Беспроводной видеоглазок с записью фото/видеоматериалов на SD-карту.

 

Отрывок из  дневника  Усаги

 

 

От автора

Я  посвящаю этот  рассказ моему  милому эльфу В. Л.

Не судите строго. Это мой первый фанфик. Год назад я начала писать его  и  только теперь смогла закончить.

Фанфик можно отнести больше к разряду психологических. Особых событий тут нет, скорее воспоминания. Как всегда, не смогла удержаться и в очередной раз слишком сильно вжилась в образ главной героини, так что получилась Усаги - Бегущая в ночи. Потому можно сказать, что здесь больше моих чувств.

И ещё. Нравится мне 194 серия. Да, та самая, где Сэйя признается Усаги в любви на крыше школы. Данное произведение является промежуточным моментом  между эпизодом 194 и 195. Лучше всего читать, включив песню «Tuxedo Mirage».

Критику и предложения  можно слать сюда: begyshaya@yandex.ru

  

            « 25 марта 1993 года.  

 Я никогда раньше не вела дневников, - видно, лень и неусидчивость не давали  этого сделать: ведь мало просто завести тетрадку, надо ещё и писать в ней, а если  хочется  рассказать о многом -  это же была целая катастрофа для прежней Усаги! Для прежней, но не для  сегодняшней.

            Теперь я понимаю, почему люди ведут дневниковые записи. Если тебе не с кем поговорить, облегчить свою душу, ты избавляешься от горести единственным доступным способом – с помощью бумаги и ручки. Наверное, прежняя  Усаги – эта маленькая, наивная девочка в теле подростка, - она не могла понять, что на свете есть что-то более важное, чем она сама, и что  кроме радости сердце ещё может испытывать боль.  Я была  слишком счастлива, чтобы осознать это,  а  счастье –  всегда эгоизм: ты просто не хочешь замечать ничего  другого, кроме радужных тонов  в полотне жизни и  себя самого.

            Может, если бы Луна тогда, три года назад, встретила другую девочку и отдала лунную брошь ей, моя жизнь сейчас  была бы совсем иной. Вернее, такой же, как до того момента, когда я впервые произнесла: «Лунная Призма, дай мне силу!» и превратилась в Сейлор Мун…

Кем бы я была теперь? Всё такой же беспечной Усаги  Цукино, куколкой  с золотыми волосами, понятия не имевшей о том, что такое демоны, Тёмная Луна, воины в матросках  и с чем их едят :-), или с годами всё же  стала бы более серьёзной и ответственной? Не знаю даже… Одно  ясно: не будь Луны, я, Ами, Рей, Мако и Минако, возможно, никогда бы и не познакомились, а они – самые дорогие  мне люди на свете. И ещё Мамуру…

 Мамуру, милый, любимый… Такседу Маск…(Усаги мечтательно задумалась, подняв голову от исписанных страниц. На губах  лёгкая улыбка -  тень нагрянувших мыслей и воспоминаний. Синие глаза заблестели тем живым блеском, который вспыхивает в них, когда она счастлива).

 Встретившись  с очередным  демоном, я бегала по кругу, недоумевая, что предпринять и ели успевала не попасть под  поток злой энергии. И вот, когда демон загнал меня в ловушку и готов был забрать моё радужное семя, что-то с негромким, но слышимым свистом пролетело над нашими головами и застряло в асфальте.  Я посмотрела вниз… Прекрасная алая роза с капельками росы  внутри раскрытых лепестков  была воткнута ножкой в землю так, что оказалась между мной и противником. Это на  какое-то время отвлекло  врага, да и меня тоже, от битвы. Потом на  мостовой появился юноша, одетый в  смокинг и цилиндр. Чёрный, как ночь, «плащ с кровавым подбоем»  развивался на ветру крупными складками, на глазах -  белая маска… Это был Такседо Маск, защитник Земли, и мой Мамуру в одном лице. С тех  пор  мы сражаемся вместе…

По началу я не осознавала, что чувствую,  но когда Берилл захватила Такседо и превратила его в тёмного Эндимиона, поняла, как дорог мне  этот человек… Так  зародилась любовь… 

А дальше… Дальше опять битвы, демоны, злодеи, появление  Малышки, которая, как выяснилось позже, в будущем  станет Лунной Принцессой, а мы с Мамуру – её родителями (королевой Серенити и королём Эндимионом). Ещё не поженились,  а уже дети есть. Знала бы моя мама про это, наверное, спекла бы пирожки из свежеубитого лунного кролика :) 

Интересно, как там сейчас в тридцатом веке, как Малышка и её первая любовь – Гелиос?.. Наверное, ей уже исполнилось  десять лет… Скоро станет совсем большой! Иногда мне не хватает её, - проявление ли это моей привязанности к ней или материнский инстинкт - не знаю. Хотя и с Чиби-Чиби не соскучишься: постоянно за ней убирай, прячь свои любимые конфетки и другие сладости. А как уйдёт куда-нибудь, потом битый час бегаешь по всему  Токио, отыскивая эту непоседу.

Кстати, о Чиби-Чиби. Я до сих пор не могу понять, кто она такая. Да, эта девочка  каким-то образом  внедрилась в мою семью; да, она  сильно похожа на меня,  - как младшая сестра. Но  как, откуда и зачем малышка попала на Землю? Только ли для того, чтобы уберечь до поры до времени принцессу Метеоров или ещё для чего-то? Мало я верю в то, что наша встреча была случайной – так мне подсказывает внутренний голос…

Почему-то именно сейчас  появилось желание написать очередное письмо Мамуру,  но время не совсем подходящее – одиннадцать часов вечера. Хорошо, что завтра воскресенье и не надо идти в школу!..

Только вот что я напишу? Об очередной битве? О своей любви? Или о своих истинных чувствах?…»

Она оторвалась от дневника и выключила настольную лампу, освещавшую комнату. Ручка, выпав из рук, беззвучно покатилась по гладкой поверхности стола и так же беззвучно упала  на мягкий ковёр. Но Усаги  не заметила этого. Сникнув, она  долго-долго сидела, ссутулившись, борясь с подступившими и уже готовыми вырваться наружу слезами. В глазах исчезли искорки, на лице вновь появилось  равнодушно-отстранённое выражение,  в последние недели почти не сходившее с лица девушки. Если бы кто-нибудь видел её в эту  минуту, то наверняка ужаснулся: он вполне мог перепутать Усаги с призраком  - настолько жалок и бледен был  её  силуэт, освещаемый луной, бесстыдно заглядывавшей в окно …

  

 

  «26 марта 1993 года, 1:00 ночи.

 Я  прервалась на пару часов, но за это время произошло столько всего!.. Мне до сих пор не верится, что это был не сон!

 После того, как  положила ручку, на меня нашло странное оцепенение, но теперь уже не ностальгическое и приятное, а какое-то нехорошее, беспокойное. Я  долго сидела   в забытьи, уставившись в одну точку – какой-то огонёк  в бесконечном рое  таких же его светлячковых  искусственных друзей, сверкающих неоном. Тяжелые мысли проносились одна за другой, камнями оседая  в сознании, как в воде. Голова  в каком-то тягостном тумане, по всему телу жар.

Если бы не часы, тихо пробившие четверть двенадцатого, туман совсем поглотил бы меня, но этот тихий, в то же время отчётливый монотонный  «бом-бом» заставил передёрнуться и очнуться  от  сна наяву.

Всё снова  затихло. Опять комната, ночь, замершие на обоях и потолке тени…

Блуждая   взглядом в надежде зацепиться  глазами  и мыслями хоть за какой-то новый, незнакомый мне предмет,  - лишь бы не думать о том, что тревожит  -  и, не находя такой вещи, я опять уставилась в окно. Луна, огромная, сияющее-белая, смотрела прямо на меня, отбрасывая на лицо и плечи бледное сияние. Луна… Моя стихия, моя планета… Планета Сейлор Мун…

В тот момент, когда я подумала о том, кто я на самом деле, что-то внутри  перевернулось, тронуло доселе спокойные  струны души, вот-вот готовые оборваться. Буря эмоций… Разные чувства, которые  я даже не способна  назвать,  фрагменты из битв, из прошлой жизни. И луна… луна… луна на тёмном небе. Она заставляла меня вспоминать, чтобы покориться  судьбе, предначертанной свыше.

Ещё раз посмотрела вокруг себя: четыре стены, кровать, стол, часы, тумбочка, платяной шкаф. Почувствовала себя  птицей, посаженной в клетку. Моя комната  в  тот момент  оказалась хуже тюремной камеры.   Я задыхалась, сама не знаю от чего… Хотя нет, знаю: от своей несвободы, от  боли, переполнившей сердце. От всего обыденно-серого, окружавшего  меня изо дня в день. «Нужно бежать отсюда!  - промелькнуло в мыслях. – Мне нужно только одно сейчас: быть свободной…».

В голове появился всё тот же тяжёлый туман;  казалось, будто меня окружает какая-то горячая  аура, и если тотчас не выйти  из дома,  жар убьёт меня. Мысли нестройным роем проносились в голове, но все, что я делала, происходило само собой, как давно забытый несознательный рефлекс или  тщательно продуманный план побега…

«Не пойду же  я  по улице в таком виде, - размышляла я, оглядывая свою ночную пижаму. – Нужно одеться, причём быстро… » Сразу же подошла  к  шкафу, раскрыла дверцу и  машинально  выбрала первое, что попалось на глаза – школьную форму. Бегло оглядев  себя в прикреплённое  на дверце шкафа зеркало, заметила, что на оданго всё ещё завязаны ночные бантики; второпях сняла их, сама не знаю, зачем, -  ведь они мне совсем не мешали.

            Перешла в прихожую; еле-еле нащупав в темноте  свои туфли, торопливо скользнула в них, застегнула ремешки и подошла  к входной двери. Почему-то оглянулась напоследок, словно  больше никогда не вернусь сюда... Внезапно появилось смутное предчувствие, что  именно так оно и будет. Тут же, далеко-далеко, где-то  в  глубине души  крик сознания: «А может остаться, Усаги?!» Поколебавшись несколько секунд, я твёрдо решила просебя: «Нет! Скорее отсюда!»   

            Тихо, чтобы никого не разбудить скрипом,  осторожно открыла дверь и выскользнула  во двор; прошла немного по каменной дорожке и, отворив калитку, оказалась за пределами своего дома.

            Куда же мне идти? Растерянно осмотрелась по сторонам. Позади – спальный район Джубан, где я живу: маленькие двухэтажные домики, ухоженные газоны, уют; передо мной, стоит только перейти дорогу, такой же спальный район, но с высотными домами из бетона и стекла, с большими квартирами и огнями, а дальше огромный город, в котором можно потеряться. Погружённый в синюю дымку ночи, он мирно спит… Пойду туда, в эту мертвенную синеву, а дальше - будь что будет…

            На улицах тихо, ни души, даже фонари здесь не горят, но светло от лунного света. Там, вдали, слышен шум ночного Токио. Я иду, ни о чём не думая, смотрю вперёд, на луну, будто она моя путеводная звезда.  Беспрестанно задаю себе вопрос: куда я иду и зачем, с какой целью? Почему  ушла из дома посреди ночи? И почему мне не страшно перед сознанием всей опасности такой вот ночной прогулки?  И тут же отвечаю: просто мне всё равно. Пусть меня  убьют, ограбят – неважно. От Усаги Цукино осталась только тень, она  не человек больше, всего лишь осколки того, что раньше было единым целым; она – призрак без возраста и имени, душа, не обретшая  покоя на земле…

Странно: когда идёшь  по пустынным улицам ночного города, чувствуешь себя  частицей огромного пустого мира,  понимаешь свою ненужность; будь то друзья или возлюбленный, - все  решили забыть о твоём существовании. Хочется кричать от отчаяния, но никто не услышит… Никто…

 Всё, хватит размышлять. ХВА-ТИТ! Так будет легче и спокойнее: не думать ни о чём, не испытывая ничего, кроме равнодушия, подобно Токио.

Подняв голову, увидела перед собой очередную из «свечек». Высокий, этажей в тридцать, дом с балконами над козырьком подъёзда. Стеклянные стены – окна отражают  в себе луну… Интересно, далеко ли мой дом? Прочитав табличку  с указанием адреса, я удивилась: тут живёт Мамуру! То есть, жил, пока не уехал в Америку… Специально я сюда бы ни за что не пришла: слишком свежи раны и воспоминания, но  что-то же меня  привело к этому месту…. 

Сердце сильно-сильно  забилось  в груди, только-только утихшая боль вернулась, нарастая с новой силой. Захотелось уйти  оттуда подальше, - нет, бежать изо всех сил, но ноги меня не слушались.  Вдруг подумала: а может, Мамору уже приехал?  - Слабый лучик надежды, как обманчив твой слабый свет во мраке жизни! - Подняв голову, посмотрела на балкон его квартиры: лампы не горят, никаких признаков движения внутри (шторы в гостиной, где все стены прозрачные, портьеры не задёрнуты, вот почему  я могла  так уверенно судить об этом). Значит, никого.

От своих же выводов мне вновь стало плохо.  Потом,  ещё не до конца понимая, что  напрасно теряю время, обманывая себя, я позвонила  по домофону. Опять никого.

«Всё, Усаги, пойдём  обратно!» - сказала я сама себе, как  вдруг  в голову пришла  идея.

Открыв тяжёлые  прозрачные двери, я  вошла в подъезд. Одинокие тени ложились квадратами на шашечный  пол вестибюля. Если бы ни луна, совсем ничего не было бы видно. Тихонько ступая  в нерешительности, чтобы не нарушать тишины,  продвигаюсь к лифту.

Я почти добралась, как вдруг в стенах холла раздаётся странный звук… «ХРЮЮК!» - доносится откуда-то из конца   помещения. Замираю от неожиданности и страха, объявшего меня: одна нога согнута в колене и напряжена, готовая  после опорного толчка шагнуть вперёд, другая чуть отведена назад... (Ну и испугалась же я в тот момент! – чуть сердце не выскочило!) …Через некоторое время звук повторился, потом стал учащаться… В конце концов, я поняла, в  чём дело: это заснувшая на посту консьержка  храпела так, что душу можно вытрясти, и тем самым чуть не довела меня до инфаркта.

Консьержа? Значит,  у неё обязательно должны быть ключи от всех квартир в подъезде… Созрел новый план! Пробраться по лестнице на  этаж, где живёт Мамуру и, открыв квартиру предварительно  выкранным у «охранницы» ключом, убедиться во всей бредовости своих новящевых идей воочию…

Бредовости… Конечно, тогда я не думала, что мои мысли – идиотизм: разве стал бы Мамуру внезапно приезжать из Америки ради меня, если всё в порядке? Я не думала об этом. Была цель, внезапно появившаяся, были мотивы, желания… и всё. Только это. А я, как мотылёк, летела на огонь, чтобы обжечься и, возможно, погибнуть.

Дабы не разбудить консьержу, я сняла  туфли и, медленно переступая  по полу, добралась до расположенного в самом конце холла стола, где спала женщина. На моё счастье спала она крепко, плюс нужные мне ключи висели прямо перед ней, так что я могла, не перелезая через неё, снять их с крючка.  Я так и сделала, зажав связку в кулаке – чтобы не разбудили бряцанием спавшую, а то досталось бы мне «в особо крупных размерах» и в прямом, и в переносном смысле  :-)

Преодолев двадцать девять этажей, я оказалась на месте. Вот знакомая дверь, в которую я не раз стучала. Постучала и теперь, в надежде, что кто-то там всё же есть. Когда никто не отозвался, осторожно, чтобы не греметь, всунула ключ в замочную скважину и повернула его. Дверь открылась, и я оказалась в квартире Мамуру.

-                     Есть здесь кто-нибудь?  - спросила, почувствовав, что слова улетают в никуда. Миновав прихожую, прошлась по комнатам: сначала спальня, потом столовая, кухня, ванная, гостевая … На мебель накинуты широкие лоскуты ткани; тишина царит в покинутой хозяином квартире. Тихо, как в могиле.

И вот, наконец-то, гостиная. Просторная, занимавшая почти половину  всей площади, с балконом и красивым видом на город… Даже часы не тикают. Времени будто не существует: оно замедлило свой ход, затаилось до поры, когда жизнь  вернётся сюда.

 Эта комната нравилась мне больше всего. Она была самой красивой и уютной,  именно с гостиной связаны самые тёплые воспоминания, как, например, рождество, которое мы справляли вместе с Мамуру и Малышкой.

 В тот день Чиби-Уса  вела себя необычайно спокойно, помогала мне готовить праздничный пирог и даже ни разу не нарвалась на драку, которые у нас с ней очень часто происходили из-за ревности к  её будущему папе. 

Вечером, когда мы уже убрали квартиру и нарядили ёлку, вернулся Мамуру. Как оказалось, он  сегодня весь день провёл в поисках подарков мне и Чиби-Усе. А потом мы сели праздновать и одновременно разбирали подарки. Так было хорошо тогда, весело, легко. Никто не вспоминал о зле, с которым мы боремся  и о том, что от нас зависит, будет ли Земля продолжать своё существование  или покорится так же, как сотни других планет…

 На комоде рядом с диваном я заметила  такую же фотографию, как та, что у меня в комнате: Мамуру стоит, одной рукой обняв меня, и мы оба улыбаемся… Взяв фото в руки,  долго смотрела на это до боли знакомое и милое лицо.

-          Почему ты сейчас не со мной!?   - проговорила я, и опять тупая боль прошибла сердце иглой…

Становилось жутко в пустом месте наедине с воспоминаниями. Я вышла на балкон. Отсюда, с высоты семидесяти метров, город смотрелся ещё прекраснее. Огоньки – целый рой огоньков, окутанных   нежно-синим флёром ночи; отсюда был виден токийский парк, река, огромным серебристо-синим змеем ползущая вдоль линии горизонта, и море. Прямо по середине неба – между двумя соседними небоскрёбами, - отбрасывая серебристое сияние, в обрамлении редких, почти невидимых звёзд, стояла луна. Теперь она казалась ещё больше, чем из окна моей комнаты. Рядом проплывали маленькие тучки, то и дело закрывавшие диск  планеты, и тогда лёгкие тени огромными серыми пластами ложились на город.

            Выйдя на средину балкона и облокотившись на перила,  задумалась. Что-то твёрдое упёрлось  в живот. Посмотрев вниз, заметила, что крепко сжимаю в руках взятоё мною фото.

Ещё раз взглянув на спрятанную за стекло картинку, я поднесла фотографию к губам и поцеловала нарисованного Мамуру…

 

 

На месте поцелуя остался влажный след…

  «Ничто не вечно, - подумала я, глядя на то, как испаряется отпечаток губ с холодного стекла. – Может быть, и наша любовь … Кто сказал, что  я и Мамуру должны быть вместе, потому что  это  - судьба? И кто сказал, что наше чувство было настоящим, а не специально подстроенной той же королевой Селеной иллюзией во благо мирного будущего галактики?»  - говорило во мне бессилие.

«Мамуру, почему ты мне не пишешь? За эти несколько месяцев разлуки я окончательно потеряла веру во всё: в мир, в добро и справедливость, и в самое главное, в то, что помогает нам  побеждать  - в любовь…

«Сначала я не хотела  думать о причинах твоего молчания. Думала, тебе некогда… В память врезались слова Сэйи. Когда мы катались на колесе обозрения, он сказал мне: «Мамуру изменяет тебе». С тех пор эта мысль меня не оставляет…

Конечно, он мог и специально так сказать, потому что он тоже… любит меня, как неожиданно  выяснилось сегодня. Но я не верю, чтобы он таким грязным образом пытался выместить из моего сердца  тебя…

             Вчера, когда на меня напала Сейлор Мяу, я не могла сопротивляться ей, - под благовидным предлогом сбежала от девочек  на школьную крышу, - и осталась один на один с врагом. Задержать демона было некому. Атаки сыпались  одна за одной, и я еле успевала уворачиваться. Демоница  уже направила в мою сторону базуку со словами «Умри, Сейлор Мун!», как вдруг в  бетон, просвистев, воткнулась… красная роза.

-          Такседу Маск! - машинально сорвалось с губ…

 Я  обрадовалась, когда, подняв голову, увидела вверху на козырьке входного подъезда человека  в чёрном развивающемся плаще. «Не смей трогать её!» - сказал он и убрал руку с намотанным на неё краем плаща. Моим спасителем оказался … Сейя. Он стоял перед нами, освещённым  тусклым светом  зашедшего за чёрные грозовые тучи солнца, похожий на Такседу Маска, но это был НЕ ОН.

После исчезновения демона  я упала на колени и заплакала, никого не стесняясь.

-          Что с тобой, куколка? – спросил удивлённый Сейя.

-                     Понимаешь,  на самом деле я слабая, -  говорила я, медленно оседая на пол. -  Я могу, например, учить уроки и задремать, а проснуться  уже под вечер. Даже девочки не верят, что я могу всё делать сама. Они считают меня безответственной… Может быть, так оно и есть… Когда я увидела розу, это напомнило мне о Мамуру… Но его нет со мной. Я не получаю от него писем  с того дня, как он уехал в Америку, а голос слышу только на автоответчике.  Я думала, что справлюсь, но не могу. Мне надоело быть одной!

Сейя подошёл ко мне и, встав на колени, взял меня за плечи. Я подняла голову и посмотрела на юношу. Его тёмно-фиолетовые глаза  были полны печали и слабой надежды.

-                          А  разве я  хуже, чем он?  - тихо спросил  он …

Тогда я была удивлена этими его словами, но глаза… в них был ответ, те три слова, которых мне так  не хватало вот уже многие месяцы…

Да, Сейя любит меня. Но для меня он  -  только хороший друг. Моё сердце отдано Мамуру, и никто не сможет его заменить.

Признаться, меня мучает ещё и чувство вины за безответную любовь моего друга. Конечно, я понимаю, что от меня ничего не зависит, но когда  ты несчастлив в любви, нет ничего хуже. Ещё один человек страдает из-за меня. Я приношу одни несчастья тем, кто меня  любит! - Опять укол в сердце.

-   Кто бы знал, как я хочу быть обычной девушкой!  - сказала я вслух. - Все воины желают этого в глубине души, но теперь это уже невозможно – обратного пути не существует… По твоей вине, Селена!

 - По твоей вине!… По твоей вине!… По твоей вине!.. – уносил ветер куда-то вдаль обрывки фраз. Я всматривалась в серые пятна – глаза на белом диске - ожидая ответа на свои слова… Луна  отвечала иронической улыбкой… Ей чужды страдания, равно как и радости. Её сердце холодно, и ничто не может  пробудить в нем  тепло, кроме крови.

-   Селена, зачем ты это сделала?! – шептала я с яростью, не отводя взгляда от луны, бросая ей вызов дерзкими речами.  – Я не просила тебя решать мою судьбу за меня. Я не Серенити и не Сейлор Мун, а Усаги Цукино – просто школьница, такой бы и осталась, если бы не ты!..

 На банте формы поблескивала  Лунная призма. Я сняла её  и положила на ладонь.

 Золотая брошка  в виде сердечка с полумесяцев внизу… Кто бы мог подумать, что в  маленьком, дешевом на вид украшении кроется  источник силы Сейлор Мун - не самого древнего, но самого сильного воина-защитника Земли?

Зачем мне такое могущество, если я не могу  предотвратить смерть самых дорогих мне людей? Кто такая Галаксия перед этим страшным словом   - «одиночество» и ещё более страшным  -  «смерть»? - Песчинка в просторах вселенной.

 -  Всё, хватит! – прокричала я так громко, что эхо долго-долго передавало мои слова по волнам воздушного потока. – Хватит войн! Хватит демонов и сражений! Хватит  злодеев! Сколько раз моих друзей убивали, когда они  пытались защитить меня! Мне не хочется, чтобы это повторялось вечно!.. Должна же быть сила, способная остановить ужасный круговорот  «сражения – финальная битва – momento more (мгновенная смерть)»!..

Последние слова я выкрикивала, злясь на себя, на что при всём могуществе, данном мне, я всё же не могу решить проблему жизни и смерти.   

- Только вот где найти такую силу, противостоящую любому злу?  - сказала я, немного успокоившись. Мой голос казался мне тогда совершенно чужим, пустым, как у призрака.

            Опять взгляд упал на Лунную Призму... И тут мне в голову пришла мысль: а не лучше ли будет, если  в этом мире, который уже всё равно не спасти,  не станет никакой Сейлор Мун? Ведь именно  из-за меня  злые силы причинили столько зла Земле. Если бы королева Селена  не отправила  Серенити на Землю будущего, разве  пострадали бы невинные люди? Конечно, Землю уничтожили бы. Но, по крайней мере, она имела бы шанс на возрождение, обрела бы свою первозданную красоту, и, возможно, появилось бы другое, более совершенное поколение людей…

            Да, так будет лучше для всех нас.

            Вспоминая чувства, охватившие меня тогда, на балконе квартиры Мамуру, осознаёшь, что в сердце навеки впечаталось то раздирающее чувство абсолютной безысходности, которое  я  испытала.

            Поддавшись отчаянию, держа в одной руке лунную призму, я встала на самый край перил, выпрямилась и развела руки  в стороны. Закрыв глаза,  слушала тишину…

            Так вот что чувствуют птицы, пролетая над землёй!.. Когда лёгкий ласковый ветер дует тебе в лицо, подхватывая налету, ты  ощущаешь полную свободу от всего, что осталось там, внизу; мир кажется маленьким, а небо и свобода – бесконечными. И  нет ничего: ни прошлого, ни будущего, ни мыслей, ни чувств, ни друзей, ни врагов, ни Сейлор Мун – ничего, что связывало бы тебя с прежней жизнью.

            На минуту луну закрыли тучи, и я оказалась скрыта их тенью. Когда же печальный свет вновь разлился серебром  по городу,  моя школьная форма сменилась на одеяние вечной Сейлор Мун, но за спиной были уже не бутафорские, а самые настоящие крылья, как у ангела. Перевоплощение  нисколько не удивило меня: всё, что было от прежней Усаги, умерло, и даже способность удивляться была подавлена  подсознанием.

            «Девочки, простите меня! - думала я. –  Мне жаль  причинять вам боль, но я не могу иначе. Я не вижу другого выхода…»

            Сильный порыв ветра отбросил назад  волосы, словно уговаривая поторапливаться, пока не поздно.

-     Пора! – сказала я.

Сердце перестало биться, уже готовое к предстоящему вечному своему молчанию. Я  без всякой боязни занесла правую ногу над перилами, развела руки в стороны и  оттолкнулась…

Секунда, две, три… И я быстро падаю вниз. Зачем  нужны крылья, если душа разучилась летать? Зачем нужна жизнь, если в ней нет любви…

«Ну вот и всё….»

Что это? Лепестки роз… Приятный аромат… Черный плащ… Маска… Такседо маск… ТАКСЕДО МАСК??!!

Что было дальше, помню очень смутно, поскольку скорости были такие, что даже Кунсайт отдыхает.

Сначала я почувствовала  руки, обнявшие меня за талию, затем резкий рывок в сторону. Черный плащ окутал меня с ног до головы… Нежные  объятия, теплые руки… улыбка… такая милая и знакомая…

И слова: «не теряй надежду…», сказанные ветром.

Это было последнее, что я помню …

 Очнулась уже в  своей комнате. Поняла, что лежу на кровати. Кто-то даже накрыл меня одеялом.

А ветер опять принёс эхо: «Не теряй надежду… надежду… надежду…»

 30.01.05, 6:30

 

 

Фанфики по Sailormoon