http://svaiok.ru/ свайно винтовой фундамент.

 

Такое хрупкое будущее
 


автор: Лилит


Ночной Токио, как и любой ночной мегаполис, залит морем огней, на улицах полно народа и кажется, что никто не спит. Однако это не совсем так. Если уйти немного от шумных центральных улиц, перед вами будет другой Токио, жители которого спокойно спят в преддверии нового рабочего дня. На этих улицах можно даже увидеть лунный свет, незаметный в неоновом пламени реклам, полюбоваться тем как он играет на нежных древесных листья, скользит по кирпичной кладке оград, окружающих аккуратные домики, заглядывает в их окна. Вот и сейчас лунный луч заглядывал в распахнутое окно, с любопытством проникая сквозь легкие занавески одного из двухэтажных домов на тихой улице. Там на постели сладко спала девушка, сон ее был крепким, спокойным и счастливым. А на полу возле постели сидел молодой мужчина и, не отводя глаз, смотрел на девичье лицо. Она улыбалась, и он любовался и этой улыбкой и удивительной красотой ее лица, которое не смог забыть. Во сне она чмокнула пухлыми губками. "Совсем как ребенок" - улыбнулся он. Каждую ночь он проводил в ее спальне, прилетая глубокой ночью, когда был уверен, что она спит, и, исчезая до того, как она просыпалась. Они не могли быть вместе, он отлично понимал это, но что было делать с любовью, которая не хотела оставлять в покое его сердце. Он знал, что первым шагом, для того, чтобы избавиться от этой любви, должна стать разлука, но он не смог ее вынести. Он мог вынести страшные нагрузки, чудовищную боль, ведь он был воином, но тоску сердца в разлуке с любимой выдержать не смог. Он пошел на поводу у своей любви, уступил ей в желании увидеть хоть раз девушку, в которую так глупо влюбился. Но, позволив это себе один раз, он уже не смог остановиться, и каждую ночь он проводил у ее постели. Он взглянул на часы. Пора. Было то время, про которое говорят либо поздняя ночь, либо ранее утро. Он бережно коснулся шелковистой пряди волос, свисавшей с кровати, это самое большое, что он себе позволял. Тихо поднялся и осторожно, стараясь не потревожить ее сон, отошел к окну. Тут девушка перевернулась на другой бок и нежно прошептала: "Мамору". Мужчина, стоявший у окна вздрогнул, плечи его опустились, а лунный лучик блеснул в маленькой слезинке показавшейся в уголке глаза. Тихий вздох, и кто-то этим утром загадал желание на падающую звезду.
"Усаги! Усаги, вставай, а то опоздаешь" - женский голос настойчиво пробивался сквозь такой прекрасный сон.
"Но, мамочка" - протянула девушка, цепляясь за уже уходящие картинки сновидения.
"Усаги! Соня! Завтрак уже готов" - не успокаивалась женщина, накрывая на стол. Ее громкие крики сделали свое черное дело, и длинноволосая блондинка нехотя поплелась в ванную. Только умывшись, одевшись и наполовину проглотив свой завтрак, она наконец-то взглянула на часы.
"Что?!!! Еще так рано?!!! Мамочка за что?!!! Я ведь могла столько поспать!!!" - в голосе девушки послышались слезы.
"Зато хоть раз позавтракаешь как все нормальные люди" - невозмутимо ответила та, ласково глядя на дочь. Ну что было делать? Усаги медленно шла по улице в школу, думая как это странно идти в школу, а не бежать сломя голову. Она посмотрела на часики. Времени было больше, чем достаточно, и одна мысль родилась в головке, украшенной оданго. А что если навестить Мамору прямо сейчас. Сделать ему сюрприз и пожелать "доброго утра" лично, поцеловав при этом, что может быть лучше. Весело подпрыгнув на месте, девушка побежала к дому возлюбленного. Годы сражений сделали свое дело и расстояние, разделяющее ее с квартирой Мамору, Усаги преодолела очень быстро. Она стояла в лифте поднимающимся на нужный этаж и нетерпеливо смотрела на номера, показываемых табло. Ей казалось, что лифт идет слишком медленно, и что пешком она бы гораздо быстрее добралась наверх. Конечно, это было глупо, но ей так хотелось увидеть Мамору. Наконец дверь лифта открылась и Усаги увидела его, но лучше бы этого не произошло. Мамору, ее Мамору, стоя у лифта, целовал какую-ту незнакомую девушку. Целовал так, как никогда не целовал ее, ну может быть когда-то, когда она не была Усаги Цукино, а принцессой Серенити. Нет, даже тогда в его поцелуе не было столько страсти, они ведь даже не услышали, что пришел лифт. Она стояла и смотрела на этот непрерывающийся поцелуй, не веря, что это происходит в действительности. Усаги не помнила, как нажала кнопку первого этажа, не помнила, как просто сползла по стенке на пол и сжалась там в маленький болезненный комочек.
"Мисс, мисс с вами все в порядке?" - с этими словами кто-то осторожно тряс ее за плечо, приводя в чувство.
"Да, да" - после нескольких секунд молчания выдавила девушка и тяжело поднялась, опершись на участливо предложенную руку. Она удивлялась сама себе, откуда у нее берутся силы, чтобы двигаться, дышать и говорить. Она медленно вышла в дверь, в которую всего несколько минут влетела радостным ветром. Пожилой мужчина, который помог ей, не отрываясь, смотрел в след девушке. Он еще никогда не видел в глазах такой молоденькой девушки столько отчаяния и боли. Усаги сидела на скамейке в самом тихом уголке парка. Она совсем не помнила, как добралась сюда. Время от времени мозг не в силах перенести боль, убивающую каждую клеточку девичьего тела, отключал все ее чувства. Она продолжала механически двигаться, дышать, но это происходило словно помимо ее воли. Она сидела, и смотрела прямо перед собой, ничего не видя, что происходило вокруг. Странно, но на ее глазах не был слез. Нет, она плакала, но слезы не могли найти выхода, они сжигали все внутри, убивая душу, разрушая сердце, в котором жила ее любовь к Мамору. Она не могла думать, потому что мысли тоже убивали. Она сидела молча, не двигаясь, не думая, она просто сидела. Когда уже поздним вечером она покинула скамейку, которая стала молчаливым свидетелем разрушения личности, это был уже другой человек. В ней уже было мало от той нежной, доброй, наивной и всепрощающей девочки, которая проснулась сегодня утром. Та девочка осталась в том проклятом лифте и на тихой скамейке в парке. Душа этой новой девушки была другой, измученной, больной, и почти мертвой, такой же, какими были теперь ее глаза. Ночная темнота окружила ее. Такая же темнота была внутри нее, темнота в которой, казалось навсегда, заблудилась прежняя беззаботная Усаги Цукино. Она шла по ночному городу совершенно одна, несмотря на опасности, которые могли подстерегать одинокую девушку на ночных улицах. Если бы кто-нибудь напал на нее, она даже бы не подумала сопротивляться, она была мертва, а разве мертвым не все равно. Но ничего не произошло, Усаги благополучно добралась до дома, медленно поднялась в свою комнату и словно впервые оглядела ее. Прежне любимый розовый цвет, очаровательные кролики везде и всюду теперь раздражали. Она была другим человеком, и этому другому человеку нужна была новая атмосфера вокруг. И первым делом Усаги убрала все вставленные в смешные рамки с кроличьими ушками фотографии Мамору, за ними последовали игрушки, которых в комнате было немало. Это было все, что она могла сделать именно сейчас, чтобы избавиться от глупой девчонки прежде жившей здесь. Уже была очень поздно и более серьезные изменения в обстановке своей комнаты Усаги отложила на следующий день. Она расстелила постель и легла. Только ее головка смяла подушку, а тело укрыло одеяло, Усаги провалилась в сон, в кошмар, она вновь и вновь переживала ужас пережитый ею. Это было только начало, она еще не знала, что теперь из ночи в ночь ее будет преследовать один и тот же кошмарный сон, от которого нет спасения. Что бы ни было днем, ночью кошмар возвращался. Но это было еще впереди, а сейчас в первый раз кошмар терзал и так израненное девичье сознание. Сейя, который вновь появился в спальне лунной принцессы, чтобы провести еще одну бессонную ночь, ужаснулся, увидев мечущуюся по постели девушку. Слезы, которые сегодня так и не увидели солнечный свет, переливались на ее щеках в лунном свете. Стоны, перемешанные с всхлипами, срывались с пересохших губ. Он опустился, как и прежде, на пол возле кровати, и непонимающими глазами стал разглядывать заплаканное лицо любимой. Что же случилось сегодня днем? Кто посмел причинить ей такую боль, что она даже во сне не отпускала ее? Жалобный стон, подобный последнему стону самого маленького нежного беззащитного существа в мире, раздался в комнате. Этого Сейя вынести уже не смог. Он осторожно лег рядом с Усаги, обнял ее дрожащее тело и прижал к себе, стараясь успокоить, прогнать кошмар из ее сна. И ему это удалось, через некоторое время, девушка затихла, согретая теплом его рук, успокоенная нежной песней, которую он тихо пел ей, изгоняя тьму черной пеленой покрывшей девичью душу. Усаги было так спокойно, словно ничего не было, не было того поцелуя, который разрушил мир, в котором она жила. Она нежилась в теплых объятиях, видя светлый чистый сон, в котором была счастлива. Но стоило исчезнуть теплу, прогоняющему боль, она сразу же вернулась, на оставленные было позиции. Сейе так не хотелось покидать Усаги, мирно спавшую в кольце его рук, но было уже утро, а он не знал, как она поступит, если проснется рядом с ним. Он слишком хорошо помнил, с какой нежностью и любовью она произнесла прошлой ночью имя своего парня. Последний взгляд и твердое обещание, данное самому себе, непременно вернуться завтра сюда и убедиться, что этот кошмар, мучивший этой ночью возлюбленную, больше не повторится. Ами оторвала взгляд от книги, и оглядела девочек, собравшихся в доме у Рей. Все внутренние сейлор воины были там, все кроме Усаги. Усаги… с ней что-то непонятное творилось в последнее время. Она была совершенно другой. Почему никто не знал, просто как-то, исчезнув куда-то на целый день, на следующее утро она появилась, но эта была уже их Усаги. Она больше не вела себя как маленький избалованный ребенок, не набрасывалась на еду, словно не ела несколько недель, не капризничала, прилежно занималась, и больше не лила слезы по каждому поводу, точнее она вообще перестала плакать. Они бы обрадовались этим признакам взросления, если бы не пустой взгляд синих глаз, спокойный, лишенный всяческих эмоций голос, полное отсутствие улыбки, прежде не сходившей с ее губ, она стала холодной и безразличной. От их Усаги осталась только прическа, но казалось только лишь по привычке она укладывает волосы, как и прежде. На все их расспросы она лишь молча пожимала плечам, она вообще почти перестала говорить. И что, наверное, самое странное, она не обращала никакого внимания на Мамору, он перестал для нее существовать. Когда он пытался с ней заговорить, она смотрела сквозь него не замечая, когда пытался обнять или даже прикоснуться, она отстранялась от него с таким отвращением, что вскоре он перестал даже пытаться сделать это. Никто ничего не мог понять, куда исчезла любовь, прежде соединявшая два любящих сердца. Минако было предположила, что Усаги влюбилась в кого-то другого, и несколько дней просто следила за принцессой, но так ничего и не узнала. Усаги если ни была в школе или с ними, то сидела дома со своей семьей. Как ни хотелось воину Венеры видеть любовь, причиной странного поведения своей подруги, но нельзя найти любовь там, где ее нет. Девочки предполагали самые фантастические причины такого изменения личности своей подруги, но никто не мог догадаться о правде. Ами вздохнула. Сетцуна сказала им всем собраться у Рей. Конечно же, разговор будет об Усаги, больше не о ком, ведь Земле не угрожали больше враги.… Вот и Мамору пришел. На него больно смотреть. Бедный, как он мучается таким странным поведение Усаги. Не хватает только внешних воинов. Тут за дверью раздались шаги, и в комнату вбежала Хотару, вслед за ней вошла Харука под руку с Мичиру, и последней появилась Сетцуна, аккуратно прикрывшая за собой дверь. Иннеры выжидательно смотрели на Воина времени, а она терпеливо ожидала, когда рассядутся пришедшие вместе с ней подруги. Потом обвела своими печальными глазами собравшихся, и задержала взгляд на Мамору. Не выдержав этого, пусть короткого, но такого выразительного, взгляда, он к удивлению девочек опустил голову. Сетцуна устало опустилась на кресло и начала своим глубоким тихим голосом:
"Я попросила вас всех прийти сюда, что бы поговорить о будущем…. Оно меняется, то будущее, которое я вам показала когда-то, оно исчезает "
"Но почему?" - хором выдохнули Мина и Мако.
"Разве вы не видите, что принцесса изменилась? Она не просто изменилась, постепенно меняется ее сущность и когда это произойдет, то будущее изменится совершенно"
"Но почему, почему Усаги стала другой? Мы пытались расспросить ее, но она молчит, словно лишилась языка" - в отчаянии проговорила Рей. Сколько бы она не ругалась с принцессой, но она была предана ей и в глубине души очень любила эту несносную плаксу. Сетцуна не ответила и вновь посмотрела на Мамору.
"Ма-мо-ру?" - протянула Харука, и в ее глазах на миг полыхнул угрожающий огонек. Под недоумевающими девичьими взглядами Мамору вновь опустил голову.
"Ты ничего не хочешь сказать?" - спросила Сетцуна.
"Но она ничего не знала, я ничего ей не говорил…я не смог бы" - спрятав лицо в ладонях, проговорил Мамору.
"Она все видела. Несколько дней назад она пришла к тебе рано утром и …" - Сетцуне не дали закончить. Ветер промчался по комнате, сдернул Мамору с дивана и, прижав к стене, взял за горло.
"Что ты сделал?" - голос Харуки был тих и, казалось, спокоен, но в глазах светилась такая ненависть, что ни у кого, а у Мамору тем более, не оставалось сомнений, что он уже наполовину труп. "Харука оставь его" - позади девушки раздался нежный голос, в котором дрожала сдерживаемая мощь океана, на ее плечо легла мягкая ладонь, той единственной, которая могла управлять ветром. Руки Харуки разжались, и Мамору получил возможность глотнуть воздуха в свои пустые легкие. Ведомая Мичиру, она отошла от него, вся дрожа от не выпущенного до конца гнева. "Мамору, Сетцуна… да объясните же…" - Ами умоляюще смотрела то на Сетцуну, то на Мамору, единственных, кто мог дать объяснения странному поведению Усаги.
"Я…" - Мамору ненадолго замолчал, все еще отходя от крепкого захвата Харуки. Потом посмотрел на молчащую Хранительницу врат времени, и продолжил - "Я… я встретил одну девушку… и я… в общем, я влюбился".
"Что?!!!" - вопрос вырвался из семи полуоткрытых от изумления ртов. Молчание повисло в комнате, семь пар глаз смотрели на парня опустившего голову, от сознания своей вины.
"И она вас видела…" - протянула Минако.
"Бедный котенок" - прошептала еле слышно Харука -
"А ты…" - начала она было громче, но, поймав взгляд Мичиру, остановилась так и не закончив.
"А как же ЧибиУса?" - раздался звенящий от отчаяния детский голос. Хотару! Все так жалели Усаги, что совсем забыли о девочке, самом юном воине в их команде. А ведь ей было не легче, она только что потеряла свою самую близкую подругу, пусть еще даже не рожденную, а теперь и вовсе лишенную возможности появиться на свете.
"Сетцуна, неужели ничего нельзя сделать?" - Рей не могла поверить в такое, ведь должен же быть какой-то выход.
"Не знаю" - Сетцуна покачала головой - "Душа принцессы умирает. Хотя может быть и есть надежда. Не знаю почему, но это происходит не так быстро, как могло быть, что-то охраняет ее, мешает смерти полностью завладеть ею. Пока жива хотя бы часть ее прежней, у нас есть шанс. Но будущее все равно изменится. Принца и принцессу должна связывать искренняя любовь, а раз ее уже нет, то не будет и того, что она создала. Маленькая леди никогда не родится. Однако это еще не все. Прошлое тоже изменится".
"Как?!!!" - вступила в разговор, наконец, пришедшая в себя, Мако - "Разве прошлое может измениться?"
"К сожалению может. Вспомните битву с апостолами смерти. Свет победил благодаря тому, что пробудившаяся Сейлор Сатурн пожертвовала собой. Если бы Хотару не встала на нашу сторону, Земля была бы обречена. А ведь именно Маленькая леди помогла найти Сатурну дорогу к добру. А если она не появится на свет, то…" - Сетцуна не стала продолжать, все было ясно без слов.
"То есть, если ЧибиУса не родится, то в нашем прошлом Земля будет захвачена пришельцами, и настоящего, этого настоящего не будет" - тихо произнесла Ами доводя до конца мысль, начатую ее старшей подругой.
"Да" - кивнула головой та. "Но пока мы здесь и еще ничего не поменялось" - Рей не хотела и не могла сдаваться так просто.
"Я же говорю, что-то помогает принцессе, но что я не знаю. Иначе все было бы давно кончено. У нас в запасе очень мало времени, чтобы попытаться что-либо изменить"
"Значит так" - раздался громкий голос Харуки - "Мамору" - ненавидящий взгляд в его сторону- "умоляет Усаги простить его. Пускай он делает что хочет, находит какие угодно слова, пускай песни поет ей под окном, да хоть на голове стоит, но только что бы она его простила. А если нет, то пусть пеняет на себя. Еще до того, как исчезнет наш мир, я сверну ему шею" - произнося последние слова, Харука весьма недвусмысленно начала разминать руки. Сетцуна покачала головой:
"Если это было так просто"
"Но ведь попробовать можно" - надежда засветилась в наполненных слезами детских глазах.
"Конечно" - Сетцуна прижала к себе девочку - "Конечно". Оставалось так мало времени, что бы спасти Землю от нового нежданного врага, неосуществленного будущего. Никто не мог и подумать, что будущее целой планеты будет висеть на тонкой ниточке судеб из-за разрушенной мечты и разбитого сердца юной девушки. Но будущее меняет даже один взгляд, один жест и кто из нас, простых смертных, знает в какую сторону. Девочки всеми силами пытались вернуть себе прежнюю Усаги. Минако беспрерывно обращала ее внимание на новых парней, певцов, артистов. Мако закармливала ее пончиками, булочками, пирожками, пирогами, собственного приготовления. Рей дразнила, пытаясь вывести ее из себя. А Ами, для которой пропустить занятие считалось наивысшим преступлением, сама потянула Усаги в кино во время школы. Но все их попытки ни к чему не привели. Мамору тоже ничего не добился, Усаги не обращала на него внимания, словно его не существовало на свете, словно он уже умер. Впрочем, он тоже чувствовал себя покойником, вспоминая обещание Харуки, желание убийства горевшее в ее глазах, и ее сильные пальцы на своей шее. Все было бесполезно, и теперь девочки обречено ждали конца своего мира. Наступил день, последний день, как предупредила Сетцуна, если не произойдет чуда, то ночью тьма накроет Землю безвозвратно. Все воины снова собрались в часовне Рей. Отчаяние и предчувствие смерти висело в комнате, где они прежде проводили столько счастливых часов. Мамору сидел в углу, он чувствовал себя убийцей. Один его поступок, и жизни миллиардов людей оборвутся в один миг. Сетцуна молчала и смотрела в небо. Была еще одна возможность спасти мир, самая последняя и она сохранила ее на время за миг до полного конца. Она уже решила, что остановит время, вернется в прошлое, и как угодно помешает Усаги войти в дом Мамору тем утром. Но пока еще в ней жила надежда. Она, не зная почему, верила неизвестно откуда взявшемуся слабому голосу предчувствия счастливого конца. А Усаги в это время опять сидела на той же самой скамейке в парке. Она смотрела в небо, на окрашенные закатным светом облака и не о чем не думала. Небо постепенно темнело, уходил вечер. Но она не знала, что это может быть самый последний вечер в ее жизни. Да даже если бы и знала, то ничего бы не стала делать. Наступила ночь. Усаги не хотела возвращаться домой, что бы заснуть и вновь оказаться в этом вечном кошмаре и ждать, когда придут спасительные тепло и свет, всегда прогоняющие его. Если бы можно было совсем не спать, днем она научилась не чувствовать боли, а ночью… ночью боль наверстывала свое, пока на время не отступала перед чем-то неведомым. Девушка смотрела на черное небо, по нему ярким росчерком блеснула падающая звезда. Раньше бы она загадала желание, а сейчас,… зачем, когда мечты все равно не сбываются. А это была не просто звезда, это был Сейя, вновь прилетевший на Землю, чтобы помочь Усаги. Он не мог понять, что случилось, почему каждую ночь она мечется в кошмаре. Иногда ему хотелось разбудить ее, узнать, что произошло, но она так умиротворенно спала в его объятиях, что он не решался этого сделать. Каждую ночь он проводил лежа рядом с ней, обнимая, согревая, утешая. А она, словно слыша его, успокаивалась и вновь была похожа на ту девушку, у постели которой он проводил ночи, любуясь ею. Так продолжалось несколько ночей, пока однажды, когда он как всегда, шепча что-то нежное, гладил ее волосы, она не подняла голову и, не прерывая сон, но так отчетливо и ясно, словно наяву, не попросила его поцеловать ее. Тогда он просто замер от неожиданности, но, рассудив, что она всего лишь спит, и, наверное, видит в своем сне Мамору, а явно не его, решил не пользоваться ее неведением того, что она творит, хотя только он знал, как ему хочется коснуться ее губ, попробовать их на вкус, понять, что чувствовал Мамору, целуя самую прекрасную девушку во вселенной. Но Усаги вновь повторила свою просьбу. Он не знал, не мог догадаться, что это ее чистая душа, сопротивляясь гибели, молила о помощи. Он смотрел на ее полураскрытые губы, которые он столько целовал в своих мечтах, и, наконец, решился. Он накрыл ее губы своими, осторожно, пробуя, проверяя их мягкость и податливость, нежность и сладость. Он ласкал ее губы медленно, нежно, продлевая волшебные секунды и минуты поцелуя. Усаги первой прервала его. Довольно вздохнув, она обняла Сейю за шею, спрятала лицо на его груди и затихла, оставив в его сердце целый шторм разнообразных чувств. "Пусть она считала, что целует Мамору" - думал Сейя - "Но отвечала она моим губам, моим". Безответная любовь отучила его от самонадеянности, но влюбленному сердцу так хочется обманываться и верить в сладкую ложь своих предположений. С тех пор, каждую ночь Усаги просила поцеловать ее, а он уже не раздумывал отвечать на ее просьбу или нет. Он с нетерпением ждал, когда ее лицо поднимется к его, а губы приоткроются в предвкушении поцелуя. Один поцелуй, но он делал его счастливым, как делали счастливыми ее тихое дыхание на его груди, мягкая рука, обнимающая его шею, тепло ее тела, прижимающегося к нему. Он никогда не позволил себе больше, чем она позволяла ему во сне. Он боготворил ее, а как можно обидеть богиню? Так было до сегодняшней ночи. А когда сегодня он уже проверенным путем появился в знакомой спальне, его богини там не было. Сейя огляделся вокруг, странно, почему он не замечал раньше, как изменилась эта комната. Впрочем, чему удивляться, он ведь видел только девушку, которую мучили кошмары. Где же она? Судя по тому, что его окружало, у нее действительно что-то случилось. Может быть, он зря волнуется и она сейчас веселиться со своими подругами или на свидании со своим парнем.… Но еще раз, взглянув на мрачные тона, которые преобладали в оформлении девичьей спальни, он стал в этом сомневаться. А, наплевать, может быть Мамору и оберегает ее днем, но ночь это его время, и именно поэтому он должен быть сейчас рядом с Усаги. Только вот где ее найти? Но воин он или нет, неужели он не справится с такой простой задачей. Усаги по-прежнему сидела на скамейке в полной темноте. Темнота, пустота и одиночество, она почти сроднилась с ними в последнее время. Даже подруги не могли изгнать их из ее души, хотя и пытались. Все было бесполезно.
"Куколка" - раздалось позади нее Какой знакомый голос, она давно его не слышала, он был из того счастливого прошлого, где пускай было много сражений, но там была и любовь. Любовь,… какая глупость все-таки эта любовь - думала Усаги, закрыв глаза и даже не сделав попытки повернуться. Но где-то, в самом дальнем уголке ее сердца, в ответ на этот голос чуть ярче разгорелась маленькая надежда и почти потухнувший огонек мечты, скрывавшиеся от боли.
"Куколка" - раздалось вновь, и кто-то опустился на землю у ее ног. Усаги нехотя открыла глаза.
"Сейя?! Откуда он здесь взялся, как он нашел ее… не все ли равно… он ничего не сможет изменить, не сможет помочь… он ведь не свет, изгоняющий темноту из ее души… впрочем, он же Сейя Коу" - и хоть какое-то очень слабое подобие улыбки впервые за очень долгое время скользнуло по ее губам. Сейя увидел ее глаза, и его сердце пропустило несколько ударов. В этих прекрасных глазах, где всегда сияла и переливалась яркими красками жизнь, теперь была пустота
"Куколка, что случилось?" - он, стоя перед ней на коленях, осторожно обеими руками взял ее холодную и почти безжизненную руку - "Расскажи мне, прошу тебя". Его руки были такими теплыми и ласковыми…. Усаги неожиданно почувствовала, что его тепло начинает передаваться ей, как согревается ее рука в его ладонях, и как в ответ на это тепло начинают таять замерзшие слезы в ее груди.
"Ну же…" - его голос был настойчивым и нежным. И почему-то ей захотелось рассказать ему все, рассказать о том ужасе, который она почувствовала, увидев другую девушку в объятиях Мамору. Откуда-то она знала, что он поймет ее. Ее рассказ был долгим, она говорила, а он слушал. Когда она закончила, глаза ее были полны слез. Сквозь них она взглянула на Сейю, по-прежнему державшему ее руку. В его глазах была такая ненависть, что даже ненависть Харуки показалась бы простой неприязнью, крепко сжатые губы побелели от бешенства.
"Ну я до него доберусь…" - прошипел он сквозь них. Усаги расслышала его тихий голос и слезы, копившиеся все время, пока она рассказывала свою грустную историю, нашли себе выход. Они прокладывали себе путь по бледным щекам, унося и облегчая боль. Она плакала, наконец плакала и осознавала это. Увидев ее слезы, Сейя сделал то, что уже вошло у него в привычку. Он сел рядом и обняв ее начал утешать. Все таки, это было его время. Удивительно, но в его руках, она вновь ощутила уже знакомое тепло и свет, именно они прогоняли ее ночные кошмары, именно они приносили успокоение и счастье в ее сны. И Усаги все поняла. "Сейя… значит это ты помогал мне?" - она подняла глаза, в которых появился первый проблеск эмоций. Его смущение, то как он отвел глаза, ответили на ее вопрос. Значит это был он. Это он оберегал, сохранял, то светлое, что оставалось жить в ее душе. И этот свет сейчас становился все ярче, прогоняя тьму, наполнявшую ее тело, душу и сердце.
"Сейя…" Он посмотрел на нее, в его глазах она увидела то пламя любви, которое горело в его сердце. Этот огонь заглянул в ее сердце, и в ответ на него ярче разгорелась крохотная искорка нежного чувства, которое только один парень кроме Мамору смог зажечь в нем. И этот парень сидел рядом с ней, и это в его глазах она читала нежность и любовь.
"Сейя, поцелуй меня" - повинуясь странному, совершенно необъяснимому, импульсу прошептала Усаги. У нее было необычное чувство необходимости в этом поцелуе. Сейя молчал и смотрел на нее. Сейчас все было по-другому, сейчас она просила о поцелуе его и только его. Это все происходило наяву, сейчас она знала, что перед ней он и она хотела почувствовать его губы на своих. Очень-очень медленно Сейя приближал свое лицо к ее, внимательно наблюдая как мохнатые ресницы прикрывают ее синие глаза, как приоткрывается ее губы в ожидании поцелуя. Еще немного, еще полстука человеческого сердца и…. родилось новое будущее. Тьма приближалась. Девочки чувствовали это, они ощущали, как почти неуловимо меняется окружающий их мир, как исчезает их привычная реальность, исчезает доброта и любовь из людских душ, медленно уходит жизнь. Они покорно ожидали неизбежного конца. Харука крепко обнимала, прижавшуюся к ней Мичиру. Рей, Ами, Мако и Мина держались за руки, встречая смерть, как и сражались рядом. Хотару стояла рядом с Сетцуной. Воин времени стояла и по-прежнему не сводила глаз с черного неба, на котором исчезали звезды. Жезл времени подрагивал в ее руке, она уже было подняла его, но остановилась. Она первой почувствовала, что тьма отступила. Последняя минута жизни, как странно знать, что это конец и не иметь возможности изменить что-то. Умирать им не было страшно, они уже не раз встречались со смертью, страшно было уходить вот так, без боя. Все, кто был в комнате, закрыли глаза, но…ничего не произошло. Удивленные неожиданным избавлением от смерти глаза обводили комнату, которая должна была стать их последним местом на Земле. Все вокруг было как и прежде, ничего не изменилось, не осталось даже малейшего признака разрушения. Рей кинулась к телевизору и стала просматривать все программы.
"Все в порядке" - растеряно произнесла она, оторвавшись от него в конце концов.
"Но почему? Что случилось?" - Мако задала вслух вопрос, на который все воины очень бы хотели получить ответ.
"Сетцуна…" - начала было Харука, правильно определив того, кто мог дать объяснения случившемуся - "А где она?" Сетцуны в комнате больше не было, она исчезла.
"Подождите, если все осталось как и прежде, значит Усаги…" - Ами не дали закончить.
"Значит она вернулась!" - выпалила Мина - "Надо ей позвонить и все узнать!" Сказанное она решила тут же воплотить в реальность, и схватила трубку телефона.
"Мина ты сошла с ума, на дворе глубокая ночь. Хочешь перебудить весь дом? А если ее нет там, что мы скажем ее родителям?" - Рей попыталась образумить слишком активную подругу. Слова подействовали, и Мина неохотно отложила в сторону телефон. "Я не выдержу до утра"
- "Усаги, я понимаю, что это глупо, что я не имею никакого права… ты принцесса, а я простой воин, тем более из другой галактики, но… я люблю тебя… я очень тебя люблю… ты… ты выйдешь за меня замуж?"
"Да" И будущее опять немного изменилось
"Коммуникатор" - напомнила Ами, которой не меньше остальных было интересно все происходящее.
"Коммуникатор, ну конечно же" - теперь уже Рей, схватилась за передатчик.
"Усаги, Усаги, ты меня слышишь? Ответь" - девочки, затаив дыхание, ждали отклика принцессы.
"Рей? Что-то случилось? Появился новый враг?" - раздался встревоженный голос.
"Нет. Скажи с тобой все в порядке?"
"Да. Что все таки случилось?"
"Котенок, мы все у Рей. Ты не можешь прийти" - попросила Харука, присоединившаяся вместе с Мичиру к сгрудившимся вокруг Рей иннерам.
"Хорошо, мы скоро придем" - ответила Усаги и отключилась. "Мы?" - повторила вслед за ней Мако - "Кто это мы?" К вопросам, родившимся после неудачного конца света, присоединился еще один: "Кто этот таинственный человек, с которым Усаги объединила себя словом "мы"". Они напряженно ждали ее, как недавно ждали своей смерти. Наконец за дверью раздались шаги, потом тихое хихиканье и на пороге появилась их Усаги, действительно их Усаги. Она была немного другой, чем прежде, чуть старше, серьезнее, но это была она. Та напугавшая всех девушка, которой она была столько дней, исчезла.
"Усаги" - четыре подруги кинулись обнимать своего вернувшегося лидера.
"Подождите девочки" - попросила она их, чуть отстранившись - "Я хочу, чтобы вы кое с кем поздоровались. Надеюсь, вы будете рады его видеть" - добавила она, бросив чуть лукавый взгляд в сторону Харуки. Затем, протянув руку, вывела из-за двери
"Сейя?!!!!!!!!" - Вот уж кого никто ни ожидал увидеть.
"Харука, я очень хочу, что бы ты помирилась с Сеей. Прошу тебя. Я не хочу, что бы ты и мой будущий муж остались врагами" При словах "будущий муж" Мамору, который по-прежнему неподвижно сидел в углу, поднял голову.
"Значит это Сейя вернул тебя, и спас Землю" - догадалась Харука и протянула Сейе руку, которую тот сразу же пожал. Внезапно Харука почувствовала, как напряглась рука Сейи, и, проследив за его взглядом, поняла, что он, наконец, увидел Мамору. Угроза сверкнула в синих глазах Сейи, и он, сжав кулаки, шагнул в сторону, того, кого расставаясь попросил позаботиться о Сейлор Мун. Харука с удовольствием присоединилась к нему. Но на их пути встала Усаги.
"Не надо. Он не виноват в том, что полюбил другую"- улыбнувшись Сейе и Харуке, сказала она - "Разве можно остановить любовь?" - спросила она, бросив взгляд, полный участия и доброты, на Мамору.
"Он виноват. Это из-за него чуть не погибла Земля, это из-за него я лишилась ЧибиУсы" - со слезами на глазах прокричала, до этого молчавшая Хотару, и спрятала лицо в коленях Мичиру.
"А действительно, если Сейя - будущий муж Усаги, значит они с Мамору не будут вместе, и значит ЧибиУса никогда не родиться. Но тогда почему не поменялось прошлое, ведь Сетцуна говорила, что благодаря маленькой принцессе мы победили" - задумчиво проговорила Мичиру. Все замолчали и начали судорожно вспоминать, что было в прошлом, но это оказалось слишком сложным заданием. Во все головах царил полный кавардак, и прошлое было закрыто непроницаемым туманом из-за только формирующегося будущего. Ответ пришел со стороны двери совсем неожиданным способом. В забитую до отказа комнату Рей влетела маленькая девочка и с громким воплем
"Мамочка" повисла на шее у Усаги. Потом, заметив рядом Сейю, с не менее громким криком "Папочка" - бросилась на шею ему. Сейя на какое-то время растерялся, а затем сложив в уме два детских слова "мама" и "папа", обращенные к нему и Усаги, повеселел. Эта девочка была доказательством того, что он и Усаги будут вместе. Оставив, наконец, в покое шею Сейи, девочка встала между ним и своей матерью, ловя на себе любопытные взгляды. В том, что эта девочка является родственницей Усаги, ни у кого сомнений не возникло, у них было одно лицо. Волосы девочки уложенные в продолговатые оданго были серебристые, а не золотые, а синие глаза действительно были подозрительно похожи на глаза Сейи. Девочка весело осмотрела всех воинов и, заметив Хотару, оторвавшуюся от мамы Мичиру, подбежала к ней. Хотару смотрела на эту девочку, улыбавшуюся ей и робко произнесла: "ЧибиУса?" Вместо ответа та, радостно взвизгнув, бросилась на шею и ей. Не удержавшись на ногах от настолько бурной встречи, Хотару вместе с Чибиусой покатились по полу. К веселому детскому смеху присоединился еще один. Все обернулись и увидели стоящую в проеме двери Сетцуну.
"Это действительно Чибиуса?" - спросила Усаги, бросив взгляд на возящихся на полу девочек.
"Да!" - коротко ответила Хранительница врат времени. "Но…как?" - растеряно спросила будущая мама новой принцессы. "Как только я поняла, что будущее изменилось, то сразу же вернулась вратам времени, чтобы увидеть его. Будущее изменилось, изменилась и Маленькая Леди. Хотару так переживала из-за своей подружки, поэтому я пригласила принцессу с собой" - Сетцуна ласково взглянула на счастливую Хотару, обнимавшую ЧибиУсу.
"А каким теперь стало наше будущее?" - не утерпев поинтересовалась Минако.
"Н-е-е-е-ет" - покачала головой Сетцуна - "Больше я не буду столь беззаботной и открывать вам будущее. Я совсем не хочу, что бы все ваши поступки вы совершали, оглядываясь на него. Оно слишком хрупкое. Его может изменить один взгляд, один жест. Пускай лучше будущее остается неведомым для вас"
"Ладно" - легко согласилась Усаги - "А теперь, может быть мы поедим?" Улыбки засветились на всех лицах. Да это действительно вернулась их Усаги.
"Обжора" - привычно фыркнула Рей.
"Ничего подобного" - обиделась принцесса - "Просто я проголодалась"
"Ты всегда голодная" - поддела ее Рей, исчезая за дверью и вскоре появляясь с блюдом наполненном пирожками. Если у кого-то и оставались сомнения в том, что маленькая девочка, недавно появившаяся в их компании, дочь Усаги, то они сразу рассеялись, когда большая компания уселась за стол. Новая ЧибиУса легко могла поспорить с Усаги в поглощении еды. Мамору внимательно наблюдал за тем, как Сейя насмешливо поглядывал в сторону Усаги, наблюдая как она поглощает один пирожок за другим. "Скажи ЧибиУса" - спросил он, наклоняясь к своей будущей дочери и незаметно подмигивая ей - "А какого размера талия у твоей мамы в будущем?" Девочка сделав совершенно серьезное лицо, широко развела руки в стороны. Усаги не донесла до рта очередной пирожок и медленно положила его на стол.
"Спасибо Рей, мне больше не хочется" Хохот раздавшийся в комнате почти оглушил ее. Усаги обидчиво поджала губы и отвернулась.
"Не сердись, куколка. Я всегда буду любить тебя, даже если ты станешь такой… такой… необъятной" - улыбнулся Сейя, обнимая ее. Усаги внимательно посмотрела на него, и потянулась обратно к отложенному было пирожку.
"Нам уже пора" - сказала Харука, когда все справились с новым приступом смеха.
"Да" - кивнула Сетцуна, глядя за задремавшую Хотару - "Нам всем надо отдохнуть". И вскоре комната Рей опустела. Сетцуна, Мичиру, Харука и Хотару отправились к себе. Мамору взялся отвести к Мако Мину и Ами. А Усаги и Сейя со спящей на его руках ЧибиУсой направились пешком в его старую квартиру. Они шли по тихим улицам и навстречу им вставало солнце. Солнце рожденное любовью.

"Спокойной ночи, моя маленькая" - красивая женщина в белоснежном платье нежно поцеловала заснувшую дочку. Затем неслышными шагами прошла на балкон и вдохнула свежий ночной воздух. Луч молодого месяца заиграл в изящных изгибах золотой короны и на гранях камня, украшавшего ее. Дверь в детскую тихо отворилась, и в комнату так же тихо вошел мужчина. Он подошел к кроватке, осторожно поправил одеяло, и поцеловал дочку в лоб. Затем огляделся и заметил тонкую фигуру, стоящую на балконе. Теплые руки нежно обвили тонкую талию.
"Она ангел" - прошептал мужчина целуя шелковистые локоны своей жены.
"Да" - ответила она, сплетая пальцы своей руки с его.
"Мне иногда кажется, что это сон, и когда я проснусь, то рядом не будет ни тебя, ни ее" - заметил мужчина, зарываясь лицом в ее волосы.
"Почему?" - удивленно спросила королева, оборачиваясь к нему. "Просто… может быть, я надавил на тебя… тебе было тогда так плохо…и ты потом пожалела, что согласилась выйти за меня замуж…" - сказал он, виновато глядя в ее глаза.
"Разве ты не знаешь, что я люблю тебя. Разве я никогда не говорила этого?" - еще больше удивилась его жена.
"Нет…никогда" - он покачал головой
"Я люблю тебя…" - тихий шепот услышал лишь он и молодой месяц - "…я люблю тебя, Сейя"
 

Фанфики по Sailormoon