Серена! - сквозь слёзы воскликнула Молли. - Ты сама о нём отлично позаботишься!
- Ты же отлично понимаешь, что я не смогу, ведь так? - грустно улыбнулась Серена, гляда в заплаканное лицо лучшей подруги.
- Серена… - всхлипнула Молли.
- Обещай, что ты вырастишь его, как родного сына, пожалуйста!
- Хорошо, я обещаю, - кивнула Молли, постаравшись успокоиться.
- Пообещай, что вырастишь его, как родного, но никогда не будешь скрывать, как погибли его родители… - проговорила Серена, чуть прикрыв глаза.
- Обещаю… - шепнула Молли, уже понимая, чем закончится этот разговор.
- Скажи папе, что я люблю его… - продолжила Серена. - В верхней полке комода, где мы с тобой всегда прятали самые наши секретные вещи, ты найдёшь старую фотографию и золотой медальон. Когда мой сын станет постарше, отдай их ему. Ещё ты увидишь там засохший бутон розы. Пожалуйста, пусть он будет в моих руках когда я…
Ответом послужил тихий всхлип.
- И ещё одно… - Серена окончательно закрыла глаза. - Моего сына зовут Дариен…
Молли молча держала в руке ладонь подруги, которая чуть сжимала её пальцы. Девушка не говорила ни слова, пытаясь не разрыдаться от горя.
- Я иду к тебе, любимый мой, - прошептала Серена вдруг. - Я уже иду к тебе, подожди немного. Просто подожди меня…
И последней её мыслью была мысль о нём…

Три года спустя.
- Смотри, милый, это наша дочь! - Молли протянула мужу голубоглазую малышку, укутанную в розово-белую ткань.
- Тётя Молли, а как вы её назвали? - мальчик лет трёх подёргал молодую женщину за подол платься.
Молли присела на колени рядом с мальчиком и приобняла его за плечи одной рукой.
- Пока ещё никак, Дариен, - улыбнулась она. - Но хочу назвать её в честь твоей мамы. Серена.
А по прошествии трёх лет девочка по имени Серена уже бегала по всему дому, со счастливыми глазами сообщая всему миру, что её имя, оказывается, происходит от самой настоящей богиней Луны, а ей самой сегодня исполнится целых три года!
- Боже, какой она ещё ребёнок! - с непритворной тяжестью в голосе произнёс шестилетний Дариен, который как раз прощался со своей тётей.
С сегодняшнего дня он отправлялся в школу для мальчиков из благородных семей на другом конце страны. Несколько долгих лет ему предстояло пробыть вдалеке от родных. Он ещё не знал, что потом отправится в Европу, чтобы посетить научные конференции физиков мировой известности и что вернётся домой только через почти четырнадцать лет.
- Эй, малышка Серена! - позвал он золотоволосую именинницу.
- Дариен, а что, ты уже уезжаешь? А ты мне привезёшь что-нибудь интересное? А в этой школе только мальчики учатся? А правда, что там готовят настоящих принцев? А ты, значит, скоро сможешь даже победить дракона? Самого настоящего? А ты будешь по мне скучать? Я - буду! Очень-очень! Я даже тебе подарок на память сделала, вот! - на одном дыхании протараторила девчушка, протягивая своему другу шёлковый носовой платок с кривовато вышитой красной розой. - Я себе все пальцы поистыкала!
- Спасибо, Серена! - улыбнулся мальчик, искренне радуясь подарку своей маленькой подруги.
- А это от меня, - подошла ближе тётя Молли. - Вернее, это ещё от твоей мамы…
И она протянул ему золотой медальон на цепочке, открыв крышечку которого, Дариен услышал красивую грустную мелодию. Что-то дрогнуло в маленьком детском сердечке, и Серена даже перестала суетиться.
- Медальон моей мамы? - переспросил мальчик.
- Да, Дариен, - кивнула Молли. - Я подумала, что сейчас наступило то время, о котором говорила твоя мама, беря с меня обещание когда-нибудь отдать тебе этот кулон. Ещё она говорила о какой-то фотографии, но я не нашла её, к сожалению…
После недолгих прощаний Дариен вышел из дома, спустился по мраморным ступеням и сел в автомобиль, который увёз мальчика в новую жизнь.

Весна 1930 года.
Серена с чувством внутреннего трепета взошла на борт "Святой Марии", которая должна была привезти её в Италию. Она уже побывала в некоторых городах Европы, наслаждаясь подарком на своё совершеннолетие - кругосветным путешествием в полном одиночестве, она ведь уже самостоятельная! Девушка отметила восемнадцатилетие ещё в декабре и с трудом дождалась весны, когда потеплело, чтобы отправиться в путь.
Серена прошла в свою каюту, переоделась в более лёгкое платье, отдав предпочтение голубому с открытыми плечами, и подошла к зеркалу. Расчёсывая свои длинные золотистые волосы, Серена снова и снова думала о том, что всегда приходило ей в голову, когда она подходила к зеркалу.
- Почему у меня светлые волосы, если у мамы они каштановые, а у папы русые? - бормотала себе под нос Серена, закрепляя слегка волнистые пряди синей лентой. - Почему у меня васильковые глаза, если у мамы они серо-зелёные, а у папы - карие? Впрочем, у него глаз не видно - они всё время скрыты за этими его нелепыми очками…
Девушка тихо хихикнула, вспомнив семью. Ей всегда и все говорили, что она похожа только на одного человека - мамину подругу детства, которая умерла, когда серена ещё не появилась на свет. "Странно, почему так?" - подумала девушка. Приведя себя в порядок, она вышла из каюты и решила немного прогуляться по палубе. Весеннее тёплое солнце щекотало лицо, а лёгкий ничуть не холодный ветерок придавал бодрость. Серена сняла с головы голубую шляпку, подставив свои роскошные золотистые волосы солнечному свету. Корабль уже достаточно далеко отплыл от берега и теперь шёл вдоль него, позволяя любителям свежего воздуха наслаждаться чудесными пейзажами.
Вдруг ветер резким неожиданным порывом выхватил шляпку из рук Серены и унёс её в другую сторону палубы. Девушка, охнув, скорее побежала за своим головным убором. Шляпка, словно демонстративно сделав в воздухе пируэт, подлетела к самому краю палубы, где за перилами уже пролегало море. Тут чья-то рука остановила беспечный полёт головного убора, и шляпка вернулась к уже подоспевшей хозяйке.
- А в следующий раз вы потеряете голову? - шутливо произнёс мягкий голос.
Серена подняла глаза и поняла, что голову она потеряет вот-вот, спустя ещё секунду. Нет, даже мгновение… нет, уже потеряла! Таких глубоких синих глаз она не встречала ещё никогда, а таких красивых волос - тем более. А молодой человек смотрел сверху вниз на смущённую девушку, благодаря всех существующих и придуманных людьми богов за то, что они подняли ветер, который принёс шляпку этого неземного создания ему в руки.
- Меня зовут Серена... - вдруг произнесло сказочное создание, но у молодого человека не возникло даже мысли о том, что девушкам не пристало делать первый шаг к знакомству.
- Серена… Какое прекрасное имя! - улыбнулся он, заставив щёки девушки так очаровательно порозоветь. - А моё имя Дариен. Приятно познакомиться!
Уже спустя несколько часов двое молодых людей поняли, что оказалось, они знакомы с самого детства. Дариен даже сохранил шёлковый платочек с криво вышитой розой, хотя уже не помнил толком, кто ему его подарил, когда и при каких обстоятельствах. Но воспоминания вернулись быстро, а потом им было о чём ещё поговорить. Каждый из них всё больше убеждался в том, что если ему чего-то не хватало в прежней жизни, то только человека, сидящего рядом…
Прошло несколько дней. Однажды вечером, когда Серена и Дариен сидели на скамье, протянувшейся вдоль всей палубы колабля, молодой человек опустил руку в карман и извлёк из него небольшой золотой кулончик.
- Он когда-то принадлежал моей матери, - сказал Дариен, протягивая подарок радостной девушке. - А ей его подарил мой отец, когда они встретились на корабле.
- На корабле? - переспросила Серена, поднимая крышечку и вслушиваясь в чудную грустную мелодию.
- Да, - кивнул Дариен. - Они точно так же, как мы сейчас, путешествовали по воде. Только тогда это был Атлантический океан. Они полюбили друг друга всего за несколько дней, и мой отец подарил медальон матери в знак своей любви. Вместо обручального кольца, которого на корабле не было.
- А что было потом? - нетерпеливо спросила Серена.
- Потом? - Дариен помедлил секунду, прежде чем продолжить. - Потом не было ничего. Они плыли на "Титанике". Домой вернулась только мама.
Серена ойкнула и приложила ладонь к губам. Дариен немного грустно улыбнулся. А девушка неожиданно вздрогнула и поближе придвинулась к молодому человеку. Он обнял её за плечи и спросил, в чём дело.
- Просто я боюсь… - прошептала Серена. - А вдруг наше судно так же, как и "Титаник"…?
Дариен тихо рассмеялся - он-то помнил, что даже в темноте с палубы корабля можно было увидеть свет на берегу, от которого они так и не отдалились.
- Не бойся, я ведь с тобой! - наклонившись, Дариен легко коснулся губами губ Серены.
- Молодые люди не желают сфоторафироваться? - рядом с влюблёнными как из ниоткуда появился пожилой фотограф.
Серена и Дариен решили не вставать со скамьи. Они взялись за руки и смотрели друг другу в глаза, пока яркая вспышка чуть не ослепила их.
- Фотография будет готова через несколько часов!
Откуда двум влюблённым было знать, что где-то в далёком, но родном для них обоих городе, в доме старого миллионера, на самом верхнем этаже, в небольшой комнатке, куда давно никто не заходит, стоит ветхий комод, в одной из полок которого лежит старая запыленная фотография, на которой точно такие же люди точно так же держатся за руки и точно так же улыбаются друг другу? И в глазах каждого - неземная любовь, способная проникнуть даже сквозь время и пространство, для которой не существует никаких границ.
Двое влюблённых молча ушли с палубы в одну из тёплых кают, где горели свечи и на столе ждали бокалы красного вина, а потом - целая ночь и целый день. А потом ещё ночь и снова день - и так до бесконечности. Ведь именно столько длится настоящая любовь - безграничную бесконечность.
 


The end
 

 

Фанфики по Sailormoon