http://expressgermany.ru/ профертил цены в аптеках москвы профертил купить в москве.

 

Всего лишь… жизнь
 

 

автор: Жасмин(Жаси)
 

 

От Автора: Ну что тут скажешь. Никогда не писала фиков про Усу и Мамору, так что этот рассказ своего рода эксперимент.

 

Девушка стояла у окна, по-детски теребя   кончик золотого хвостика. Глаза были заполнены необъяснимой тревогой и непониманием. Ей до сих пор не верилось в  то, что она недавно услышала.

Город накрывали неизбежные сумерки, и небольшие звёздочки стали появляться на небе, словно маленькие лучики, предвещая тихую и спокойную ночь. Понимание по-прежнему не приходило и оттого на сердце становилось  только больнее.

После более чем продолжительного молчания, Усаги развернулась и вперилась взглядом в сидящего в кресле мужчину, мирно читающего очередную экономическую газету. Тонкая оправа очков необычайно красила молодое лицо мужчины, и девушка невольно залюбовалась мужем, склонив голову на бок. Сердце беззвучно кольнула острой иголкой боль и заставила девушку плотнее  сжать зубы. Мысли роились в голове и не давали даже намёка на выбор. Обняв себя за плечи, она робко вздохнула, боясь нарушить покой и мир в их семье, и в то же время, боясь начать разговор, необходимый и кто знает, быть может, последний в их жизни. Она понимала, что, скорее всего где-то преувеличивает, но на то она и была Усаги, по-прежнему сохранившая в себе те качества резвой девчонки, правда уже не плачущей, но надувающей губы по пустякам.

- Мамору…

Девушка выдохнула любимое имя, невольно смакуя каждую букву, и в тоже время произнесла его как можно тише и осторожнее. Мужчина видимо окончательно углубился в чтение и не услышал полу – всхлипа, полу – вздоха жены. Усаги слегка сузила большие глаза, в которых давно поселилась мудрость, мудрость будущей королевы. Неловким движением, поправив чёлку, она опять повторила имя супруга, но на этот раз не было произнесено не единого звука, будто слова были проглочены. Наконец, разозлившись на саму себя, она почти что крикнула.

- Мамору!

- Да дорогая. – Спокойный и уравновешенный тон мужа   заставил её немного успокоиться и взять себя в руки. По-прежнему обнимая себя за плечи, девушка ждала, когда мужчина поднимет на неё глаза. Но тот даже не думал отрываться, от видимо очень увлекательного, чтения статьи.

- Мамору, нам надо поговорить.

- Да – да. Я тебя слушаю.

«Что за манера вечно разговаривать со мной и читать! Неужели так трудно оторваться от этой чёртовой газеты и посмотреть на меня» - Усаги только подумала об этом, а мужчина тем временем уже отложил газету и снял небольшие очки в тонкой золотистой оправе.

Девушка, у которой от возмущения покраснели щёки и глаза налились небольшой злобой, прикрыла ладонью лицо и, наконец, посмотрела на мужа. Мамору молчал, ожидая и чувствуя, что разговор будет не из простых.

- Я должна тебе кое-что сказать, – глядя молодому человеку в глаза, она надеялась увидеть не такой внимательный взгляд, от которого не могли ускользнуть никакие детали, включая малейшие изменения чувств в её глазах. - Дело в том, что я сегодня… была у врача.

- Врача? – взгляд стал любопытным и немного встревоженным, но по-прежнему холодным.

- Да. И …  в общем… - девушка замолкла. То, что она узнала, не хотелось произносить вслух, поскольку даже мысли об этом становились надутым шаром, поглощающим тебя или трясиной, засасывающей в бесконечность.

«Помоги же мне» - ей так и хотелось выкрикнуть ему. «Почему он так равнодушно смотрит, почему не чувствует мою боль, почему…».  Множество вопросов роилось в её голове, но ответы на них мог дать лишь тот, кто смотрел на неё всё также внимательно, но несколько  отчуждённо красивыми синими глазами, по привычке слегка прищуренными.

- Что сказал тебе врач? - В голосе послышалось раздражение. Он никогда не любил таких неопределённостей и неясностей. А Усаги при помощи затянувшейся паузы  заставляла думать о   нехорошем. При том её молчание окончательно выбивало его из колеи.

- Ты больна? Уса, в чём дело, не молчи.

Мамору, наконец, решил подняться и подошёл к жене. Взяв её руки в свои, он слегка  поцеловал её в краешек губ, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Девушка подняла усталый взгляд, и на секунды, прижавшись к любимому, тут же отстранилась  от него.

- Сядь, пожалуйста.

Мамору опять прищурился и вернулся в кресло, теперь уже несколько испуганно наблюдая за женой.

- Дело в том, что….- она остановила жестом, начав вновь поднимавшегося мужа, чтобы он не смел подходить. Предательские слёзы глушили слова, и негде было набраться нечеловеческих сил, чтобы сказать правду. Безжалостную, невероятную и абсолютно пугающую.

- У нас … не может… быть …детей. Я… бесплодна, - последние слова были произнесены одними губами и напоминали тихий шепот, но и он был услышан.

Тишина в комнате стала такой ощутимой, что если бы было возможно разрезать воздух, то нож прошёлся бы по нему как по маслу. Спустя секунды она стала оглушающей и звенящей.

- Но… – Мамору не мог вымолвить ни слова, они прочно застряли на пересохших губах. Информация никак не хотела восприниматься, крутилась, вертелась где-то рядом, но никак не затрагивала мозг. Через минуту шквал мыслей обрушился на мужчину и, вцепившись в подлокотники кресла, молодой человек попытался подняться, но безвольно рухнул обратно. В голове шумело, и в глазах образовалась жгучая пелена, застилающая обзор.

Наконец, резко поднявшись, Мамору подошёл к мертвецки бледной Усе и крепко обнял её, будто защищая от невидимого врага, врага по имени – жизнь. Хотелось выть и кричать, не хотелось верить. Не хотелось знать и понимать.

Они простояли, обнявшись, очень долго. Город давно укрыла пелена тьмы, и только яркие звёзды освещали спящую планету, даря уют и надежду. Надежду на … спасение. Взяв жену на руки Мамору сел в кресло, и Уса покорно положила ему голову на грудь, прижимаясь и веря, что самый сильный и дорогой человек во всём мире обязательно найдёт решение. Решение, которого не существовало.

- Ничего. Может врач чего перепутал. Мы пройдём полное обследование и всё будет хорошо… - брюнет гладил девушку по голове успокаивающими движениями и как зомби повторял эти слова внутри себя, в конце концов выдохнув их в воздух, думая, что жена не слышит.

- Я прошла обследование, мне даже не назначили лечение. Оно бесполезно. Но ведь так не должно быть. Не должно. Мы видели малышку, мы ведь знаем, что у нас должны быть дети, я никогда в этом не сомневалась… - слова слетела с губ молниеносно и отчаянно.

Они оба не понимали и не знали, что делать в такой ситуации. Ситуации, которую вдруг подкинула им судьба, словно ещё одно испытание, которое влюблённые должны были непременно пережить.  «Всё будет хорошо, я с тобой». Мамору бесконечное количество раз повторял, словно заезженная пластинка, слова, пока они, наконец, не возымели действие, и Усаги заснула, мирно посапывая у любимого на плече.

Отнеся жену в спальню и осторожно накрыв одеялом, мужчина ещё немного помялся около кровати и прошёл на балкон. Его искренне поразила яркость звёзд, казавшихся такими большими и манящими сегодня. Слыша в тишине тихие вскрики жены, он вернулся, и некоторое время послушно провёл около её кровати, гладя щёки и успокаивая неслышными словами. Спустя, быстро и неумолимо летевшее время, Мамору  опять вернулся на балкон, потирая пальцами гудевшие виски.

Он всегда находил ответы на все вопросы, он всё и всегда делал правильно, так почему же сейчас решение не приходило, вилось где-то совсем близко, но никак не хотело, чтобы мужчина схватился на эту спасительную верёвочку.

Вцепившись в перила и сжав пластик пальцами, молодой человек опустил голову, теряя крохотные крупицы надежды. Тьма сгущалась, и из сознания всплывали тонкие обрезки прошлого. Кто может сейчас дать ему самый лучший совет? Не девушка, какой бы она не была, пусть даже умной Ами или мудрой Сетц. Но друзей – мужчин, у него нет давно. Не те друзья, с которыми он общается ежедневно, а те, которые знают о нём правду, правду об Эндимионе. Сжав плотно зубы, он стал искать на ночном небосводе Луну и вдруг ужаснулся, не найдя. Луны не было. Такого просто не могло быть, чтобы вечный спутник Земли вдруг исчез с небосвода.     

Пальцы, по-прежнему вцепившиеся в перила, побелели и глаза расширились, наполняясь страхом. Самым потаённым и жгучим, всплывающим из глубины души и заполняющим всё вокруг. Оттолкнувшись от бредовый мыслей и взяв себя в руки, будущий Король, сжал губы, превращая их в тонкую полосочку.   Не кому было дать ему совет. Все те, кто когда-то были, давно мертвы. Потому что оказались врагами. Предателями. Чувствуя, как хрустит под пальцами пластмасса, мужчина отцепился от перил и облокотился на стену, скрестив руки на груди. Но, если бы они были такие как прежде… он попросил бы совета у … Джеда. Точно мыслящего, держащего эмоции под контролем и находящего решения во всех ситуациях. Жаль, что Вечный сон навсегда сковал лучшего друга. Мысленно представив, что тот рядом, он начал неспешно беседу, в то же время понимая, что наверняка его сочли бы сейчас сумасшедшим шизофреником. 

«Удочерите или усыновите кого-нибудь. Это раз. Используйте силу серебряного кристалла. Это два. Пройдите сквозь врата времени в будущее и узнайте, каким таки образом у вас Малышка получилась. Это три. Ещё идейки подкинуть?» Мамору вдруг представил, как тот вскидывает скептически левую бровь и вперивается умным взглядом в принца. Как давно это было. Прошептав тихое спасибо, Мамору  вернулся к жене, на этот раз, устраиваясь рядом с ней поудобнее.

На утро, Мамору высказал все идеи жене, и Уса радостно хлопала в ладоши, восхищаясь умом супруга. Но… не так всё оказалось просто. Для начала они решили применить силу кристалла. Но тот лишь давал Усаги силы, но никак не лечил от человеческих болезней. Одна идея улетучилась, так же как и появилась, но надежда не умерла, а лишь обострилась, освещая души молодых.

Затем они отправились к вратам времени, но Сетцуна ни в какую не хотела пускать их в будущее, при этом повторяя, что они должны найти решение в этом мире и будущее больше нельзя трогать. Ещё одно путешествие может закончиться настоящей трагедией.

Оставалось последнее – взять ребёнка из детского дома, но… ведь их ребёнок должен обладать силой обоих супругов, а так.  Девочки, которые узнали правду из уст Усы, были искренне поражены, но ни чем не могли помочь. Их сила  оказалась бесполезной, и они решили, что и впрямь для супругов было бы лучшим  удочерить или усыновить  ребёнка.

Наблюдая за ходом событий, Мамору всё больше отчаивался, но старался не показывать чувств при жене. Надежда растаяла после возращения от Сетцуны. Ни что было не в состоянии им помочь, кроме них самих. Обнимая Усу за плечи, Мамору вдруг предложил ей.

«Давай жить как жили. Мы любим друг друга, а это самое главное. Больше ничего не нужно. Мы ещё молоды и жизнь покажет, как быть дальше. Мы обязательно возьмём ребёнка, но мы ещё успеем, давай не будем торопиться».

«Мамо-чан, куда торопиться? Но... если ты так решил. Я согласна».

Жизнь иногда ставит перед нами невидимые преграды, моральные проблемы, разрушенные надежды. Не думая ни о чём и наслаждаясь каждой минутой проведённой вместе, они   жили, забыв кем являются и на что обречены в будущем. А кто сказал, что именно во времена Усы и Мамору родится Малышка? Ведь до наступления Хрустального Токио будущего должно было пройти ещё много веков и новые Уса и Мамору ещё не раз найдут друг друга, ведь они обречены на вечную любовь двух сердец. Сердец Серенити и Эндимиона. Новые герои принесут новую жизнь. А наши Усаги и Мамору, были вместе до конца своих дней, понимая, что это всего лишь… очередная жизнь.

 

 

Конец.

Фанфики по Sailormoon(главный каталог)