Художественная роспись стен и граффити в цена рукамастера.рф.

 

псИхиатрическая ЗВЕрСкая Томиловка На Якобы Крутом тусняке

 

автор: Оригинал
 

У меня такое чувство, что, возможно, многие не простят мне такую вольность, но с другой стороны, просьба сие произведение не воспринимать всерьез. Это шуточная вариация стечения обстоятельств в жизни сейлоров. Совершенно другое место, совершенно другие обстоятельства, но все те же проблемы и сумасшедшая компания.

 

Усаги была красивой, молодой, с бешеным огоньком в глазах девчонкой, с длинными-предлинными золотистыми, как полуденное солнце волосами, которые волочились за ней по полу работая вместо метёлки. Имея доброе сердце, чистую душу и такие же чистые ни разу не напрягаемые ничем земным и грешным мозги, она жила в окружение таких же добрых и чистых людей. Жила она в Токио, город огромный, со своими плюсами и минусами, ночная жизнь которого была бурной, а днём все работали. Но к Усаги это не имеет отношение, потому что она никогда этим не интересовалась. Дом её находился на отшибе города, был белого цвета высотой в семь этажей. Он не походил на коттедж, потому что это был не коттедж, а психиатрическая клиника. Усаги жила в палате для душевнобольных. Будучи совсем малышкой, она начала рассказывать невероятные истории о Лунном Королевстве, о любви принцессы Серенити и земного красавца принца Эндимиона. Всё бы ничего, если спустя время, она не повторяла эту историю каждому встречному, кидаясь ему на шею, и принцесса Серенити не оказалась бы сама она. Особенно повлияло на всех, как она описывала постельные сцены, поцелуи, как будто заучивала Каму с раннего (каждый день!!!) утру вместе с произведением какого-нибудь классика, настолько все сильно плакали, выслушав историю. Но на самом деле никто не хотел воспринимать девчонку с доброй душой всерьез, и понять, что пришлось стерпеть этому юному созданию. Многие сторонились, как только на горизонте показывались её «шарики». Очень многих её причудливая и дикарская причёска пугала, только подтверждая их страхи. К её счастью, она была не одинока в своём горе. С ней в палате жило ещё четыре девочки. Ами, самая несерьёзная, немного с отклонениями, была доставлена сюда после того, как её учительница по физике углядела её читавшую в парке комиксы. До этого, Ами была очень прилежной и сообразительной ученицей, но когда её столкнул парень, которые тайно по ней вздыхал с четвёртого этажа их школы, стараясь этим привлечь её внимание, Ами изменилась. После отвергнутой любви, Мако много страдала, в конце концов, став дистрофиком, её доставили в эту милую компанию. Рей долго мучилась, когда её хорошая подруга Мако покинула её, и решила сжечь храм Хикава, потому что именно здесь в своё время Мако повстречала свою в последствии отвергнутую любовь. Минако, милая и такая же невинная девушка, как Усаги. Её единственные две извилины с самого рождения гордо вытянуты прямо и по сию пору. Минако абсолютно ничего не делала, не менялась, никто ее не покидал и не заставлял летать с высоток, просто в один такой же прекрасный солнечный день как она сама, Минако скромно постучалась в парадную дверь данного заведения.

Ами сидя в комнате, читала последний выпуск «Человека-Паука», Мако лежала на полу, а Рей играла с зажигалкой, иногда поднося к распущенным волосам Минако огонек, которая спокойно сидела и любовалась птичками, будто сейчас возьмёт и подпалит ей её локоны. Усаги высунув от усердия язык, сосредоточено читала журнал «Садоводство для чайников», который принесла медсестра, приговаривая, и гладя по головке счастливую Усу:

- Вот, почитай, не скучай! Когда прочитаешь, у меня есть журнал «Машины и колёса».

При слове «колёса» Усаги подозрительно изогнула левую бровь, но потом счастливая закивала головой. В этой клинике они чувствовали себя, как дома, дружные, и счастливые, они скрашивали минуты здесь. Это место было, как целый мир, в котором всё по-своему, свои правила, моральные уставы и порядки. Причём моральные уставы здесь просто разительно отличаются от обыкновенного мира. И сейчас они, коротая своё время, сидели спокойно, ничего вокруг не замечая.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Мамору шёл из палаты для людей больных белой горячкой. В ней обитал его лучший друг Мотоки. Сам Мамору направляйся в родную палату для агрессивно-опасных людей. Обычно всех там повязывают и не выпускают, но он, как образцово-примерный пациент сдерживал последствия болезни, и ему разрешали выходить погулять. Сейчас он шёл ни о чем не задумываясь, его прекрасные сапфировые глаза, чёрные-причёрные волосы и высокий рост (и красивое тело, вах-вах!!!) заставляли местных дурнушек падать в обморок. И тут только подняв голову его взгляд столкнулся с прекрасными небесно-голубыми глазами в кучку, которые недоуменно смотрели него. Ну, ясный перец, он был шокирован, и, разумеется, заинтересовавшись, спросил:

- Как тебя зовут? Откуда?

Усаги долго стояла и смотрела на него, видимо не соображая, что делать (или вообще не соображая), внезапно уставившись вниз, она покраснела и, развернувшись, пулей полетела в свою палату. Мамору продолжал стоять, его поразило это небесное создание, с прелестными глазами в кучку. Ему казалось, он никогда не видел кучки прекрасней, чем у неё, а цвет… а цвет-то глаз какой… (Голубой цвет был ему очень близок, по секрету, это его любимый цвет!..

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Усаги со скоростью трёхколёсного велосипеда ввалилась в палату, переводя дыхание, и подходя к своей койке, упала, и начала смотреть в потолок.

На неё уставилось четыре пар глаз, и вдруг вторая по порядку пара зелёных глаз моргнула, и их хозяйка спросила:

- Что с тобой? – Поинтересовалась Макото.

Усаги какое-то время продолжала смотреть в потолок, а потом сказала:

- Я… Я… Я…  Решила взять журнал у медсестры, свой уже прочитала… Я…Я…Я…Встретила такого парня… Мой Эндимион…. Это был он…. Но тут… Мне ударила моча в голову, и я посмотрела на его…его… короче, я посмотрела туда, и представила бурные ночи… блин, а он спросил у меня имя… Я…Я…Я…. Убежала…блин…

Тут, видимо, Ами заинтересовалась, и отложив «Супермена» на столик рядом с её креслом, спросила наивно:

- А ку…

- Он красивый? – Перебила её Минако.

- Очень. Как я вам описывала, высокий, с прекрасными глазами, волосами…

- А ку… - попыталась повторить вопрос Ами.

- А из какой палаты он, ты не знаешь? – снова перебили Ами, на этот раз Рей.

- Я ничего такого о нём не знаю.

- А ку… - уже отчаявшись, спросила в третий раз Ами.

- Подожди Ами, ты уже много раз спрашивала, - перебила её Макото, - а как его здесь зовут?

- Говорю, же я ничего не знаю, не имени, не из какой он палаты…

- Акудатыпосмотрелаяникакнепоймучтотебясмутило!!!???? – быстро выпалила Ами на одном дыхание, чтобы её никто не перебил.

…В комнате нависло гнетущее молчание.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Мамору вернулся в палату к Мотоки, и сев рядом с ним на край постели, начал рассказывать:

- Я такую девушку повидал… Такой прекрасной кучки глаз нигде не видел! А какая прекрасная прическа у неё! Два шарика напоминают мне бильярд!.. А губки! А губки-то какие! Щёчки… Шейка…

- Мамору, - вдруг серьёзно вставил Мотоки, - ты поаккуратней, а то я тебя боюсь. Ты гляди, белых чертей на себя нагонишь! Взбунтуются, и ты совсем полетишь с катушек!

- Я уже полетел, когда увидел её!

- Ты вообщето полетел раньше, но того гляди, и земля недалеко…

- И это ТЫ мне говоришь? – спросил Мамору, критически разглядывая скудную палату с белыми стенами и спартанской обстановкой. Правда в один момент его внимательный взор охватил горлышко торчащей из под подушки бутылки, но он (с неохотой), но вежливо промолчал.

- Да, всё же к чертям это отношения не имеет!..

Мамору искоса посмотрел на него, а потом решительно сказал:

- Я узнаю, из какой она палаты, и как её зовут!

И при этом он гордо поднял подбородок вверх, с чувством прижав руку к сердцу, в его глазах пылала непоколебимая решимость, но Мотоки этого не видел, потому что Мамору повернулся к нему спиной, заехав при движение другу по челюсти, отчего тот мгновенно вырубился, свесив голову на грудь, пуская слюни из приоткрытого рта.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

В это время Берилл, сидя в кабинете заведующей психбольницы, со злостью бубнила что-то себе под нос, что даже другие её верные друзья-врачи не могли расслышать её.

- Я найду эту девчонку, и заберу у неё  Белый Известняк! А Эндимион будет моим! – и как всегда, по закону жанра, за подобной фразой послышался адский смех.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Поедая харчи в Столовой Слабого Режима, Усаги то и дело нервно оглядывалась по сторонам, чтобы никто не стыбзил у неё булочку, и тут она увидела Его.

Он в свою очередь, разумеется, увидел Её и тут же подсел. Куда деваться, быстро запихнув за щёки булку, от чего её лицо показалось таким, будто она проглотила свои оданго, она широко улыбнулась, от чего у него глаза загорелись радостным огоньком.

- Привет, - сказал он, немного подумав, и добавил, - квадратнолицая.

У Мамору были проблемы с геометрией, но это не мешало ему вызвать у неё приступ возмущения и она бросила:

- А ты?.. – задыхалась она от возмущения, ещё больше раздуваясь, - Ты…ты..! Ты вообще бесформенный!

Мамору ещё больше засветился, как будто в нём провели электричество и включили свет. Потому что казалось, будто свет радости валит не только из глаз, ушей, ноздрей, пупка, но и….

- Слушай, а как тебя зовут?

Она, вначале взглянув на него, как на помешанного (странно, правда? Подобное сравнение здесь явно не подходит), но, немного успокоившись и жуя булочку, она промямлила что-то вроде:

- Ус-с….ге….

- Ну что ж Усге, из какой ты палаты?

- Для ДБ.

- Дебилов? Я о такой не слышал! – откровенно удивился Мамору.

- Для ДушевноБольных! – истерически выкрикнула Уса.

- Аааа…. – протянул он, откидываясь на спинку стула, но поскольку стула там не было, а лавочка, которая по своей архитектурной особенности не имела спинки, он свалился на пол и оттуда уже выдавил, - а я из агрессивно настроенных.

«Да я вижу» - подумала она, смотря, как он встаёт и, разминая радикулит, сказал:

- Это твои подруги? – указывая на четырёх девчонок, которые, входя с шумом в столовую, махали руками (и даже ногами! Шутка) Усаги.

Ами на ходу листая «Бэтмена», не заметила, как прошлась по Мако, которая в очередной раз грохнулась в обморок от недоедания, упала, и заставила спотыкнуться Минако, которая продолжала смотреть на птичек (в своём воображение, конечно), а Рей видя, как все валяются, села рядом, и легла на Минако, притворившись мёртвой.

- Летите девочки! Летите! – Крикнула им Усаги.

Все тут же открыли глаза, и мигом вставая, пошли к Усаги. Только Мако продолжала лежать в проходе, лёжа на животе, вытянув руки вперёд.

- Познакомьтесь, девочки, - начала представлять Усаги всем Мамору, - это Мамору, он из агрессивно-настроенных!

- Как мило! – начала Минако с широко открытыми глазами, сверкающими от счастья, - а ты птиц любишь?

Мамору вначале посмотрел на неё, как на сумасшедшую, но потом, смекнув, что стормозил, сказал:

- Да, да, обожаю! Души просто не чаю! – сказал он, театрально замахав головой.

Минако взглянула на него с глазами полного восторга и восхищения, но тут же их закрыв, грохнулась под стол в обмороке.

- Минако у нас очень ранимая, и чувствительная, не говоря о том, что смотрит на мир с наивностью и безграничной любовью. – Объяснила Усаги Мамору падение Минако.

В столовке стоял шум, но внезапно все замолкли, а некоторые пациенты поникли, как только в неё зашла женщина исполинского роста с огненно-рыжими волосами сопровождаемая гаммой ароматов от «Столичной» и «Клинской».

- Кто это? – Спросила Ами.

- Это заведующая нашей психушки, её все боятся. – Пояснил Мамору. Его эта женщина нисколько не пугала.

Берилл, остановившись у входа, наклонила голову вниз и недоумённо уставилась на Мако, которая продолжала лежать в проходе, в глубоком обмороке.

- ЭТО что? – зычно спросила она, сверля всех взглядом.

И тут её поросячие и упитые глазки остановились на столике, где сидела Усаги и все остальные. Её буравчики буквально вылезали из орбит, пытаясь углядеть, ЧТО ещё валяется под столом.

- ЭТО что? – её глаза буквально уже прыгал перед её же носом от злости и всех остальных злодейских качеств.

Все смотрели на неё с дрожью. Кто-то позади них издал нервный вскрик от страха, а потом послышался ещё один голос, что-то типа «Я помочился».

«Я её сожгу, - подумала Рей, - баллончик из под лака для волос мне поможет!»

Но тут Берилл увидела Мамору, и, усмехнувшись, повернулась и вышла из столовой.

У Рей в голове появился целый план. Ночью она проберётся к ней в комнату и с зажигалкой и баллончиком сожжет её!.. Да! Да! Да! Да!.. Уже вижу как догорает последний сантиметр кишок… из сладких мечтаний её вывел голос Усаги:

- Рей, у тебя глаза пылают, будто ты дизеля нажралась, и собираешься закурить.

- Что? – Она буквально крикнула, потому что не любила, когда её размышления прерывают.

Вдруг Усаги почудилось, будто от подруги и вправду бензином несёт. Но, видя, что всё обходится лишь дымом из ушей, посчитала это за больную (наверно, меня надо саму в дурдом запихнуть, чтобы перестать писать подобные определения! фантазию и плохой нюх, перевела взгляд на Мамору, который бросил:

- Ну что, квадратнолицая, я должен идти, у меня строгий в палате график. В 7 вставать, в 8 завтрак, в 1 обед, - нудил он, - в 3 нас повязывают для профилактики, в 8 вечера ужин, в 10 у нас релаксирующий сеанс, когда мы попадаем в Рай, в 10:30 я иду ВСЕГДА в туалет, в 10:32:43 умываю руки, в 11 иду к Мотоки, и он рассказывает очередную байку про приключения белых чертей в «Короне». Определённого времени для сна нет, потому что у нас почему-то в нашей палате с этим проблемы… - загадочно протянул он.

Она с широко раскрытыми глазами смотрела на него, успев переварить лишь слово «туалет» и столь близкое «обед». «Релаксация», «сеанс» - остаются для неё загадкой, а слово «профилактика» вообще вызывает глубочайший, последней стадии ступор. Кстати, слово «ступор», само по себе, является загадкой для неё. Она лишь кивнула головой, проводив его удаляющуюся фигуру пустым взглядом.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Уже в палате.

Рей сидела и нервно теребила зажигалку. Ами сосредоточенно листала «Люди Икс», а позади неё сидела и разглядывала птичек Минако. Мако сидела рядом с ней, а Усаги нервно качалась из стороны в сторону, размышляя о Мамору. Глаза Рей метали молнии, она буквально горела, испуская жар и работая вместо электрического обогревателя, который от зависти сам нажал кнопку OFF и нервно курил сигаретку в углу.

- Это заведующая, я её ненавижу! Спалю когда-нибудь.

И с этими словами она достала пачку «Беломорканал» и закурила с помощью зажигалки (странно, что сигарета сама не воспалилась). Кинув зажигалку в сторону обогревателя, на что тот недовольно взглянув на неё, фыркнул, и пихнул её обратно к хозяйке.

- Ты про Берилл? – Спросила Усаги.

- Да… - прошипела она сквозь кумар вокруг неё.

- Она мне тоже очень не понравилась. – Ответила Уса, - Я как на неё посмотрела, создалось впечатление, будто она не просыхает третью неделю.

Рей нервно испустила дым, и, смотря куда-то в пустоту, добавила шипя:

- Сжечь…

- Остынь Рей. – Посоветовала ей Мако, по-сиротски жуя пирожное.

Та бросила в неё испепеляющий (во блин, мне уже самой не по себе, от Рей… Чес слово!) взгляд, и сделав последний затяг, затушила сигаретку об пол, достала ещё одну из пачки, и снова закурив, испуская дым, протянула:

- Давайте её спалим!

- Рей, успокойся. – Сказала Ами, выглянув из под комикса.

- Точнее остынь, - поправила подругу Мако.

- Она, конечно, не самая приятная особа… - промямлила Усаги, наблюдая, как её подруга Рей, уже выкурила целую пачку.

Прошёл час.

В комнате был непроглядный кумар. Дым окутал всех и вся. Обогреватель в углу нервно закашлял, заработав хронический туберкулёз.

Рядом с Рей валялась искуренный целый блок и помятые использованные пачки от сигарет. Ами махала комиксами, разгоняя пелену, Минако высунулась в окно, судорожно вдыхая воздух, и махая руками, приговаривала: «Птички, они не курят, и никогда не будут!..».

Мако же время от времени бросала нервный и голодный взгляд на столик с вазой конфет. Все было как обычно…

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Пока девочки сидели и разбирались со своими делами, послышался громкий и уверенный стук в дверь, будто двухметровый громила решил выпить пивку, выбив при этом дверь (железную).

Усаги вскочила с постели и кинулась открывать. Распахнув дверь, она никого не обнаружила.

- Че за фигня?.. – Пробормотала она, почесывая репу.

- Гхм… - послышался вежливый кашель.

Опустив голову, Усаги увидела непонятное существо с идиотскими розовыми волосами и агрессивными красными глазами.

- Я к вам. – Обратилась существо.

- Кто ты? – Недоверчиво спросила Уса.

- Меня зовут БиЧи мотай на Уса, но среди “своих”, погоняло Малышка. – С деловым видом сообщила она, проходя в комнату.

В руках у нее был маленький, не менее дебильный, чем ее волосы, чемоданчик розового цвета с милыми белыми черепками. Кинув чемодан на постель, она огляделась и презрительно фыркнув, заявила:

- М-да… Но, для сарайной местности сойдет.

Ее агрессивный глазки заметались, разглядывая девочек и остановились на Рей.

- Че куришь? – Спросила БиЧи мотай на Уса – фуу!!! «Беломорканал»! Я только «Капитан Блэк» признаю!

От такой наглости у Рей повалил дым из ноздрей (уши были заблаговременно припасены на злость для Берилл).

- Тааак… - протянула признающая только «Капитан Блэк», - ну и хреново у вас тут, я скажу вам девочки…

- А какого ты вообще тут находишься? - Спросила Усаги.

- У меня спец задание. Вам незачем знать. Я буду спать здесь. – И она указала на постель, где кинула свои идиотский чемоданчик.

«Очередная больная» - подумала Усаги.

- Ну уж нет! – Кинулась Усаги, но Малышка уже тяжело упала на постель и засопела в две дырки.

- Что у нее в чемоданчике? – С интересом спросила Мако, подходя ближе к постели, где спала БиЧи мотай на Уса.

- Не знаю, - ответила Усаги, - давай посмотрим.

И уже все столпились вокруг чемодана и Усаги, изъяв откуда-то отмычку, ловко вскрыла чемодан, которые в последствии на самом деле оказался закрытым на два пластмассовых замка, на которые надо было лишь надавить.

Внутри оказалась большая игрушечная голова кошки.

- Фу!!!!!!!! Какая страшная! – Сказала Мина.

- А это еще что? – Спросила Усаги, изымая из глубин чемодана стринги.

Тут на глаза всем попадается подозрительный листок, на котором было напечатано следующее:

«Встаю грузно со стула, разминая костяшки пальцев, затем хрустя заминаю каждый пальчик, с наслаждением разминаю спиндилёз, затем нагибаю шею вначале вперёд, затем назад, вправо и влево, получая ожидаемый хруст, встряхиваюсь и иду в прихожую не забыв прихватить стольник, накидываю небрежно куртку и с грохотом направляюсь в ближайший ларёк за  Балтикой-9 и Captain Black. Продавщица, сказав, что я маленькая, не стала давать. Я ей кинула пару ласковых в ответ, показывая руку в «козе», та, явно поняв, с кем имеет дело, вместе с пачкой сигареток и бутылочки пиффка аккуратно сверху положила коробок спичек и зажигалку, промямлив, что типа: «за счёт заведения». Я довольная собой, «вразвалочку» поплелась домой. Послышался голос моей бабульки: «внученька, ты?», «бабуль, в натуре, как не различить мой неповторимый грохот и хлопанье дверью?» - удивляюсь откровенно я. Доплетясь до своей комнаты, на которой висит распечатанный мной бережно череп на листе А4 весь в крови со скромной надписью «Пошли все на х*й», приоткрывая дверь, кинув небрежно спички с зажигалкой на стол, я пальцами откупориваю пиффко, затем достаю изящно сигаретку, зажигаю спичкой. По дому разлетелся приятный дымный клубок, я, растопырив кое-как пальцы (прогресс!), открываю в «файле» печатать, распечатываю на своём принтере всю эту ахинею, смачно глотая дым и запивая пиффком. Вдруг раздаётся звук оглушительного мата, правда очень далёкого от моего, из моей мобилы. Звонит батя. «Гараж на связи, ага, всё пучком, не парься, всё зашибись, а[х]а, да ты шо, ну лана, всё, чмоки!». Посмотрев на груду листков, вылетающую из моего принтера, я довольная беру листок и читаю всё, что сейчас на нём написано. Вдруг кошка прыгает на стол, и приподняв правую лапу, затушивает мою папироску придавливая и разхламывая её «Молоток!» - смачно произношу я. Кошка пискнула и убежала, не забыв лакануть пифка из моей бутылки, заранее притащив с собой соломинку. Ещё раз курнув, я свернула всю эту парашу и хрустнув пальчиками, посмотрела на часы, «Б***ь! Уже половина первого ночи!» И пройдя в родакову комнату, врубила телик и включив любимую PornEverywhere… БиЧи мотай на Уса ака Малышка»

«Интересно, где папаша этой особы, и еще надо, такую чушь писать. Дети…» - подумала Уса.

- Знаете, надо эту… - начала она, - с погонялом Малышка, вытурить отсюда, куда-нибудь к малолетним шизикам.

Через час Малышка в спящем состоянии была выставлена в коридоре ведущем к агрессивно-настроенным вместе с чемоданчиком.

Больше о ней ничего не было слышно, лишь поговаривали, что БиЧи мотай на Уса состоит на учете во всех сферах наблюдения, в том числе и у полиции Токио.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Сделав большой глоток из горла, Берилл с безумными глазами громко опустила об стол бутылку с надписью «Водка на березовых бруньках», без знака качества (что свидетельствовало о стопроцентной палености), и вытерла рукавом халата губы.

- Белый Известняк…. Известняк… - с маниакальностью повторяла она. – Когда я его получу, Король Железяка будет править всем!..

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Утро. 10.00

Дым. Кумар. Весь пол усеян бычками, и несколькими выкуренными блоками. Все спят, и всю эту идиллию прерывает оглушительный храп, от которого соседняя палата просыпалась в мокром поту и зарабатывает нервный тик.

Усаги развалившись на постели, с откинутым во сне одеялом и распахнутым ртом, спала глубоким беспробудным сном.

Но соседки по палате продолжают спать, они привыкли.

Внезапно Усаги резко вскакивает с постели и очертя голову пулей вылетает из комнаты, и пробежав весь коридор, попутно раскидывая санитаров, и пугая прохожих, оказывается на улице во дворе. Кинувшись на детскую площадку, она зарывается с головой в песочницу, и проведя копательную операцию, со счастливым лицом выбирается наружу держа в руках какой-то бесформенный белый камень. Камень как камень, но что-то в нем было «некаменное». И только Усаги было известно это.

Уже позади себя она услышала топот шагов и, обернувшись, заметила четырех санитаров с веревками и прочей мелочью. Прижав к груди камень, она ждала когда вернется в палату и расскажет все девочкам.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Мамору шел как обычно в столовую на ужин. По дороге встретил подружек Усаги, которые в недоумении, озираясь по сторонам, что-то искали.

- Привет! – Сказал он, - А где ваша Усаги?

- Тсс! – Шикнула на него Макото, - мы ее-то и ищем.

- А что случил… - хотел он было спросить, но его рот заткнула Минако.

- Мы с тобой поделимся подозрениями, но никому ни слова! Ок?

Промычав в ответ что-то нечленораздельное, это послужило удовлетворительным ответом.

- Так вот, слушай… - Начала Мако, - Мы проснулись и Усаги не было в комнате, а она дрыхнет до потери пульса, и это послужило основной тревогой, но когда ее ни оказалось ни на ленче, ни на обеде, мы всерьез встревожились… - Оглядевшись по сторонам, она продолжила, - ее могли украсть инопланетяне с другой планеты! Она нам рассказывала про них, и они обещали ее украсть!.. Понимаешь? – И она проникновенно, с чувством заглянула ему в глаза, ожидая увидеть там море понимания и сочувствия.  

Внезапно по коридору раздался звук цепей и шаркающих ног. Все разом обернувшись, увидели пару санитаров, которые тащили Усу.

- Что случилось? – Спросил Мамору, мгновенно освободившись от цепких рук Минако.

- Сегодня она могла снести всю клинику…

- Ничего я не собиралась сносить, - пробурчала Усаги, - просто мне очень нужно было в песочницу. – Недовольно прокомментировала она.

- Мы снимем цепи… Целый день пришлось с ней возиться, укольчики там всякие, пузырьки… Никуда не убежишь? – Она замотала головой, - И вы за ней приглядите.

Освободив ее от оков, все захотели выслушать версию Усаги, и мигом столпились кучкой.

- Пойдемте, - устало сказала она, - я жуть, как есть хочу.

И все направились в Столовую Слабого Режима.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

- Мне сегодня приснилось, что в песочницу упал красивый белый камень… - чавкая, рассказывала Уса, - и вот, мне почему-то показалось, что я должна забрать его… Ну, понимаете о чем я? Ну вот, и когда я увидела, как дует ветер, льет дождь, как песок постепенно засыпает этот чудесный камень под груду этого грешного земного песка, то я проснулась и тут же помчалась туда, в песочницу и… - торжественным тоном произнесла она, - нашла его!

И с этими словами, Усаги, попыталась достать что-то из кармана, но замешкалась. Она начала копаться в кармане, а в это время, все остальные с придыханием ожидали от нее чуда.

- Да что ж это такое!.. – недовольно бурчала она себе под нос.

А в это время, в попытках откопать искомое, на стол повалились различные конфетные обертки, носовые платочки, ручечки и блокнотики, затем перочинный ножик, потом кухонный, зубодробительный мясной топор, штепсель от бензопилы, лезвие бритвы, аккуратно скрученная плетка, наручники с пушком, пули 45-ого калибра, и целый магазин для пулемета.

Все с офанаревшими лицами, и с широко раскрытыми глазами наблюдали, как вся эта артиллерия вываливается из маленьких карманчиков с милыми зайчиками в качестве узора.

Похоже, только Рей смотрела на все с холодным равнодушием, но в один миг улыбнулась загадочно, настолько загадочно, что Мона Лиза по сравнению с ней, заливающаяся ржачом психопатка.

- А! Вот! Нашла! – Победоносно произнесла Усаги, вытирая пот со лба, после того, как извлекла ДУ от атомной бомбы, и демонстрируя всем белый камешек.

- Что это? – Спросила Минако.

- Похоже, будто от брынзы отломили кусок. – Голодно облизываясь, сказала Мако.

- Это известняк. – Спокойно ответил Мамору.

Что-то зацепило в памяти у Усаги.

- Известняк, известняк… - будто пробуя на вкус это слово, пробормотала она.

Тут от этого известняка в руке Усы пошел какой-то свет. Неожиданно Мако, закатив глаза, свалилась под стол.

Проводив меланхоличным взглядом подругу (переутомилась, бедняжка), все вновь уставились на чудо-камень. За Макото последовала Ами, прижимая к груди глянцевое издание «Секс для чайников, уважающих экстрим». За ней последовала Минако, прошептав: «Так много птичек, так мало неба…».

Лишь Рей продержалась дольше, а затем сама рухнула рядом с подругами.

Мамору и Усаги недоуменно переглянулись.

Тут в Столовой Слабого Режима появился острый запах перегара, затем ветер из маленькой форточки (чтоб не сбежали, в Столовой Крутого Режима вообще лишь вентиляционная труба, а в Столовой Ну Очень Крутого режима ничего нет совсем) разнес по столовой запах паленого алкоголя (прошу ставить ударение на первый слог (Прим.автора)), и вслед запаха в сопровождение в дверях выросла зам психбольницы. Еле перебирая ногами, шатаясь, она продефилировала вдоль столиков, и как огненный маяк выросла посредине столовой, разнося аромат под названием «спирт, медицинский».

Зажав носы, все потихоньку проползали под столиками к выходу, и, оказавшись на свободе, вдыхали спасительный и живительный воздух коридора, в котором обычно пахло валерьянкой.

В столовой, пытаясь поднять упавших без чувств девочек, остались Усаги и Мамору, но протащить всех разом попадавших подруг через Берилл было нереально, и они, опустив руки, уставились на зама.

Смотря куда-то вдаль, у нее в глазах мелькал маниакальный блеск, свидетельствующий о пребывании в мечтах, и соответственно, подтверждающий мыслительный процесс, который, на первый взгляд на эту особу, исключался.

Внезапно, она перестала шататься. И опустив голову, заметила Усаги и Мамору, а точнее известняк, которые Усаги положила рядом с собой на стол, освобождая руки, для транзита друзей.

- Белый Известняк.. - невнятно промямлила она. - АААРРРРРРРРРРЫЫЫЫЫЫЫЫГГГ!!

Это был знак ярости и возмущенности. Берилл кинулась к их столику и хотела была хапнуть природное ископаемое, но тут же его перехватила рука Усаги.

- Нет!

- Ууууу какая… - жадно и злобно прошипела она, - ааарррыыгг….. Ручки загребушшшие!!!! Аааарррыыыггг!!..

- Чавой ты сказала?.. – Издевательски спросила Уса, - Я не совсем въехала.

- АААРРРЫЫЫЫГГГ!!! – Вновь по столовой прокатился рык, - Ща въедешь! По-крупному! Дай Белый Известняк, не то пожалеешь!!!

- Так вот что это! Белый Известняк!.. А вот не дам!

- Ты, огрызок, дай эту штуковину мне, а то, а то…. – пыталась совладеть с шатанием она, - а то… ААААРРРРЫЫЫЫГГГ!!!

- Чего «а-то»? – Вызывающе спросил внезапно включившийся в эту милую дискуссию Мамору.

- АААААРРРРРЫЫЫЫГГГГ!!! – Только и смогла ответить зам психбольницы.

- Это серьёзно! – Прокомментировал Мамору.

Окончательно вышедшая из себя выходками этих двоих, Берилл кинулась к Усаги и собралась с ногтями и зубами драть, но в конце концов, достать этот дурацкий Известняк.

Мамору самоотверженно, в знак истинной любви, своим самопожертвованием, прыгнул в сторону Усаги пытаясь ее загородить от взбесившийся фурии. Но вместо этого задел ножку стола и грохнулся недалеко от ног Усаги, а она в свою очередь, достав и сжав Известняк в руке, крикнула:

- Силой этого объекта, получи фингал!

И замахнувшись кулаком с Известняком, врезала заму по роже, и та с остекленевшими (наверно, от прозрения) глазами рухнула недалеко от Мамору.

 

◦◦◦◦◦×××☼¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤○●○●○●○●○¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤¤☼×××◦◦◦◦◦

 

Два дня спустя.

Палата. Пять ящиков пива. Двадцать блоков «Беломорканал». Куча пивных кружек. И одинокая ваза с конфетами.

Все веселились в этой палате. И к обычным обитателям этого места присоединился Мамору.

- Черт…. Чего-то сказать хотел… Блин… Слова не вяжутся….

Оказалось, что этот Известняк, никакой не Известняк, а обыкновенный известняк. Все это фигня и бред сумасшедшего (помните, я зареклась такие определения не давать?), Берилл после мощного удара Усаги, проспалась, и на следующее утро проснулась трезвой (!), здоровой, но все той же стервой. Про Белый Известняк ни хрена не помнит, про свои запои тоже отговаривается, вообщем, продолжает работать замом психбольницы и буравить глазами ее клиентов. Может, раз наступило такое, казалось невыполнимое, исцеление, то этот известняк все же Известняк?..

Кароч, все это была (скажу, чтобы потом от собственной глупости не биться об клавиатуру) ерунда про известняк и все такое, но это привычно, вы же не забыли, где они все находятся?..

На следующий день Усаги проснулась и поняла, что спала с известняком и за ночь он раскрошился. Долго горевать не стали, через нужных людей протащили оптом ящики с пивом и блоками сигарет. Отметили исцеления Берилл (у кого не бывает), выпили за друг друга, затем выпили за Усаги, потом за Ами, за Минако, Макото, за Рей, за это милое место, после всего полезли обниматься и поздравлять друг друга с Новым Годом… Потом пришел Мотоки, принося с собой частичку прояснения, и напомнил всем, что вообще-то народ везде Рождество празднует.

- Ничо! Исправим! Н-н-аливай!!!!!

                                             С чувством для вас,

                                                    Директор психбольницы.

 

Всех тех, кто так любит Сейлормун и персонажей этого произведения, не ругать шизофреника (больных жалеют) который написал ЭТО. Все же стеб есть стеб.

конец

Фанфики по Sailormoon(главный каталог)