прокат bentley пример luxury-trans.com.ua авто представительского класса с водителем

 

Душа покинувшая сердце

 

 

автор: Оригинал
 

Глава I - Миг любви

 

"Любить бы, да любить..." - думала Усаги, гуляя по парку, и держа Мамору за руку.
- Мамору, как ты? Не молчи. Скажи что-нибудь?
- Эхх... Я люблю тебя! - судя по интонации, он говорит это не первый раз за день.
- Не так!
- А как?
И она нежно поцеловала его в щёку. Усаги была счастлива с Мамору, до нельзя, а он с ней. О свадьбе, пока речи не шло. Ей было уже восемнадцать, а ему двадцать один. Родители (папа), немного против (совсем против) этого брака. Усаги шла и мечтала, а Мамору шёл и думал:
"И что мне с тобой делать, Усаги? Я даже до тебя нормально докоснуться не могу!"
"Мамору, знал бы ты, как я хочу чтобы ты поцеловал меня по-настоящему!"

"Ладно, Мамору Джиба, ты должен как-то начинать, а то кто-нибудь тебе решит помочь..." - рассуждал про себя Мамору.

"Наверно, ты не решишься, чтобы начать делать, со мной кое-что плохое... Иначе это придётся сделать кому-нибудь другому! Хотя кому? Сеи - нет! Мотоки - не смешите!"

Несмотря ни на что, им было хорошо, но скучновато. Хотелось чего-нибудь новенького. Повседневные прогулки по парку, походы в кафе, начали надоедать. Всё стало как дома. Проснулся, позавтракал... Так и у них в жизни. Даже стали тосковать по битвам. Ведь раньше скучный день мог прервать гудок из кармана, кричавший запыхавшимся голосом, что появился демон.

- Усаги, будешь мороженое? - Спросил первый Мамору, раньше оторвавшийся от раздумий.
- С удовольствием!
Купив две порции мороженого, они сели на лавочке.
- Мамору, скажи, а ты влюблялся в кого-нибудь ещё?
- Да.
Усаги немного стало не по себе. В ней зародилась ревность к этой экс-подруге.
- И как же её звали? Где вы познакомились?
- О! Это было тысячу лет назад!
До Усаги не доходил смысл, и она недоумённо покосилась на возлюбленого:
- Как тысячу лет назад?
- А так!
- А как её звали?
- На "С" начинается, угадай!
- Сецуна?
- Ха-ха! Усаги, ты всё такая же глупая маленькая девочка! Ну подумай: кого я мог полюбить тысячу лет назад. Сецуна - она хранитель ворот времени, и её мало кто мог увидеть, а уж о том что бы потрогать я вобще не говорю.
- Ну не знаю...
- Ладно, дам подсказку, она была принцессой.
- Сецуна тоже была принцессой...
- Но не она.
- На "С"... Сдаюсь!
- Ты!!!
- !?!?!
- Тебя звали Серенити!
- А-а-а... Понятно...
Лицо у Усаги стало каким-то безжизненным. Немного грустным и печальным. Глаза покосились вниз, в них читалась усталость, усталость не от ходьбы, или от работы. Нет, усталость - от жизни. Какие бы не были слова великого война, сам войн им не всегда следует.
- А чего ты такая кислая?
- Приревновала тебя к себе...
- Ох, Усаги, зайка моя, моя Усако, знала бы ты, как я тебя люблю, ведь ты мой смысл в жизни, не будь тебя, не будь и меня.
- Правда? - Усаги немного оживилась.
- Конечно!
И он как можно нежнее поцеловал её в губы.

Уже вечерело. Солнце село за горизонт, открывая всем влюблённым красивое звёздное небо, даря им возможность полюбоваться им, и стать единым целым в этой жизни, и никогда не забывать любимых. Ведь любовь - это самое прекрасное в жизни, но и одновременно самое обидное. Любовь - она одна на всю жизнь, если полюбил, уже не забудешь. А если не любил, забудется. Самое плохое в любви - безответная любовь, или воображаемая страсть. Некогда полюбила девушка по-настоящему мужчину, а она ему нравилась за красивое тело и мордашку. А любви-то и не было. На самом деле они не были счастливы, парень не был влюблён в неё, а она была... Надо, чтобы были счастливы обе половинки, а не какая-то часть.

Мамору приобнял Усаги, а она ещё крепче прижалась к нему. Она дошли до речки, вдоль неё были расположены небольшие скамеечки на которых целовались парочки. Что-то вроде набережной. Они сели на одну из лавочек, и обнялись. Когда Мамору посмотрел направо, он увидел пару, которая настолько страстно целовалась, что Мамору уже сам хотел точно так же поцеловать Усаги, да только понравится ли ей? "Попробуем" - подумал Мамору, со всей нарастающей страстью поцеловав Усаги. Она от неожиданности ответила. Так они сидели и целовались. Для Усаги это было что-то новое, раннее неизвестное. Всё её тело обуревала страсть, ей хотелось большего. Мамору начал понимать, что теперь он не сможет сдерживать уже свои эмоции. Настолько поцелуй стал возбуждающим. Потом им стало не хватать воздуха и они оторвались друг от друга.

- Усаги...
- Да Мамору?
- Может пойдём ещё куда-нибудь?
- Куда?
- Где есть постель... - тут Мамору осёкся, но тут же исправился, - Ой! Усаги, извини, где можно переночевать.
"Наконец!!!" - радовалась про себя Усаги, поняв точное желание Мамору.
- Ну? - Кратко спросила Уса. Она решила подыгрывать ему.
- Может уединимся?... - Мамору не мог подобрать слова.
"Быстро" - промелькнуло в голове Усаги мысль, а с ней жуткий хентай.
"Может тороплюсь?" - подумал Мамору, у которого в голове промелькнули не менее хентайные мысли, - "Ага, уже четыре года жду." - ответил он сам себе.
- Пошли... - Ответила Усаги.
Мамору не знал куда идти. До его квартиры далеко, он не стерпит. Тогда Мамору решил идти в ближайшую гостиницу. Усаги собачкой следовала за ним. Пока они шли, Мамору показалось это вечностью. Тут ещё Усаги спотыкалась. Уже сам не свой, он мимолётно схватил её на руки, и понёс до отеля, с названием "Райские лагуны". Уже у ресепшен, он кинул пачку денег на стол сказав:
- Люкс. Одна ночь. Ужин в номер.
Усаги лишь смеялась про себя от радости и поведения Мамору.
"Ох не могу! Не знала что он такой у нас "страстный"! Прям как в американском боевике; "Люкс. Одна ночь. Проститутку в номер. И ящик с оружием" - она уже не могла сдержать смех, но сдержала, иначе Мамору обидеться.
- Мамору... - начала Усаги, но не успела.

Мамору снова взял её на руки, а она лишь вскрикнула от неожиданности. Потащив её на третий этаж, он не стал её опускать на ноги и открывать дверь в номер ключом, он просто взял и шибанул ногой в дверь, что она без вопросов отлетела в сторону. Но неожиданно Мамору начал думать: "Я сломал дверь - ща придёт персонал. Я заказал ужин - это прервёт дело. Я дурак! - Что подумала Усаги?"
"Я думаю - он пылкий и страстный" - Мысленно Мамору ответила Усаги, но он разумеется не услышал.
"Так, - начал раздумывать он, - сейчас принесут ужин, и мы поедим, а в это время дверь поставят на петлю."
Через десять минут, в номер зашла женщина в чёрном платье, с белым передником.
- Что случилось? - спросила горничная катя столик на колёсиках, на котором горой водружалась еда.
- Э... - придумывал Мамору, - Я открыл дверь, а она с петли сорвалась.
- Ой! Извините за неудобства! Сейчас всё сделаем!
- Ничего страшного! - успокоил горничную Мамору.
Он чествовал дискомфорт. Неудобство. Ещё бы! Соврал про дверь. А ведь не в двери дело. А в его поведение. Неумение сдерживать свои желания...
- Мамору - обратилась Усаги, - ты как?
- Нормально...

Он посмотрел на жёлтеньких человечков, возящихся с дверью. Они снова вешали дверь на петлю. А Усаги и Мамору спокойно сидел на постели схватывая со столика принесённый ужин. Он немного успокоился. Но ему жутко хотелось выгнать из номера этих работников пинком под зад. Один из них, высокий, худощавый и небритый мужичок во всю поглядывал на Усаги. Но она этого не замечала, и продолжала жевать булочки.
Когда всё сделали, заглядевшийся "дядечка", подошёл к Усаги с спросил:
- Вас как зовут?
Мамору понял, что мужчина крайне не воспитан. Он не просто напропалую отбивает Усаги, так он ещё и имя спрашивает без обращения.
- Усаги. - Ответила наивная крольчиха, не замечая безкультурия.
- Можно...
Чаша терпения у Мамору лопнула, и он встав постели, подошёл к небритому, схватив за воротник, поднял над собой правой рукой, замахнувшись левой, ударил по морде, что мужик отлетел к выходу.
- Чего ты? - Спросил пострадавший.
- Катись отсюда!
- С чего это?
- Ты что, не понял?
- ?!?!
- Мы заказали люкс, на "двоих" - Мамору особенно выделил "на двоих", - и просили персонал более не тревожить, а ты прямо у меня на глазах клеишься к моей невесте?!
Видимо мужик оценил ситуацию, и на глазах у всех смылся, аж пятки сверкали. Усаги недоумённо покосилась на Мамору.
- Чего? - Спросил Мамору.
- Ну... Короче... Э... Ну вот так попонятнее...
И она вскочила с постели и прыгнула на Мамору, обхватив руками шею страстно поцеловала. Запустив руку в волосы, она ещё сильнее прижалась к нему. Он тоже обхватил её руками за талию, обняв ещё крепче, как бы боясь, что она исчезнет. Усаги уже не контролировала себя, так же как и Мамору, который вовсю пытается уже как четыре года совладеть собой, теперь та самая преграда, которая появилась четыре года назад - рухнула. Она была стеклянная, для Усаги лекго проходимая, а вот для Мамору всё сложней. Он понимал, что ночь проведённая с ней, дорогого стоит. Но видно, время пришло, тянуть - не имеет смысла, учитывая, что оба этого хотят.

Мамору стал расстегивать Усагину кофточку, а Усаги в это время расстегивала за ним, передразнивая его своими пальчиками, которые бегло спускались всё ниже... Когда на них ничего не осталось, Мамору приподнял Усаги над собой, и аккуратно положив её на постель, лёг на неё. Покрывая её лицо и шею. горячими поцелуями. Мамору не мог не налюбоваться ею, красивые длинные ноги, плоский животик, милая мордашка. Усаги Мамору тоже нравился своим красивым накачанным торсом и высоким ростом. Мамору начал гладить её груди, сжимая то разжимая. Двигаясь всё ниже и ниже. Нежно дотронувшись до сокровенного места, он пропустил свои пальцы в клитор, и стал гладить его. Когда Усаги окончательно возбудилась, он вынул руку... В дело вступил инструмент любви. Войдя в Усаги, она вскрикнула и вцепилась ногтями в Мамору. Наволочка покрылась пятнышком крови. По лицу потекли слёзы.
- Мамору, выйди, не надо... Мне больно... Пожалуйста...
- Зайка, прости, но так надо...
Он покрывал её личико легкими поцелуями. Потом Усаги почувствовала прилив удовольствия. Она посмотрела на запыхавшегося Мамору. Он лёг рядом и прижал её к себе. Как она была счастлива с ним. Ей не хотелось расставаться с ним ни на шаг. А мысль о разлуке, просто портила ей настроение. Ведь что такое, оказаться в объятиях любимого? Это просто сбывшийся сон. Что значит оказаться в постели с любимым? Это просто любовь. Когда-то, наверно давно, они так же любили друг друга тысячу лет назад. Она не знала, не знала ничего кроме их смерти, и того последнего вечера на Луне, после которого, вся Луна заснула. "Интересно, а что он чувствует сейчас?" - подумала Усаги.
"Моя маленькая Усако... Хотя нет, ты уже женщина, а скоро станешь леди. Леди-крольчиха!" - пронеслось у него в голове.
Всю ночь их сон никто не тревожил, сохраняя эту идиллию, мир и спокойствие. Тёмные сила оставили этот мир. Но надолго ли? Но сейчас время не ссор и войн, сейчас время любви и мира во всём мире...
 

 

Глава II - Приятная жизнь
 

Проснувшись утром, Усаги лениво повернула голову налево и обнаружила сладко спящего Мамору. "Он такой красивый, и беззащитный сейчас. - размышляла она, - и ты со мной!"
 

Встав, она взглянула на часы висящие на стенке. Стрелка показывала десять часов. В двенадцать номер надо будет покинуть. Пройдя в ванну, она умылась и оделась. Мамору всё спал.
"Мда... Ты похлеще меня спишь. - сделав лукавую улыбку, подумала Усаги, - и сколько же ты будешь спать, если я тебя не потрясу?"

Она подумала, что будить человека, особенно Мамору, будет не гуманно (по себе знает, когда мама её будит в восемь, а ей неохота вставать), решила просто его поцеловать. Коснувшись его губ, он открыл глаза, и притянул златовласку на себя. Прижав, он ещё сильнее впился ей в губы. После всего Усаги радостно посмотрела на него:
- Как спалось, Мамору?
- Прекрасно!
- Какие планы на сегодня?
- Какие хочешь.
- Позавтракаем у Мотоки?
- Давай.
- Мне надо родителям сказать, что ночевала у Рей, а то они наверно беспокоятся.
- Лады. А потом в кино. Фильм выбираешь ты.
- Ой! Мамо-чан!!! Я тебя люблю!
- Я тебя тоже, зайка.
 

В одиннадцать, Мамору Усаги стояли у ресепшн и сдавали ключи. Тут подошла горничная и сказала менеджеру, стоящему и следившему за действиями персонала. Девушка новенькая, училась. И вот сейчас она вычеркивает номер, и записывает номер другой. Менеждер довольно кивает.
- Мистер Хауки, в номере триста пять наволочка почему-то красная.
Усаги и Маору покраснели. Триста пять - их номер. Мистер Хауки взглянул на вычеркнутый номер и улыбнулся.
- И что? Новую постели. Чего уж такого?
- Да нет, просто так. Привыкла видеть жирные пятна от еды, или ещё чего. А тут краска прям.

Менеждер захихикал. Ему было смешно, от недопонимания его горничной. Да горничная и есть горничная, будь она поумней, не была бы горничной.

После всего, Мамору поблагодарил мистера Хауки, и взяв под руку Усаги, вышел из отеля. Путь лежал к "Короне". Здесь тоже можно было поесть, в отеле, но Мотоки друг, у него всё веселее. Тем более, это желание Усаги.

Через пятнадцать минут, они стояли у входа кафе. Посетителей было мало. Да кто сейчас в будний день утром станет завтракать в кафе? Все на работе. Самый пик дня, когда кафе переполнено до отказа - с двух до четырёх. Все идут с перерыва покушать в кафешке. И сейчас Мотоки, подходит к обнимающейся парочке.

- Нус-с, Мамору, как жизнь?
- Отлично!
- Что-то ты уж черезчур весёлый, в чём причина? - и с этими словами он покосился на Усаги, как бы давая понять, что ответ примерно знает.
- Да так, ничего.
- Ох, Усаги, - как бы только заметив её, спросил Мотоки, - а как у тебя, так же как и у Мамору?
- Мы единодушны.
- Ясненько... Чего будем заказывать?
- Мне гамбургер, а вот Усаги две порции мороженого и три пирожных, плюс апельсиновый сок. А мне кофе. Всё наверно? - Посмотрел Мамору на Усаги.

Она в ответ кивнула головой.
Когда Мотоки принёс заказ, они принялись за трапезу.

А ведь когда-то он за эти пирожки называл Усаги "пирожок с мясом". Сейчас всё это кажется смешными воспоминаниями, но тогда Усаги не понимала его юмор, и очень обижалась. А вот она ест пирожки, которые он сам ей заказал! Ох... Как всё в жизни может поменятся, да как резко, были друзьями, стали врагами, и меняет положение даже молюсенькая секунда. Ведь не всё вечно...
- Мамору, давай пойдём погуляем в парке?
- Хорошо.

Тут к столику подошёл Мотоки:
- Я гляжу вы просто оба светитесь! Я уже понял в чём причина. Но всё же... Неужели любовь такое с людьми творит?
- Мотоки, - начала Усаги, - если ты по-настоящему любишь Рейку, а она тебя, то вы оба будете счастливы. Но если вы вместе только вспоминая былое, и внушая себе любовь к человеку, это не любовь. Вы должны быть как одно целое, нерушимое. Если любимому хорошо, ты тоже чувствуешь счастье. Если любимому плохо, тебе тоже становится нехорошо. Вы чувствуете друг друга. И наконец, если опять-таки, любовь настоящая, ты отдашь жизнь за любимого, не сожалея за него ничего!
- Даже так... - почесал затылок Мотоки, переваривая всё, что сказала Усаги.

Мамору только сидел и слушал. Вот какая настоящая Сейлормун! Говорит не разум, а душа, сердце! Побеждая врагов она не думала как победить, а любила, верила что враг сам сможет выбрать свой путь. Даже само зло утонуло в её безграничной душе. И неужели ему досталось вот такое счастье!? За что? Что он такого сделала, что она полюбила именно его? Он принёс ей столько боли! Заставлял плакать, даже чуть не убил... И не один раз...

Мамору обнял Усаги, и они пошли вдоль скамеечек, говоря друг другу ласковые слова и признания в любви.
- Усаги, - обратился он, - за что ты меня любишь?
- Мамору, любовь - это нечто необъяснимое. Полюбил, и всё. Я тебя люблю, и это главное.
- Но я тебя столько раз разочаровывал. И даже пытался убить...
- Я верила, и буду верить, что даже смерть не может убить любовь которая во мне, и она предназначена тебе. А попытки убить меня, были не осознаны. Тем более, ты же пытался контролировать себя, и у тебя получилось. Мамору, - она остановилась, и повернулась лицом к лицу, - я тебя люблю, даже после смерти, эта любовь будет жить в моей душе.
- Усаги... Зайчик мой... Ты нечто необыкновенное, ты просто ангел!

И с этими словами он поцеловал её. Так они стояли посреди парка и страстно целовались. Прохожие оборачивались, и с лукавыми улыбками проходили мимо влюблённых. А подростки, видевшие такое, свистели и хлопали, подбадривая на продолжение.
Недалеко за деревьями за ними подгладывали два злобных глаза.
- Даже эта жизнь не приносит мне счастья! Особенно когда я вижу тебя в объятиях этой девчонки!

Берилл стояла и злилась. Возвращение из ада, её новый шаг к захвату этого мира. Конечно интересно, каким образом эта злодейка вернулась? Попадая в ад, ты живёшь и там. Но другой, ужасной, невыносимой жизнью. Но Берилл заключила договор с Дьяволом. Она возвращается в этот мир, взамен на власть над Хрустальным Токио. Дьявол начнёт править королевством Серенити. В итоге получалось, что надо было убить Сейлормун.
- Ну ничего, - продолжала она, смотря как они целуются, а прохожие только радуются, - ты будешь моим!
- Усаги, - Мамору обратился к ней, - уже скоро вечер, пошли, будешь выбирать кино.
- Да! - радостно вскрикнула она.

Зайдя в здание кинотеатра, они прошлись по газеткам. Высматривая одно кино за другим, пока Усаги не остановилась на "Брошенные в вечность".
- Согласен. - спокойно сказал Мамору, - во сколько сеанс?
- В 8:00 PM.
- Хорошо, ещё полтора часа до начала, погуляем вокруг...
Берилл, подслушав разговор решила: "Схожу-ка я на на сеанс". И купив билет, направилась за ними в слежку.
Уже в кинотеатре.

Мамору и Усаги смотрят кино, но очевидно, оно их мало интересует. Потому что они беспечно целуются на глазах у всех. Хотя эти "все", во основном влюблённые, которые занимаются тем же самым.

Берилл сидит на семь радов выше, и ужасно злится. Её чаша терпение лопается. После фильма все выходят, в том числе и Мамору с Усаги...

Выходя из здания, Мамору обнимает Усаги, она только ещё больше прижимается. Слышится шорох неподалёку. Из-за дерева выходит Берилл.
- Ты!? - Воскликнул Мамору.
- Да. А что, не рад видеть?
- Чтоб ты сдохла!
- Ухх! Какие мы грубые! Я ж твоя мечта, милый!
- Ты скорей всего страшный сон!
Берилл немного пала духом после такого ответа, но всё равно продолжила:
- Сладенький, брось эту мелочь, иди ко мне.
- Это ты мелочь, причём не нужная!
- Ну всё!!!

И она метнула в Усаги гигантский энергетический шар. Усаги не могла ничего поделать. Она как будто приросла к земле. Как прекрасен этот мир, и его собирается разрушить эта женщина. Усаги уже ничего не могла увидеть, её постиг обморок. Слышен только гулкий "Не надо!"...

Никогда не забуду я тебя,
Ведь ты мой свет, душа, любовь моя.
Когда-то что-то было,
Но как амнезия, всё из памяти внезапно сплыло...


Усаги очнулась на земле. Посмотрев по сторонам, она ничего не нашла, кроме какого-то человека, лежавшего неподалёку. Встать она не смогла, решив подползти поближе, что бы рзглядеть его, она увидела... Мамору... Он не шевелился. Усаги испугалась. Найдя бутылку стеклянную, она поднесла её ко рту Мамору. Он не дышал, стекло не запотело. Тогда она пощупала пульс, тоже ничего.
- Мамору... - Одними губами прошептала она.

Она не верила в это. Как? Что произошло? Немного поднапрягшись, она вспомнила последние моменты. "Номер... отель... Мотоки... поцелуй... парк... кино... затем... О! Нет! Берилл!" - Ужаснулась она. - "Помню она в меня бросила шар, дальше всё как в тумане..."
- Мамору, мой Мамору... Зачем ты так со мной!? Не уходи! Умоляю! Милый! Мамо-чан! Вернись, не надо! Не умирай! Прошу тебя! Я поняла, ты пытался защитить меня, я тебе благодарна, теперь вставай, и пошли! Ты меня слышишь!? - Трясла она его.

Сзади начали стапливаться люди. Они удивлённо смотрели на девушку, которая отчаянно трясла парня, который не подавал ни одного признака жизни.
- Мамору! - продолжала кричать она, - Не умирай! Слышишь!? Не надо!

Потом Усаги услышала знакомый голос, который приказывал отойти. Повернув голову она увидела Рей и Мако, который разгоняли зевак, а за ними тихонько подходящих Ами и Минако.
- Усаги, - обратилась Ами, - не надо. Он уже мёртв.
- Я могу его воскресить!
- Но сама погибнешь! - Крикнула подходившая Рей.
- Но он-то жив будет!
- Если он тебя любит, ему мир без тебя не нужен, - сказала Минако, - поверь, я знаю. Он покончит жизнь самоубийством. Больше потому что ему нечего делать на Земле. Он жил ради тебя, он защищал только тебя, ему нужна была только ты. А тебя не будет.
- А тебе надо мир защищать, - сказала Мако, - даже без него. Ты - мессия света. Ты не должна покидать мир, оставив его без защиты, а мы ничего не сможем поделать.
- Мы, - продолжила Рей, - существуем чтобы, когда ты падёшь духом, помогли тебе. А без тебя, мы никто. Ведь ты - с самого начала заставляла верить в лучшее, никогда не отчаиваться, и продолжать жизнь, какая бы она не была, пытаться украсить её. Ведь жизнь - она одна.
- Девочки, жить надо со смыслом а я потеряла свой смысл в жизни...

Повернувшись к Мамору, она нагнулась к его лицу, прикоснувшись своими губами к губам Мамору, не получив ответа, по её личику потекли слезинки. Встав, она повернулась и медленно пошла в сторону парка...
За полчаса до смерти.
Мамору увидев летящий шар крикнул:
- Не надо!

И с этими словами прыгнул в сторону Усаги, закрывая её своим телом. Она упала на землю без чувств. Мамору повалился от удара на землю. Берилл увидев, что всё сложилось не так как надо, ушла...

Мамору ничего не видел и не слышал. Он уже понял, что умирает. Ему было обидно, что он не в силах встать и поцеловать Усаги в последний раз. Всё было так хорошо, и в одну секунду изменилось. Теперь он лежит на земле не двигаясь, вместо того, чтобы гулять по парку с Усаги, и нежно целовать её.

"Прощай мир, прощай Усаги, я тебя люблю, и всегда буду любить, главное - верь, ведь ты сама учила меня верить и любить. Прощайте все! Прощай мой зайчик! Моя любовь! Мой смысл в этой жизни!"

Больше ничего. Уже как будто ничего и нет. Темнота. Никого. Ничего. И Мамору собственно говоря, тоже нет...

 

Глава III - Независимость

 

"Мамору, что ты сделал, зачем бросил меня? Что такого было, что ты ушёл? " - Усаги опиралась на балконе и думала.

"И за что мне это? Неужели я заслужила эти муки!? Если я - Сейлормун, то мне всё ни по чём? Если я лишена смысла жизни, то ничего? Я переживу?!"

Её раздумья прервал стук в дверь.
- Усаги, - из за двери выглянула голова Икуко, - к тебе девочки.
- Скажи, что сейчас я спущусь.
- Хорошо, ты как? Ты в последнее время мало кушаешь, не спишь по ночам, а утром я обнаруживаю тебя спящей на балконе.
- Мамочка, всё хорошо.
- Ладно, одевайся тогда.


И она захлопнула дверь. Усаги одела на себя джинсы, которые были чуть ниже колен, и футболочку.
Спускаясь по лестнице, она вышла на улицу и увидела девочек стоявших, и очевидно ждущих её.
- Усаги, всё хорошо? - Спросила Минако.
- Да, спасибо.
- Знаешь, - вступила в разговор Рей, - мы решили, что тебе стоит развлечься, после пережитого.

"Как когда он исчез, и стал Тёмным Эндимионом, я тоже ходила развлекаться, после стресса. В парикмахерскую, и тогда он появился" - подумала Усаги. Но ответила другое:

- Куда? В парикмахерскую?
- Да нет, вначале можно позавтракать у Мотоки. Ты надеюсь не успела поесть?
- Нет.
- Удивительно.
- Ладно, пошли.

Зайдя в кафе, к ним подошёл Мотоки:

- Усаги! Как ты?
- У меня всё замечательно.
- Как? Мамору мёртв. Ты что, не знаешь?

Усаги повернулась, и уткнувшись взглядом в пол, поплелась к столику у окна, не отвечая на глупый вопрос Мотоки.
- Мотоки! - Хлопнула по плечу сзади Макото, - Не напоминай!
- А что? У неё всё замечательно, а Мамору мёртв...
- Дурак! - Продолжила Рей, - она для вида сказала, что у неё всё хорошо! А ты напомнил ещё о Мамору! Где твои мозги!
- Лучше принеси пять молочных коктейлей и пять сэндвичей. - Распорядилась Минако.
- Хорошо... - сказал Мотоки, осознавая как ранил Усаги, прямо в сердце...

Девочки сели за столик рядом с Усаги, которая смотрела в окно, повернувшись, чтобы никто не видел из знакомых её слёзы. Раньше плакала при всех и по всему. А сейчас пытается спрятать слёзы, но они не просто вода капающая из глаз, и имеющая солоноватый вкус. Нет. Это слёзы души. Душа плачет. Сердце стонет.
- Усаги, - обратилась Ами, - вот сэндвич, коктейль. Может ещё чего-нибудь заказать?
- Нет, спасибо Ами, я не хочу. Нет желания.

Ами не стала возражать. Она понимала, что Усаги сейчас трудно. Потерять любимого человека, это ужасно.

Хоть из воинов, теряли любимых, переживали страшные моменты, но у Усаги всё сложней и запутанней. Она как в серебряном тумане, который невозможно просто так пройти, и заглянуть, что он скрывает.

Внезапно передатчик у Ами запиликал. На экране показалась милая мордашка Луны:
- Ами! Девочки! В музее новый враг. Демон. Спешите! Он забирает энергию!
- Хорошо Луна. Неужели снова враги!? Сейчас будем! - и закрыв передатчик продолжила, - девочки, Усаги, в музей. Луна говорит там демон!
- Опять!? Демон!? И кто же на этот раз хочет получить власть? - Спросила Рей.

И все поспешно выбежали из кафе, и забежав в какую-то улочку, они перевоплотились.
Оказавшись в музее, они увидели, что все посетители лежат без сознания.

- Они потеряли много сил. - Констатировала Ами.
- Ясно. - ответила Мако, - а где же демон?
- Не меня ищите? - Послышался грубый голос.
- Тебя, тебя! - Вызывающе крикнула Рей демону.
- Хорошо. Во имя королевы Погибель! Заклинаю! - И из его рук полетели кольца синего цвета.
Воины успели отпрыгнуть. Минако бросила свою атаку, парализовав демона.
- Сейлормун, действуй! - Крикнула она.
 

Но Усаги не двигалась. Королева Погибель - она убила её Мамору. Как ни странно, Усаги не жаждала мести, и отмщение за смерть любимого. Нет, скорей всего отчаяние. А демон, ей наплевать на него. Она не использовала ничего, продолжая стоять на месте.
- Усаги! - Кричали девочки, которые уже видели что демон сейчас опомнится, иначе потом, впредь будет остерегаться их них атак.

Внезапно, Усаги очнулась. Она посмотрел наверх и увидела парящего в воздухе демона, который уже почти очухался. В последний момент она бросила в него атаку, которая уничтожила его.

- Сейлормун, - обратилась Мако, - что с тобой?
- Не знаю, - промямлила она.

Девочки больше не задавали вопросов. Они не хотели тревожить Усаги. Пусть останется наедине с мыслями. Сейчас у неё трудное время, одно из самых тяжёлых, которые даже порой время не может вылечить, разве что, накрыть обезболивающим. Все разбрелись. Усаги пошла, сама не зная куда.

Идя вдоль детской площадки, она не знала что ей делать дальше. Всё было как-то глупо, не интересно. "Зачем вобще всё это? К чему мне? - думала она."

Бредя по улице, она смахивала одна за другой слезинки. Внезапно, как из тени, вышел Мамору, её дыхание участилось. Сердце бешено заколотилось в груди. "Неужели он!?" - подумала она. Он подходил к ней с порцией мороженого. Подавая его ей.

- Держи, это тебе, - обратился он, - успокойся, не плач.
Как же хорошо! Он вернулся!

Она протянула руку, чтобы взять, как вдруг он исчез. Место где был Мамору, опустело. Никаких следов. Прохожие недоумённо смотрели на девушку, которая застыла с поднятой рукой, и тупо куда-то смотрела.

- Мамору... - прошептала она одними губами.
В ответ молчание.
- Мамору... - повторила Усаги.

Снова молчание.
Невозможно было осознавать, что его нет. От отчаяния Усаги опустилась на колени, и прижав ладони к лицу заплакала...

Листья, падающие разноцветным ковром с деревьев, начали окружать в полёте плачущую Усаги, как бы успокаивая. Она не хотела верить, в то, что его нет...

Домой идти не было желания. Усаги решила остановится в отеле. Дойдя до здания, она прочитала название "Райские лагуны".

"Это отель где мы с Мамору провели первую ночь. Первую и последнюю." - Вздохнула она.

Зайдя в отель, она подошла к ресепшн.
- Мне пожалуйста люкс. Триста пятый свободен?
- Да. Вам его дать?
- Да, пожалуйста.
- Фамилия?
- Э... - Усаги подумала, - Чиба.

Если бы она вышла за него замуж, она носила бы эту фамилию. Как она мечтала стать мисс Усаги Чиба. Если уж так не вышло, пусть хоть разок побудет ею.
- О! Вы у нас не в первый раз. Тогда скидка 5%!
- Спасибо.

Получив ключи, она поднялась на третий этаж. Найдя номер, она остановилась. Проведя рукой по двери она сказала тихо:
- Тогда он пнул её, здесь. Смешно было видеть его лицо...

Перед глазами проскочила сцена с дверью, когда Мамору, уже не сдерживая своих чувств просто выломал дверь. А потом, он проявил ревность по отношению к ней, и врезал тому нахальному работнику.

Зайдя в номер, она сразу сняла покрывало и посмотрела на постель.
- Простыню поменяли.

"Что ж, посплю здесь, а родителям завтра скажу, что вечеринка у Минако была, с ночёвкой." - Подумала она.
"- Что это? - спросила Сейлормун, поднимая кулон в виде звезды.
- Можешь оставить себе. - Сказал человек в смокинге, и в плаще с цилиндром.

Его лицо закрывала маска. Говорил он чётко. Ясно. Выглядел он как джентльмен. Красиво и мужественно. Усаги подняла на него недоумевающий взгляд:

- Тебе он не нужен?
- Я даже не знаю откуда он.
И красавец испарился."
- Подожди! - Крикнула Усаги кому-то во сне, лежа на постели.

Глаза были закрыты, а выражение лица было как у девочки, у которой столько вопросов. Открыв глаза, она обнаружила около себя сладко спящего мужчину. Тело было открыто. Виднелсь иссиня-чёрные волосы, и красивое тело. Приподнявшись, он перегнула его и увидела лицо. Столь любимое и знакомое.
- Мамору, - начала она, - значит всё сон... Ты жив. Я так рада!

И с этими словами она нагнулась и собралась поцеловать его, как человек исчез, а вместе с ним, и надежда.

Усаги поняла. Она не сможет жить всё время видя его. Зная, что его нет. И мечтая. Мечтая, что он вернётся. А вдруг он вернётся, когда ей будет шестьдесят, семьдесят? Что тогда? Просто она столько не проживёт. Волосы навалились прядями на её лицо, прикрывая слёзы, которые скатываясь падали на покрывало. А теперь её мучают ещё и воспоминания, о их первом знакомстве, как он держал своё инкогнито, и никому не открывался. Никого у него не было. Никому он не давал себя. Но увидев её тогда на балу, где собирались люди посмотреть на королевскую коллекцию драгоценных камней, не зная, кто она такая, он поцеловал её. Или когда он всё время спасал её. Она четырнадцатилетняя девчонка мечтала о нём. Любила, и была любима, хотя этого никто из них не осознавал по-серьёзному.

"Где же ты? Что сейчас с тобой?" - думала она.

Вот как всё жестоко. А ведь как прекрасны были моменты, когда никто не знал, кто из них кто. Было романтично. Как бы хотелось вернуть те дни. Она бы чего-нибудь изменила. И обязательно изменила бы тот день смерти. Смерти человека, ближе которого у неё не было никого. Даже девочки не в силах заменить того человека, которого уже нет...

"- Почему ты спасаешь меня? - Спросила Сейлормун, держась за подол плаща Токседо Маска.
- Не знаю... - ответил он, - мне кажется, что мы когда-то встречались...
Они должны были вот-вот упасть..."
Усаги зашла в кафе к Мотоки. За столиком сидели девочки.
- Усаги просто не в этом мире как будто! - Воскликнула Рей.
- Согласна, - говорила Ами, - но ты представляешь, что такое потерять любимого? Самого любимого!?
- Нет.
- Вот лучше и не знать.
- Как дела? - Спросила подсаживающаяся Усаги.
- Нормально.
- Я хотела сказать вам кое-что...
- Что Усаги? - Спросила Макото.
- Я хочу поблагодарить вас, что вы есть. Вы меня поддерживаете с самого начала. Вы пережили много всего, чего не возможно просто осмыслить. Любили, теряли, и главное верили. Надеялись, что когда-то добро восторжествует. Я рада что и сейчас вы продолжаете любить и верить в меня. И так же я понимаю, насколько не легка жизнь воина. Ты вынужден скрывать от близких людей, которым меньше всего хочется врать, что ты сейлор. Надо всё время срывать свои дела, что бы бежать и спасать других людей. И сколько же человек, сейчас перешли на другой, лучший путь в жизни, и помогли им вы. Вы - достойны большего, чем у вас есть. И это так. Но никогда не переставайте терять надежду! Верьте! Верьте, что когда-нибудь хаос покинет наш мир. Но могу сказать одно, зло, это нечто. Оно сидит в каждом человеке. Каждый совершил что-нибудь грешное в этой жизни. Но есть люди тёмные, а есть посветлей. Но светлых не бывает. Поэтому помните мои слова.
- Зачем... - начала Мако, но не закончила.

Усаги сразу же встала и ушла из кафе.

Она шла, не разбирая дороги. Гуляя по всем местам где они были с Мамору. Парки, скверы, кафе...

Солнце закатывалось за горизонт. Мир принял оранжевый оттенок. Усаги дошла до последнего места. Мост. Оперившись об преграду, она закрыла глаза и задумалась.

Как Мамору познакомился с ней. Как они вначале относились друг к другу. Сколько всего пережили в жизни.

Вот опять она видит его рядом с собой. Он говорит ей на ушко нежные слова, стоя сзади. Признания в любви.

"Усако, моя зайка, я тебя люблю... Ты мой свет, мой смысл в жизни... Где ты, там я... Солнце, сокровище... Моя любовь к тебе, это самое лучшее, что есть в моей жизни... Без тебя я умру... Я отдам жизнь за тебя... Мой солнечный зайчик... Прелесть..." - слышала она приятное шептание на ушке. Она ощущала его дыхание. Усаги боялась открыть глаза, осознав, что его нет на самом деле. Как это было приятно. На лице показалась слезинка. Такая чистая. Она блестела в лучах заходящего солнца бриллиантом. Самом красивом в мире. Тут она ощутила руки на своей талии. Они нежно гладили её бёдра. Тело. Потом после ласковых слов последовали поцелуи. Он стоял, держа руками за талию, и целуя её шею. Она не двигалась, ей не хотелось отгонять это видение. Всё было таким пьянящим. Возбуждающим. Но Усаги понимала, это иллюзия. Она чествовала прикосновения. Иллюзия - чересчур живая. Тут Усаги поняла, что хочет поцеловать его. Но нет. Нельзя. Иначе он уйдёт. Терпя эти мучащие её ласки, она стояла не двигаясь. Внезапно, порыв страсти разбил её терпение. Повернувшись, она поцеловала Мамору в губы. Поцелуй оказался настоящим. Она получила ответ. Сладкий, приятный поцелуй. В нём отразилась вся боль Усаги, которую пережила она без Мамору. Насколько ей не хватает его. Она взяла себе удовольствие облизнуть его губы. Мамору дразнил Усаги язычком. Всё было как наяву...

Открыв глаза, Усаги никого не увидела. Плакать она не стала. Просто повернувшись лицом солнцу, которое уже почти исчезло. Последние мысли были о нём. Как ей хорошо было с Мамору. Четыре года назад, она познакомилась с ним совершенно случайно. А может и не случайно. Вдруг судьба заранее предположила их знакомство? Но как бы так не было, Уса благодарна всем, даже врагам, которые, только скрепили их любовь, дав понять обоим, что они должны беречь её. Они не раз расставались, оставаясь верны друг другу. Никогда Усаги больше не полюбит никого так, как любила Мамору. Он был единственным человеком в жизни, который смог доказать свою любовь.

Усаги, перегнулась через преграду моста, ослабив хватку, она полетела вниз...

Самая красивая, чистая, прекрасная любовь на свете! Она не умерла, как её обладатели. Она просто улетела. Никогда не видишь, что человек, готов за любимого умереть. Как она любила его, что не делала ради него, но судьба распорядилась по-своему.

Он не знал, что такое жизнь, без неё. Ведь она, свет в конце туннеля. Их любовь никогда не умрёт! Она просто улетела в другой мир, любовь, которая прошла сквозь время и тысячелетия, любовь - которая не раз была проверена на прочность, победив зло и врагов в этом мире...
 

 

Эпилог

 

Из космоса видно, как Земля приобретает темный цвет. Берилл торжествует. Земля потеряла своих защитников. А свет потерял свою мессию. Луна багровеет, принимая кроваво-красный оттенок. Тысячи вспышек огня взрываются на ней. И слышно ужасно проникающий в душу крик:

- Зачем!?

Ах! Как прекрасен мир, когда в нём ты,
Как прекрасен мир, когда в нём растут любви цветы!
Ведь они никогда не вянут, лишь закрываются в бутон,
Когда они соединяются вместе, это она и он!


Все стихи автора
 

Конец
 

Фанфики по Sailormoon