http://www.kartonazh.com/ из чего состоит механическая коробка.

 

Никогда не знаешь...

 

авторы: Hamster
 

 

 От автора:
Не знаю уж, что на меня нашло, но я позволила себе разбить две самые нетрадиционные пары в СМ… Однако заядлые яойщики могут не торопиться за тухлыми помидорами – вместо Кунечки Зой-тян теперь будет встречаться с Фишиком, лады? А вот юрийным барышням придется потерпеть – Харуки и Митиру здесь НЕ БУДЕТ! Также я позволила обломаться большой и светлой (но вряд ли такой уж чистой) любви Сейи к Усаги – его сердце будет отдано… А вот фигушки – не скажу!!! Кстати, если вас так уж интересует юри, то знайте, что на эту тему я тоже не отказала себе в удовольствии пройтись… :))  А что касается этой избалованной богатой дурочки (я имею в виду Митиру, если кто не понял :), то она далеко не лучшая пара для моей любимой красавицы Хару… Хотите знать, кто лучше? Читайте!

 

Пролог

 

Межреальность, которую не сотрясают катаклизмы, где нет разгула страстей, а время не властно, – идеальная, совершенная тюрьма… Немногие даже самые сильные маги могли похвастаться властью на этим странным местом. Одной из обладавших ею была королева Берилл. Именно сюда после смерти попали ее далеко не всегда верные лорды. Именно здесь им предстояло возродиться, но – только в том случае, если баланс между Тьмой и Светом пошатнется настолько, что их жизнь снова понадобится ей. И она знала, что вскоре Темное Королевство рухнет. Она догадывалась, что лорды очнутся, когда ее уже не будет в живых. Но она, конечно, не знала, что это произойдет вскоре после перерождения Галаксии – одной из ненавистных сейлор сенши, и она даже предположить не могла, что ее лорды ТАК изменятся….

 Я как всегда Первый… Нет, не всегда – ведь уходил последним. Это немного странно, прямо как в той глупой земной религии: последние станут первыми…Ерунда. Кунсайт поморщился. Сильно болела голова, как будто с похмелья, но поскольку Нефритова грешка за ним никогда не водилось, Первый лорд… Ха! Бывший Первый лорд! В общем, он решил просто счесть это досадным недоразумением.

Кунсайт очнулся первым. Рядом с ним покоилось тело Зоя, в отдалении загадочно мерцала ледяная глыба, в которой нашел свое последнее пристанище Джедайт, а вот Нефрита нигде не было видно. Впрочем, кроме тел бывших Темных Лордов, больше вообще ничего не было видно. Абсолютная пустота.

Кунсайт решил встать (пока он только лежал на… ни на чем и лишь вертел головой, осматриваясь) и тут же пожалел об этом. Первое же движение отозвалось адской болью во всем теле. Ледяной лорд стиснул зубы и резким движением поднялся на ноги. Лучше бы он этого не делал! Пространство смеялось над своим повелителем, перед глазами плясали разноцветные круги, а ноги норовили разъехаться в разные стороны. Однако магия Кунсайта все еще была с ним, и лорд не преминул ей воспользоваться: заморозить рассеянные в воздухе (откуда здесь воздух?) капли воды и материализовать удобное кресло по-прежнему было для него плевым делом. Кунсайт сел и вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд.

­       Зой, это ты? – спросил он, вскакивая с сиденья.

­       Здравствуй, Кунсайт! – радостно осклабился Нефрит. Его голос, впрочем, как и до этого голос Ледяного лорда, прозвучал неестественно глухо.

­       Ты давно очнулся?

­       Нет, только что…

­       Кунсайто-сама! – воскликнул только что пришедший в себя рыжеволосый демон и сам испугался звука своего голоса.

­       Зой-тян! – Кунсайт моментально бросился к возлюбленному. Тот в растерянности озирался по сторонам, но, заметив взгляд учителя, счастливо улыбнулся и залился румянцем. Ледяной лорд наклонился, помогая Зойсайту встать.

­       Это, конечно, все очень мило, – насмешливо начал Нефрит, – но вам не кажется, что бедняге Джеду следует помочь?

­       Что ты имеешь в виду?

­       Он же закован в лед!!! Кунсайт, эта крыска на тебя пагубно влияет – ты растерял последние остатки ума, – язвительно бросил Астролог.– Мог бы и сообразить, что если он и проснулся, то сначала следует уничтожить эту глыбу – иначе ему не выбраться.

­       Откуда такая забота?– насмешливо спросил Зой. – Я давно знаю, что ты неравнодушен ко мне, но я не замечал, что тебе нравится Джед!

­       Да, крыска, я к тебе неравнодушен, – сладко пропел Нефрит, обольстительно улыбаясь. – Я тебя ненавижу! – крикнул он, вскидывая руки для исполнения боевого заклятия.

­       Успокойтесь, вы оба! – рявкнул Кунсайт. – Растопи эту чертову глыбу, Зой-тян, и пойдем отсюда.

­       Как вам угодно, Кунсайто-сама, – Зой поклонился. Повернувшись в сторону ледяного саркофага, он резко прищелкнул пальцами левой руки, вызывая огонь. Пламя заплясало на кончиках его пальцев, и резким броском Зойсайт метнул его в сторону ледяного саркофага. Тот начал плавиться, постепенно открывая взору фигуру четвертого лорда – огонь же был настолько горячим, что лед превращался не в воду, а сразу в пар, не причиняя, тем не менее, ни малейшего вреда заключенному в глыбу Джедайту.

­       Ну, нам пора, а вы тут развлекайтесь, – бросил Кунсайт и открыл портал. Зойсайт прижался к лорду, нежно заглядывая ему в глаза, и Повелитель Льда поцеловал его, одновременно заботливо укрывая плащом. Через мгновение парочка скрылась в портале.

­       Ну, подожди, рыжая гадинка, я до тебя еще доберусь. Пожалеешь, что вообще возродился! – яростно прошипел им  вслед Нефрит.

В это время с той стороны, где лежал Джедайт, послышал стон. Нефрит нехотя обернулся и вздрогнул – таким несчастным выглядел Повелитель Иллюзий.

­       Тебе помочь? – против воли вырвалось у него.

­       Спасибо, Неф, – улыбнулся Джедайт. – Я как-нибудь сам справлюсь! – и в ту же секунду легко вскочил на ноги. Он же весь – одна сплошная иллюзия. А я – идиот!

­       Ты не думал, почем мы здесь оказались?

­       А как же звезды? – насмешливо спросил Джедайт, стоя спиной к Астрологу. – Темное Королевство уничтожено, а мы вольны делать все, что нам угодно.

­       Металлия погибла, так почему же мы смогли возродиться? Я не успокоюсь, Джед, пока не получу ответа хотя бы на этот вопрос, – заметил Нефрит.

­       Значит, нашелся кто-то более могущественный, – пожал плечами Повелитель Иллюзий, оборачиваясь. – Нарушился ход мироздания, и это нам на руку, Неф – тот, кто это сделал, подарил нам новую жизнь. И я сильно сомневаюсь, что Его мы вообще интересуем, – с этими словами Джедайт исчез в портале. Нефрит сплюнул и начал создавать свой.    

***

 

Несчастный Гелиос вот уже битый час пытался связаться с Чибиусой, но у него ничего не получалось. Битва уже закончилась, Чибиуса жива, так что, во имя Аматерасу, происходит?!

Бедный-бедный принц Иллюзиона! Не надо было превращать Амазонское Трио в людей – они достали уже всех, хотя в мире снов сделать это было очень сложно. Тайгер регулярно напивался и орал, что, если его сию же минуту не отпустят на Землю или, в крайнем случае, не найдут хотя бы одну симпатичную девушку, он от Иллюзиона камня на камне не оставит (учитывая, что тот представлял собой огромный лес… В общем, он пока не привел свою угрозу в исполнение). Однако тут же рядом возникал заинтересованный Фиш, и перепуганный и даже слегка протрезвевший Тайгер спасался бегством, кляня, на чем свет стоит всех «голубых, рыб и прочих извращенцев». Хоук же неоднократно пытался слинять, но все его усилия пропали даром: в последний момент его ловил Гелиос и смертельно уставшим голосом заявлял, что, дескать, на Землю они попадут только все вместе, потому что он – Гелиос, когда-то, якобы, им что-то такое обещал… Тогда Хоук честно постарался вспомнить, что же это он им такое обещал, но, безрезультатно промаявшись целую неделю, решил оставить бесплодные попытки. На беду его посетила «счастливая» мысль, которую он, разумеется, счел гениальной:   изучить документальные свидетельства собственной несостоятельности (проще говоря, посмотреть всю СМ от начала до конца). Несчастный уже дошел до начала 4 сезона, как вдруг во всем Иллюзионе отключили свет. Гелиос, естественно, поскакал разбираться, но оказалось, что это не очередные происки Нехелении (которая к тому времени, по счастью, уже исчезла), а просто озверевшие коммунальщики – за неуплату. С горя Хоук решил напиться вместе с Тайгером, когда – Слава Аматерасу! – случилась битва с Галаксией, и Гелиос клятвенно заверил обалдевшее от безделья трио, что они вернутся на Землю, как только он поговорит с Чибиусой.  

  Несчастный Гелиос вот уже битый час пытался связаться с Чибиусой, постепенно начиная терзаться муками ревности…

 

Неожиданные встречи

 

В комнате Ятена, выделенной ему во дворце Кинмоку от щедрот принцессы Какуйи, царил жуткий беспорядок: сказывались последствия разгрома, учиненного хозяином комнаты на пару с Сейей, когда Ятен ляпнул очередную глупость, не подумав. Старлайты еще не успели прибраться, да и вряд ли им выпадет такая возможность в ближайшем будущем: принцесса Какуйя опять зачем-то отправилась на Землю, и ее телохранители даже не рассматривали возможности не полететь вслед за ней. Тем более рвался Сейя, как раз и затеявший этот бокс без рефери и мечтавший отделаться от участия в уборке. К тому же, как подозревали Таики и Ятен, он мечтал еще раз увидеть свою обожаемую Оданго, так запавшую в его сердце…

Таики курил на балконе и обдумывал эту проблему, одновременно напряженно всматриваясь в утреннее небо в поисках Солнца – небольшой звезды, дарившей жизнь планете, на которую они отправятся совсем скоро. Им уже приходилось наведываться туда в качестве популярной группы «Три Огня» – таким странным образом они пытались отыскать свою принцессу, заключая в песнях послания к ней. Тогда же на свою беду Сейя встретил Усаги Тцукино, в которую без памяти влюбился, но вынужден был отступить: эта девушка оказалась борцом за добро и справедливость – бесстрашным воином Сейлормун, будущей королевой Хрустального Токио Серенити, и ее король Эндимион – в двадцатом веке Мамору Джиба – всегда был в ее сердце, даже если его не было рядом. Другие сейлор сенши оказались в числе ее подруг, и одна из воинов – Сейлор Меркури – оставила в душе Таики неизгладимый след. На Земле ее звали Ами Мицуно. Но старлайтам также пришлось испытать несколько неприятных мгновений при встречах с сенши внешних планет, особенно не доверяла им Сейлор Уран. Правда, для ее неприязни имелись некоторые основания: она застала Сейю расстегивающим платье на ее девушке Мичиру – Сейлор Нептун… Старлайты сами были воинами и сражались с Галаксией, но победу над ней одержала Сейлормун. Практически все в той войне погибли (принцесса Какуйя, сами старлайты и остальные сейлор воины), но все они потом и возродились – долг оказался сильнее смерти.

­       Слышь, ученый, кончай звезды считать – для этого Нефрит есть, – голос Ятена вырвал Таики из забытья.

­       Ты что, уже убрался?

­       Я что, один этим должен заниматься?! – возмутился Ятен. – Ну уж нет, братик, не дождешься.

Какой я тебе братик? Таики уныло поплелся в комнату, где на куче обломков гордо восседал Сейя, поедающий пиццу.

­     И вы тут без меня, значит, ели пиццу?! И мне ничего не оставили?!

­     Да не переживай ты так, – усмехнулся Сейя. – Вон там кусочек валяется.

­     Еще друзья называются! – обиделся Таики.

­     Ты лучше скажи, как нам принцессу найти, – посоветовал Ятен.

­       Как, как… Сказал бы я тебе, – фыркнул Таики. – Надо обратиться к сейлорам, скорее всего, Какуйя отправилась к ним, – задумчиво сказал он.

­       Только не к Усаги, – буркнул Ятен.

­       Я же сказал, что уже забыл о ней!

­       Не заводись, Сейя. А Ятен прав: лучше даже будет попросить помощи у внешних воинов, у Сетцуны, например…

­       Ага, и у Митиру, а потом вы мне гроб заказывать будете, – саркастически усмехнулся Сейя. – Да Харука меня съест!

­       Ты лучше вспомни, о чем Какуйя говорила в последнее время, – посоветовал Ятен. – С тобой она общалась больше, чем с нами.

­       Да не знаю я, – огрызнулся Сейя.

­       Ятен, Сейя, не ссорьтесь, – попытался утихомирить друзей Таики. – Давайте сначала доберемся до Токио, а там уже решим. Справились же мы в прошлый раз!

­       Скажи лучше, что тебе просто захотелось увидеться с Ами, и поэтому ты так рвешься на Землю, – язвительно заметил Ятен.

­       Ничего подобного, – покраснел Таики. – Мицуно-сан, конечно, интересная девушка…

­       Да ладно тебе, Таики, – ухмыльнулся Сейя. – Знаю я, как ты к ней относишься!

Если хочешь знать, – оскорбленно выпалил Таики, – я действительно люблю Ами, и хватит, наконец, надо мной издеваться! Как будто ты не бегал за Усаги, Сейя! А о твоих отношениях с Луной, Ятен, я вообще молчу! Один я в этом дурдоме нормальный – этому подавай лунного кролика, другому – лунную кошку…

Сейя и Ятен переглянулись, и в ту же секунду Таики лежал на полу, сбитый с ног двумя мощными ударами в челюсть: с левой и справой стороны. Ему еще повезло: только это обстоятельство и спасло его от вывиха – вряд ли Хилер взялась бы его лечить после таких-то слов…

 

***

 

Харука вышла из машины и с интересом огляделась вокруг. Она оказалась в одном из отдаленных районов Токио, но, судя по припаркованным машинам, квартал был вполне престижным. Почему, интересно, Митиру захотела встретиться со мной именно здесь? Сказала, что не хочет обедать дома, и я непременно должна пойти с ней… Хочет поговорить? Но мы вполне могли сходить в «Корону» или еще куда-нибудь не так далеко! Сюрприз? Но мой день рождения, слава Урану, еще не скоро! Какой-то новый ресторан? А, вот и она, наконец!

­       Яххо, прости, что опоздала, – проворковала Митиру, подходя ближе. – Я просто увидела новое платье и влюбилась в него, но у меня не было с собой денег, так что пришлось еще возвращаться домой… Правда, кавай? – и Митиру закружилась, давая Харуке возможность оценить наряд. И правда, красиво. Только вот если бы юбка была немного подлиннее… А то все встречные парни и так провожают Мити такими взглядами, будто она идет по улице вообще без одежды! Какими взглядами порой провожали саму Харуку, она никогда не задумывалась.

­       Я заждался тебя. Мне кажется, что ты любишь меня меньше, чем какое-то платье!

­       Даже самое красивое платье никогда не заменит мне тебя, Хару-тян! – игриво улыбнулась Митиру. Как же ты меня достала своей ревностью!

­       И зачем моя красавица заставила меня приехать в такую глушь?

­       Я просто хотела пообедать с тобой там, где нас никто не знает, – невинно хлопая длинными ресницами, произнесла Митиру. Я не твоя собственность! Ты даже спать со мной отказалась – секс, видите ли, убивает высокие чувства! Да плевать я хотела на твои высокие чувства!!! Если бы ты не была такой красивой…

­       Ты же знаешь, мне хорошо с тобой везде. Так, она явно чем-то раздражена. Интересно… – Мити-тян, ты какая-то грустная сегодня. Что-то случилось? – с деланным беспокойством спросила Харука. Вместо ответа Митиру томно посмотрела в ее сторону.

­       Пойдем лучше в ресторан. А то я замерзла, Хару-тян, – сказала она, прижимаясь к девушке. Да обними же меня, дубина!

­       Сегодня прохладно. Тебе следовало теплее одеться, Мити-тян, – сказала Харука, отлично понимая, что та имела в виду, и пряча в глазах смех. Я не буду спать с тобой, и ты это отлично знаешь.

 

***

 

Ами шла по одной из центральных улиц Токио, не обращая никакого внимания на модные магазины вокруг – будь на ее месте Усаги, Минако или Рей, они бы уж точно не пропустили ни одного! Но Мицуно была полностью поглощена своими мыслями, по большей части невеселыми. Со времени ее последней встречи с этим парнем прошел почти год, но она все так же хорошо помнила его голос, глаза, улыбку… С тех пор как они расстались, девушка стала учиться еще усерднее (хотя ее подруги раньше считали, что это невозможно) и совершенно замкнулась в себе – даже столь любимое когда-то плавание не приносило радости. Правда, она по-прежнему ходила по выходным в бассейн, чтобы снять накопившееся за неделю напряжение, но больше и не пыталась обогнать Митиру, часто приходившую в тот же бассейн вместе с Харукой. Ами почти ни с кем не разговаривала и худела на глазах. Известная кулинарка Макото готовила для нее самые вкусные и калорийные блюда, Мицуно съедала двойные порции, но все равно продолжала худеть. Ее мама-врач даже хотела положить дочку в больницу, но обследование показало, что девушка абсолютно здорова…

Навстречу Ами неспеша шел красивый и хорошо одетый молодой человек с длинными каштановыми волосами, полностью поглощенный чтением книги, которую держал в руке. При ближайшем рассмотрении это оказался сборник сонетов Шекспира. Другой рукой парень держал большой букет белых роз…

*БУМ!* Не замечавшие никого вокруг Ами и Таики (конечно же, это был он!), столкнулись, и девушка, больно ударившись лбом о томик Шекспира, чуть не упала – Таики еле успел ее подхватить.

­       Гомен… – начал было он, поднимая глаза на девушку, которую чуть было не сбил с ног, но вдруг фиолетовые глаза ярко сверкнули: – Мицуно-сан?

­       О, – Ами слегка покраснела, – Таики-кун?

­       Коннитива, – поклонился парень.

­       Коннитива, – поклонилась в ответ Ами. – Я очень рада вас снова видеть. А… что вы читаете? Меркурий, что я несу…

­       Сонеты Шекспира, – почему-то смутился Таики. Один сонет, если честно…

­       Это мой любимый поэт, – улыбнулась Ами. – А… для кого эти розы? Аматерасу, зачем я это спросила?!  

­       Вообще-то, они для вас, Ами – ведь я могу называть вас просто Ами? Что со мной творится, черт возьми?!

­       Конечно, Таики-кун. Он что, правда, хотел подарить их мне?!! Они такие красивые!!!

­       Тогда называйте меня просто Таики, договорились? – парень очаровательно улыбнулся. – Хотите, я прочитаю вам свой любимый сонет? Нет, это невозможно!!! Ами, что ты со мной делаешь?!!

­       Конечно, Таики. Я уверена, у вас великолепный вкус. И не только вкус…

­       Ее глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь.

 

С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело,

Не как фиалки нежный лепесток.

 

Ты не найдешь в ней совершенных линий,

Особенного света на челе.

Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.

 

И все ж она уступит тем едва ли,

Кого в сравненьях пышных оболгали, – Таики читал наизусть, неотрывно глядя на Ами, и голос его звучал как-то… очень нежно. – Вам нравится?

­       Да, очень красиво. Вы любите Шекспира?

­       Да, я думаю, что он прекрасный поэт. Простите, я же собирался подарить вам цветы – они, наверное, совсем завяли… Я – идиот.

­       Ну что вы, нет, конечно. Аригато, они просто замечательные!

­       Я так давно не видел вас, – нерешительно начал Таики, – может быть, мы куда-нибудь сходим, если вы сегодня свободны? – старлайт уже забыл о своей миссии, о вновь потерянной принцессе, о том, что собирался просить помощи у Сетцуны – он видел только эти синие глаза, с таким восхищением глядевшие на него.

­       Конечно, с большим удовольствием, – радостно кивнула девушка, в свою очередь напрочь забывая о встрече с подругами в храме Хикава, куда она, собственно, и направлялась…

 

***

 

Рей нервно смотрела по сторонам, ежеминутно посматривая на часы. Усаги опять опаздывает! Это уже становится неприличным!!!  

­       Вы ждете кого-то? – Рей оглянулась на обратившегося к ней парня – он был так красив, что она тут же забыла об Усаги, подругах и вообще обо всем на свете. Какой милый!!!

­       А что? – спросила она, взмахнув ресницами и с надеждой глядя на него. Высокий блондин с голубыми глазами с интересом смотрел на нее так, как будто они были знакомы.

­       Просто я подумал, Рей-сан, что, если ваш спутник не пришел, то я мог бы попробовать заменить его… Она так изменилась… И я совершенно не чувствую к ней неприязни – наоборот, мне на самом деле хочется пригласить ее на свидание. Это что, последствия перерождения?

­       Откуда вы знаете, как меня зовут? – какое-то неприятное чувство вдруг кольнуло девушку.

­       Гомен, мне просто показалось, что это имя больше всего вам подходит. Тем более приятно, что я оказался прав, – парень очаровательно улыбнулся. – Меня зовут Джей. Так как насчет моего предложения?

­       Я согласна, Джей-сан. Только не надолго, – кокетливо улыбнулась Рей.

Усаги-Усаги! Неужели хоть один раз в жизни она не могла прийти вовремя? Узнав, что ее лучшая подруга собирается отправиться на прогулку с лордом Джедайтом, она бы ни в коем случае этого не допустила…  и обломала бы парочке весь кайф.

 

***

 

Это, несомненно, была она. Дитя любви. Айно Минако. И как он мог тогда не замечать ее красоты? Конечно, прошло несколько лет, но уже тогда она обещала стать ослепительной… Что ж, она такой стала, Кунсайт, надо это признать. Как и то, что она тебе нравится. Как и то, что в сторону Зоя ты уже не захочешь и смотреть.

Минако плыла по улице, восхищенно глядя на идущего рядом потрясающе красивого парня с серебряными волосами и льдисто-голубыми глазами, который иногда поглядывал в ее сторону. Кого-то он ей напоминал, но не все ли равно? Тем более что это вполне подходящий способ познакомиться.

­       Простите, а мы с вами нигде раньше не встречались?

­       Может, и встречались, красавица. Но я думаю, что, даже если мы и знакомы, ничто не мешает нам познакомиться еще раз, нэ? – неожиданно тепло улыбнулся парень. – Меня зовут Кунс, а вас?

­       Айно Минако.

­       Это имя вам очень подходит, Минако-сан. Вы красивы как сама любовь. Может быть, если у вас нет срочных дел, мы зайдем куда-нибудь?

­       Почему бы и нет? – кокетливо улыбнулась девушка.

Металлия меня побери, я что, влюбился?!   

 

 

 

***

 

Она как звезды…

Элегантный молодой человек с роскошными каштановыми волосами, длина которых совершенно не делала его похожим на девушку – наоборот, даже как-то прибавляла мужественности – любовался на девушку, стоящую на мосту. Ее рыжеватые волосы, собранные в высокий хвост развевались на ветру, а большие карие глаза таинственно сияли из-под челки.

­       Она как звезды… – уже вслух повторил Нефрит, неотрывно наблюдая за Макото (ну кто еще, кроме них, это мог быть?!). Его губы сами по себе растягивались в счастливой улыбке, а синие глаза сияли так, как будто в них отражался свет всех звезд, повелителем которых он являлся.

Взгляд Мако притягивал красивый парень, улыбавшийся чему-то так заразительно, что ей хотелось улыбнуться в ответ. Он стоял внизу и вроде бы смотрел на нее, но, в то же время, куда-то в сторону. Хоть он и не был блондином (совсем наоборот!), Макото как-то остро почувствовала, что он – тот единственный, кто может сделать ее счастливой. Поэтому она, превозмогая смущение, приветливо помахала ему рукой, и побежала к лестнице, намереваясь спуститься. Однако Нефрит опередил ее и уже поднялся до середины, когда она только поставила ножку на первую ступеньку.

­       Коннитива, – поклонился Нефрит, закончив подниматься и ничуть не запыхавшись. – Меня зовут Масато, а вас?

­       Коннитива, Масато-сан, – поклонилась в ответ Мако.  – Кино Макото.

­       Очень приятно, Макото-сан, – улыбнулся Нефрит. – Но почему вы помахали мне – вы решили, что мы знакомы? Она еще красивее, чем мне казалось издали.

­       Нет, просто я увидела, что вы смотрите на меня, и мне стало интересно, почему, – смеясь, ответила Мако, дивясь собственной смелости и той легкости, с которой она разговаривала с незнакомым человеком. Я была права, он – тот, кого я непременно полюблю… Ой, кажется, я уже в него влюбилась!

­       А мне казалось, что я смотрю на звезды – я удивился, куда делось солнце. Может быть, мне удастся увидеть вас при свете звезд? – тихо спросил Нефрит.

­       Хотите, я приглашу вас на ужин?

­       А ваши родители не будут против? – удивился Нефрит.

­       Они умерли, Масато-сан, – глядя прямо ему в глаза, сказала Мако.

­       Гомен. Но тем более я удивляюсь, как вы не боитесь… – в ту же секунду Нефрит растянулся на земле, потирая плечо, а Макото после исполнения своего любимого приемчика спокойно оправляла юбку.

­       Я не хочу вас бояться.

­       Скажите лучше: я могу вас не бояться! – рассмеялся Нефрит, поднимаясь. – Я восхищен, – он уважительно склонил голову. – Если вы готовите так же, как исполняет приемы каратэ, то я не смогу вылезти из-за стола, – снова смеясь, закончил он, но вдруг осекся, как будто ему  в голову пришла неприятная мысль. – Макото-сан, скажите, а вы готовите шоколадный пудинг?

­       Если честно, я его терпеть не могу, – улыбнулась девушка. – Мое любимое блюдо – вишневый пирог.

Металлия, это же девушка моей мечты: мало того, что она очень красива, так еще и знаток единоборств и, похоже, восхитительно готовит! И – главное – она не любит шоколадный пудинг…   

 

  

***

 

­       Кунсайто-сама, неужели вы больше не любите меня? – в голосе Зойсайта звучала такая боль, что Кунсайту по-настоящему стало его жалко. Но что он мог поделать, если этот мальчик теперь не вызывал в нем ни капли прежних чувств?!

­       Зой-тян, я прошу тебя, не принимай все так близко к сердцу. Неужели ты думал, что я буду любить тебя вечно? – попробовал улыбнуться Кунсайт.

­       Когда-то вы говорили, что мы всегда будем вместе, Кунсайто-сама… – с трудом сдерживая слезы, прошептал Зойсайт.

­       Тогда я действительно любил тебя, – пожал плечами Кунсайт.

­       Венера не стоит вашей любви, Кунсайто-сама! – горячо проговорил Зой, опустившись на колени и взяв Кунсайта за руку. – Она просто глупая взбалмошная девчонка и ничего больше! Да и как воин она ничего не стоит!..

­       Ну, хватит! – оборвал его Кунсайт, вырывая руку. – При всем моем отношении к тебе я не позволю так о ней отзываться!

­       Кунсайто-сама! – всхлипнул Зой.

­       Прекрати, – поморщился Кунсайт. – Время, когда ты мог разжалобить меня слезами, прошло. Смирись и прими это, как мужчина. Хотя какой из тебя мужчина…– с этими словами Кунсайт исчез за дверью.

­       Кунсайто-сама! – еще раз всхлипнул Зой и, разрыдавшись, повалился на кровать. – Как вы могли, Кунсайто-сама?! – кричал он, заливаясь слезами, в бессильной ярости молотя кулаками по ни в чем не повинной кровати. – Я любил вас… – шептал Зой охрипшим от рыданий голосом, судорожно дыша, а его хрупкие плечи сотрясались в такт уже слабым всхлипам, и подушка промокла от слез.  

 

***

 

Обед Харуке совершенно не понравился. Еда была не слишком вкусной, но дорогой настолько, что известная скрипачка и известный гонщик при выборе блюд были вынуждены обращать внимание на цены. Обслуживали их из рук вон плохо, зато красавчик-официант бросал на Митиру недвусмысленные взгляды, а она вовсю строила ему глазки. А как она смотрела на сидящего за соседним столиком популярного певца! Тот явно был не против познакомиться с очаровательной девушкой, если бы не препятствие в лице ее спутника. Так что несчастной Харуке приходилось очень внимательно за собой следить и держать себя в руках, чтобы вдруг не сорваться. К тому же Митиру сообщила отвратительную новость – опять прилетели старлайты, Уран бы их побрал! Что им здесь надо, в конце концов?! Митиру, конечно, принялась их защищать, объясняя, что они отправились вслед за принцессой, но Харука как наяву видела Митиру вместе с Сейей: как тогда в гримерке он смотрел на нее, как он тянул руки к застежке ее платья и как она потом постоянно бросала на него игривые взгляды…  Она специально заставляет меня ревновать, чтобы я спала с ней… А я не хочу! Это я – лесбиянка, она же просто избалованная девчонка, которая привыкла к исполнению любых своих капризов, одзёсама, захотевшая новых ощущений! Но я люблю ее…

­       Что с тобой, Хару-тян? – заботливо поинтересовалась Мичиру, после того как вдоволь нафлиртовалась с посетителями и официантами ресторана (не только мужского пола, кстати).

­       Все в порядке, Мити-тян, – через силу улыбнулась Харука. – Просто мне хочется остаться с тобой наедине… Но это совсем не то, что ты думаешь!  

­       Теперь и мне тоже, – произнесла Митиру, глядя ей прямо в глаза и медленно проводя языком по нижней губе, как будто просто облизывая ее после десерта. Харуку передернуло. Нимфоманка чертова…

­       Представь себе, я имею в виду совсем не то, что ты себе вообразила, – сухо сказала Харука, доставая деньги и поднимаясь из-за стола. – Ты не раз слышала мое мнение по этому поводу.

­       Тогда узнай мое! – зло бросила Митиру и направилась к выходу, в крайнем раздражении пнув подвернувшуюся под ноги собачку.

Когда Харука через пару минут вышла из ресторана, уже взявшая себя в руки Митиру сидела в ее машине и изящно курила длинную тонкую сигарету, которые ненавидела Харука, а она сама обожала.

­       Так больше не может продолжаться, – спокойно сказала Митиру, когда Харука села в машину. Чертова лесбиянка!

­       Ты права, – кивнула Харука, заводя мотор. Только не бросай меня!

­       Я думаю, нам надо расстаться, – не глядя на Харуку, объявила Митиру, бросая окурок в окно. Хватит с меня – ты сама виновата!

­       Ты уверена? – так же, не глядя на Митиру, поинтересовалась Харука, осторожно выруливая на шоссе.

­       Абсолютно, Хару, – устремив взгляд в даль, ответила девушка. – Конечно, мы живем в одном доме, но у тебя есть своя спальня, хотя ты ей редко пользуешься, да и воинами-партнерами мы обязательно останемся – иначе защищать принцессу будет очень сложно. Ты согласна со мной, милая? – Митиру посмотрела на Харуку с плохо скрываемой издевкой.

­       Да, – сквозь зубы произнесла Харука, вцепившись в руль мертвой хваткой.

­       Ты сама виновата – я просила любви, а ты отказалась мне ее дать.

­       Ты просила не любви, – горько усмехнулась Харука. – То, чего ты просила, я не мог и не могу дать тебе по определению – Я НЕ ПАРЕНЬ, МИТИ!

­       Не кричи, пожалуйста, – поморщилась девушка. – И потом послушай – ты сама говоришь о себе как о мужчине.

­       Потому что ты этого хотела, – прошептала Харука. Митиру только фыркнула.

­       Остановись, я выйду здесь, – сказала она, собираясь.

­       Куда ты? – растерянно спросила Харука.

­       Какая тебе разница, Тено Харука? Ты больше не моя девушка, и уж тем более не мой парень! Чертова лесбиянка!

Харука долго смотрела вслед той, которую так любила и, вместе с тем, так ненавидела… А потом, впервые в жизни, уронив голову на руки, она расплакалась.

 

 

Серые глаза – рассвет,

Пароходная сирена,

Дождь, разлука, серый след

За винтом бегущей пены.

 

***

 

Самое странное, что первой в храме Хикава появилась Усаги. Несмотря на то что она опоздала почти на час, будущей королеве Хрустального Токио удалось опередить своих любвеобильных подруг. Сразу после нее прибежала вся красная, запыхавшаяся Мако, совершенно не представляя, как ей объяснить опоздание.

­       Ой, а где девочки? – удивлению Кино не было предела. Не могли же они уйти, не дождавшись меня…

­       Мако-тян, где ты была? – Усаги, обрадованная тем, что ее не ругают, даже сначала не заметила, что они в доме одни.

­       Усаги-тян… А где остальные?

­       Ой, Мако-тян, ты меня, правда, покормишь? А то я так проголодалась, а ты так вкусно готовишь… А ГДЕ ДЕВОЧКИ?

­       Нет ни Рей-тян, ни Ами-тян, ни Мины-тян…

­       По крайне мере, с Минако все в порядке, – поспешила успокоить их Луна, появляясь на пороге. – Артемис только что связался со мной – они бегут сюда…

­       Привет, девочки, – выпалила Минако, влетая в комнату. – А я с таким парнем познакомилась!!!

­       Мина-тян… – булькнул Артемис, весь синий от недостатка кислорода – так сильно Минако его сжимала на бегу.

­       Ой, извини, – смущенно засмеялась она, отпуская кота – тот шмякнулся на пол и что-то недовольно проворчал.

­       Простите, девочки, что опоздала, но я с таким парнем познакомилась…

­       Рей-тян?! – в один голос спросили Усаги, Минако и Макото. А Мако еще и добавила: – И я тоже. И пригласила его на ужин, – покраснела она. У Минако и Рей повисли капли.

­       Девочки, а где Ами-тян? – поинтересовалась постепенно приходящая в себя Усаги.

­       Извините... – еле-слышно прошептала Мицуно, появляясь в дверном проеме с огромным букетом белых роз в руках.

­       Ты что, тоже с парнем познакомилась? – спросила Усаги. У всех, включая Ами и кошек, повисли капли.

­       Вообще-то, я встретила Таики…

­       Это он тебе подарил?! – в четыре голоса воскликнули ее подруги.

­       Старлайты снова здесь: Какуйя зачем-то улетела на Землю и ничего им не сказала, вот они и отправились за ней, – сообщила красная, как рак, Мицуно.

­       Значит, я снова увижу Сейю?! – захлопала в ладоши Усаги.

­       А как же Мамо-тян? – укоризненно заметила Луна.

­       Ятен-тян, Ятен-тян... – дружно скандировали Рей, Мако и Минако, а в глазах у них прыгали сердечки.

На пороге появился Мамору с Чибиусой на руках

­       Завтра приезжает Гелиос!!! – радостно завопила она.

­       А с ним и Амазонское Трио, – уныло заметил Мамору.

­       Как, и они тоже?! – закричали уже пять голосов.

­       Что значит тоже?

­       Мамо-тян, просто прилетели старлайты, – ответила улыбающаяся Усаги, прижимаясь к Мамору.

­       Так вы уже знаете? – удивилась Сетцуна, появляясь на пороге вместе с Хотару.

­       Пи!!! – с громким криком бросилась ей на шею Чибиуса.

­       Маленькая леди, – улыбаясь и обнимая ее, поприветствовала Чибиусу Сетцуна.

­       Привет, Чибиуса, – улыбнулась Хотару.

­       Хотару-тян!

­       Девочки, а почему Сейя, Таики и Ятен не зашли к нам?

­       Я здесь, Оданго!

­       Сейя! Ятен!– обрадовались все. Появившийся вслед за друзьями Таики поклонился и сразу же направился к Ами. Мицуно мило покраснела и завела разговор о логарифмах, периодически сбиваясь и с нежностью поглядывая на розы.

 

***

 

И все-таки Митиру было грустно. Она любила Харуку, несмотря на то что та отказывала ей в близости, и перенести разрыв, тем более, произошедший по ее инициативе, девушке было нелегко. Она шла по вечернему Токио, не разбирая дороги, и ей было все равно, куда она выйдет – главное, чтобы не видеть Хару… Мою Хару… Прости меня! Я не хотела!…Или хотела? Митиру даже начала подозрительно всхлипывать, что было опасно – вечерний макияж не простил бы ей этого. Я только хотела тебя!!!

­       Митиру-сан? – показавшийся смутно знакомым голос окликнул ее по имени, и девушка машинально обернулась. С противоположной стороны улицы ей приветливо махал Ятен.

­       Коннитива, Ятен-кун, – радостно улыбнулась Митиру, тут же позабыв про все невзгоды. – Как я рада тебя видеть! Но ты можешь обращаться ко мне просто Митиру.

­       С удовольствием, – улыбнулся Ятен. – Как дела?

­       Ничего, – улыбка девушки померкла. – Мы с Харукой только что расстались.

­       Что?! – ужаснулся Ятен.

­       Давай не будем об этом? – попросила девушка.

­       Конечно, извини, – отвел взгляд старлайт. – А мы опять потеряли принцессу, – тут же наигранно скорбно сообщил он, чтобы сменить тему и развеселить девушку. Это ему удалось – Митиру рассмеялась.

­       Что на этот раз?

­       Надеюсь, ничего серьезного, – вновь улыбнулся Ятен. А она настоящая красавица! – Может, роман? – подмигнул он.

­       Да, это серьезный повод, – снова рассмеялась Митиру. А он очень даже милый. – Может, сходим куда-нибудь?

­       Извини, но ты, наверное, просто не хочешь возвращаться домой, я прав? – проницательно спросил Ятен. – Можешь переночевать у нас, если хочешь – мы сняли огромный дом в пригороде, места хватит всем. Так как?

­       Ты просто спас меня, – обворожительно улыбнулась Митиру, мстительно подумав про себя: Тебе будет полезно поволноваться, Хару-тян!

 

***

 

Сейя в задумчивости бродил по токийским улицам: Таики умчался на очередное свидание с Ами, у Ятена, похоже, тоже все складывается как нельзя лучше – иначе, почему бы он звонил и шепотом просил его не появляться сегодня дома? Хорошо, что у старлайтов была в Токио еще одна квартира, правда, совсем небольшая – но чего не сделаешь для лучшего друга? Об Оданго Сейя и думать себе запретил, поэтому ему оставалось только одно – в одиночестве, без всякой цели шататься по городу… Вдруг совсем рядом резко затормозила золотистая Феррари, а из нее высунулась голова Харуки.

­       Если ты опять ищешь встречи с Оданго, то мой тебе совет – убирайся из Токио. Пора бы запомнить, что тебе следует держаться от нее подальше!

­       И тебе здравствуй, Харука, – усмехнулся старлайт. – Возможно, все же сиятельной Тено-сан стоит вести себя со мной повежливей?

­       Не тебе учить меня манерам, Сейя Ко! – с угрозой в голосе сказала девушка, вылезая из машины.

­       Не хами мне, Тено Харука! Я не посмотрю на то, что ты девушка…

­       Так посмотри! – посоветовала она, доставая жезл. – Uranus Crystal Power, Make Up!

Сейя, к чести его будет сказано, сразу же сообразил в чем дело и тоже потянул из кармана свой жезл.

­       Fighter Star Power, Make Up!

Перевоплотившись, Харука не стала тратить времени на речевки, а тут же атаковала.

­       World Shaking!

Файтер едва успела увернуться.

­       Мазила! Star Serious Laser!

Уранус презрительно скривилась и отбила атаку мечом-талисманом.

­       Space Sword Blaster! Как тебе это понравится?

На этот раз Файтер не успела уйти из зоны поражения и оказалась отброшенной на землю – Уранус все так же, с презрительной усмешкой наблюдала за ней. Файтер резко вскочила и с диким криком бросилась на противницу, но вновь очутилась на земле, что с завидной регулярностью повторилось еще несколько раз: сенши Урана каким-то чудом удавалось не только ловко уворачиваться, но еще и отправлять Файтер в нокаут.

Наконец, Звездной Воительнице это надоело, и она просто поставила Уранус подножку, а пока та находилась в свободном полете и не успела еще ничего сообразить, подхватила ее и перекинула через себя. Злющая сенши Урана, которая к тому же больно стукнулась тем местом, о котором в приличном обществе не говорят, выхватила свой меч-талисман и чуть не лишила Файтер последней рубашки, то есть фуку. Оскорбленная Воительница тут же развернулась и… поскользнувшись, рухнула прямо под ноги Уранус, которая, в свою очередь, тоже рухнула - от смеха… 

Несчастная, избитая, в изорванном фуку, Файтер ощутила во рту мерзкий привкус крови и, почувствовав, что сражаться уже не сможет, выплюнула ее вместе с весьма неприличным словом.

­       Кисама… Да Оданго стоило бы тебя поостеречься!

­       Кого ей следовало бы поостеречься, так это тебя! – с негодованием сказала Уранус, развоплощаясь.

­       Синдзимаэ! – поднявшись с земли и сжав кулаки, процедил сквозь зубы тоже развоплотившийся Сейя.   

­       Как вам будет угодно, Сейя-сама, – отвесив шутовской поклон, произнесла Харука. – Уже там, – смеясь, крикнула она, садясь в машину и отъезжая. – Бу-ккоросу… – прошипела она, привычно вписываясь в поворот.

­       Рэйдзи, –  пожимая плечами, сказал Сейя и поплелся домой – плевать на Ятена…

 

 

Не такие уж неожиданные последствия

 

­       Ами-тян? – услышала позади себя знакомый голос выходящая из бассейна Мицуно.

­       Таики? – обернулась она, улыбаясь.

­       Ами-тян, я сегодня смотрел, как ты плаваешь, – подмигнул ей старлайт.

­       И как? – засмеялась Ами. – Надеюсь, хоть не как топор?

­       Ну, не как рыбка... – протянул Таики

­       Ах, ты…

­       Как дельфин, – уворачиваясь от крепкого кулачка, шепнул ей на ушко Таики и заработал поцелуй. Такой легкий, почти совсем детский, но все же поцелуй…

 

***

 

Рей сидела на крыльце храма Хикава и любовалась закатом. На самом деле, сейчас она была совершенно счастлива – с нежностью вспоминала о детских влюбленностях в Мамору и Ючиро, улыбалась заходящему солнцу и красивому молодому человеку, тонущему в его лучах, – он шел ей навстречу, а Рей наслаждалась силой его любви, которую чувствовала даже на расстоянии…

­     Джей-тян? – мурлыкнула девушка, щурясь.

­     Здравствуй, Рей-тян. Скажи, ты веришь мне?

­     Почему ты спрашиваешь? – удивилась Хино.

­     Потому что мне важно это знать.

­     Да, я верю тебе.

­     Прости меня, – попросил Джедайт, опускаясь перед девушкой на колени.

­     За что?

­     Я не сказал тебе правду: я – бывший Темный Лорд, Повелитель Иллюзий Джедайт…

­     Зачем ты пришел ко мне? – Хино отшатнулась. – Rin, pyou, tou, sha, kai, jin, retsu, sai, zen... Akuryou Taisan!

­     Подожди! Прости меня, если можешь, Рей-тян… Я только сейчас понял, как люблю тебя, – прошептал Джед, зарываясь в ее волосы.

­     Я тоже люблю тебя… Джедайт.

 

***

 

Минако стояла в парке у пруда и смотрела на свое отражение в воде. Еще вчера, долго размышляя перед сном о своем новом знакомом, она поняла, кто он на самом деле. Но нельзя сказать, чтобы это испугало или расстроило ее – сейчас Айно просто хотела понять, как же он к ней относится… Минако, нет – Венера! – ждала Кунсайта у пруда.

­       Не имеет смысла скрывать: бывший Темный Лорд, Повелитель Льда и Пространства Кунсайт, – поклонился Кун.

­       Venus Love and Beauty Shock!

­       Оставь, я не буду с тобой сражаться, хочешь – убей меня, но ты вряд ли сможешь…

­       Почему?

­       Потому что я люблю тебя, Венера, Айно Минако, Мина-тян – как хочешь! Но ты тоже любишь меня, я вижу это в твоих глазах…

­       Только в глазах? – кокетливо спросила Минако, подходя ближе и развоплощаясь.

 

***

 

Нефрит ехал в машине, насвистывал какую-то легкомысленную мелодию (явно из репертуара «Трех Огней») и вспоминал вчерашний ужин у Макото. Собственно, к ней он сейчас и ехал. Объясняться чрезвычайно не хотелось, но… Он даже сразу и не понял, кто она такая, а она – она даже не знала, что был когда-то такой лорд! Нефрит выругался и остановился перед домом Кино.

­       Мако-тян? – через силу улыбнулся он, когда девушка открыла дверь.

­       Привет, Масато, – расцвела от удовольствия Кино.

­       Я… боюсь, я вынужден объясниться.

­       А что случилось?

­       Позволь, я сначала спрошу: ты – Сейлор Юпитер, да?

­       Откуда ты знаешь? – прошептала пораженная Мако. – Jupiter Crystal Power, Make Up! – тут же крикнула она, едва оправившись от шока.

­       STARS RULES EVERYTHING! Бывший Темный лорд Нефрит, Повелитель звезд к вашим услугам, – насмешливо поклонился он.

­       Jupiter Oak Evolution!

­       Выслушай меня!!!

­       Зачем? – зло спросила сенши Юпитера.

­       Я расскажу тебе свою историю. Расскажу, как меня любила Нару Осака. Расскажу, как умер. Расскажу, как возродился. И еще расскажу, как влюбился в самую красивую девушку в Токио, а она оказалась одной из моих злейших врагов, а я все равно ее люблю… А ты сделаешь мне чаю и испечешь свой потрясающий вишневый пирог, хорошо?

­       Только если ты пообещаешь мне… – начала Кино, как только развоплотилась.

­       Нет, Мако-тян, я не буду тебе ничего обещать – я не выполнил за всю свою жизнь ни одного обещания. Я просто расскажу тебе.

­       Я слушаю… Неффи-бака! – рассмеялась она.

­       Э-эй! Мы так не договаривались!

­       Я люблю тебя, Неффи-тян, – прошептала счастливая Мако, пряча голову на его груди.

 

***

 

Амазонское Трио не могло поверить в свое счастье: они возвращаются на Землю, в Токио, к Мамору (но, правда, последнее интересовало только Фиша), а – главное – Циркония мертва, Нехелении больше нет, а сейлоры уже даже не враги.

–  Гелиос!!! – восторженно заорала Чибиуса, бросаясь любимому навстречу, как только он материализовался в воздухе.

­       Здравствуй, Чибиуса, – улыбнулся Гелиос. – Как и обещал, я привез сюда бывших врагов – но я уверен, что они исправились и теперь стали настоящими людьми. Но мне нельзя оставлять Иллюзион без присмотра…

­       Значит, ты опять уезжаешь? – расстроилась Чибиуса. – А я ведь так и не рассказала тебе свою мечту!

­       Но ты же можешь поехать со мной, – предложил он, вопросительно глядя на Мамору и Усаги, стоящих  в сторонке и занятых только друг другом.

­       Что? А, да, конечно, если Чибиуса-тян хочет, пусть едет, – откликнулся Мамору, не отрывая взгляда от будущей жены.

­       Дай мне руку… – и Чибиуса с Гелиосом постепенно растаяли в иллюзорном тумане. А вот что они делали в Иллюзионе, так это уже не важно – главное, что оба были счастливы до одурения. (Но никакой статьи УК!)

Что касается Амазонского Трио, то они во время разговора смущенно улыбались, безуспешно пытаясь понять, что происходит, но, видно, в этом мире никому до них дела не было. Так что они плюнули, отпросились у Луны и довольные свободой пошли на все четыре… ой, три стороны.

 

***

 

Когда Сейя проснулся, то сперва никак не мог понять, где же он находится. Сначала надо было хотя бы решить, на каком свете – все тело ныло и болело так, что в пору застрелиться. Поэтому первым делом старлайт поплелся на кухню в поисках чего-нибудь съедобного и, желательно, болеутоляющего. Каково же было его удивление, когда на кухне он застал Митиру в неглиже, варившую кофе. Понятно теперь, почему Ятен просил не появляться дома…

­       Доброе утро, Митиру-сан, – слегка поклонился Сейя.

­       Ой, Сейя-кун! Я так рада! Извини, что в таком виде… – Митиру смущенно улыбнулась. – У тебя такой побитый вид, что случилось?

­       Да так, вчера с Харукой подрался. Черт, она же наверняка с ней поссорилась – иначе, почему бы она провела ночь здесь… Ночь?!

­       Мы с Харукой вчера расстались, – глядя в сторону, сообщила Митиру – в это время на кухню вошел Ятен.

­       Мити-тян, доброе утро… СЕЙЯ?!

­       Я тоже рад тебя видеть, – усмехнулся старлайт. Да, я вижу, ты времени даром не теряешь. – Я пойду, пожалуй: надо еще с продюсером договориться – мы вернулись, можно и концерт устроить, Какуйя, может, откликнется, ты ведь не против? – Ятен помотал головой и кивнул на дверь, выразительно глядя на Митиру. Понятно, почему у Харуки были вчера такие красные глаза… Стоп! А у нее были красные глаза? Она плакала?!

 

***

 

Зойсайт наслаждался тихими радостями человеческой жизни – доедал седьмой по счету десерт со взбитыми сливками, одновременно по-очереди извлекая из необъятного количества расположившихся поблизости мешочков раз за разом все более стильную и модную обновку. Таким нехитрым образом Зой пытался забыть подлую измену бывшего возлюбленного. Внезапно  его взгляд остановился на голубом парне… В смысле, у того были голубые волосы и голубые глаза (правда, ответить на вопрос по поводу его ориентации тоже можно было совершенно однозначно).

Фиш, который иногда вместе с Хоуком посматривал СМ (естественно, больше всего он любил те серии первого сезона, где присутствовал Зой), сразу узнал своего кумира.

­     Зойсайт! – заорал он из другого конца зала, не веря в свое счастье. – Ты жив, ты настоящий, ты здесь!!!

Предмет его мечтаний поморщился.

­     Я тебя не знаю. И вообще, зачем так орать?

­     Но… – Фиш, подошедший к столу Зоя, готов был расплакаться от обиды, –…ты же Темный Лорд, Повелитель Огня Зойсайт?

­     Был раньше, – вздохнул Зой. – Пока не умер.

­     Извиничтоятебенадоедаюпростонотымнеоченьсильнонравишься! – скороговоркой выпалил Фиш.

­     Правда? – немного кокетливо спросил Зой, присматриваясь к своему фанату. – Как тебя зовут? – что-то в нем было такое… родное. (Еще бы: оба порядочные сволочи, да, к тому же, одного и того же цвета!)

­     Фишай, но ты можешь звать меня просто Фиш, – стрельнув глазками, ответил тот.

­     А откуда ты меня знаешь? А, впрочем, пошли.

И новые друзья, расплатившись, двинулись к Зою домой, благо жил он недалеко. Тут, за стаканом… чая (а вы что подумали?!) пришлось Фишаю рассказать свою историю. И про братцев своих смурных, и про Цирконию – чтоб ей в гробу тысячу раз перевернуться! – и про Пегаса (Зой скривился), и про сейлоров (Зой опять скривился), и про Мамору (на этот раз Зой еле раскривился обратно), и про финальную неудачу вкупе с превращением в людей и отсидкой в Иллюзионе. Слушая Фиша, Зой все больше проникался его несчастьями, а в конце даже с участием посмотрел в грустные голубые глаза и погладил по голове, отчего тот мгновенно растаял. Разумеется, изложение сюжета СМ и, особенно, первого сезона Зой выслушал с особым интересом.

­       А меня Кунсайт бросил, – тут же без всякого перехода сказал бывший лорд.

­       Значит, у меня появился шанс? – подвигаясь поближе, спросил Фиш.

­       Значит, у тебя появился я, – прошептал Зой, целуя его в губы. Фиш ответил и потянулся к пуговицам на его рубашке.

­       Зой-тян…

­       Сладкий мой…

 

***

 

Харука проснулась на заднем сидении своей машины и обнаружила, что всю ночь провела на токийской окраине в собственном автомобиле. Все тело ломило от вчерашней драки, но… Хорошо подрались. По крайней мере, я не успела войти во вкус и порыдать, как следует! К тому же несколько часов сна в таком неудобном положении хорошему самочувствию явно не способствовали. Ну и черт с ним… Все-таки несколько раз всплакнуть она успела, особенно хорошо удалось это Харуке перед сном, поэтому на утро она заработала еще и головную боль. Домой ехать упорно не хотелось – там Митиру, а если ее нет, значит с кем-то шляется, что тоже не особенно приятно, а Сетцуна с Хотару пусть и лучшие подруги, но все же… Помотаюсь лучше по городу, пока бензин не кончился… Может, встречу Оданго – хоть развеселит меня. Нет, заеду сначала в гараж – возьму мотоцикл, так приятнее нестись по улицам и ни о чем не думать, забыть о ней и не чувствовать ничего, кроме ветра…

 

 

***

 

Когда Фиш от них отвязался, наконец, вдохновленные этим событием, Тайгер с Хоуком решили на радостях выпить. И на тех же радостях не заметили, как их занесло в «Корону», где уже намеревались насладиться жизнью Сетцуна и Хотару. О том, что они тоже сейлор воины, оставшиеся участники Амазонского Трио, понятное дело, никакого представления не имели, зато девушки были вполне даже в их вкусах. (Тайгеру, то и дело скатывающемуся на грань педофилии, как нельзя лучше подошла Хотару, а вот Хоук – любитель женщин в возрасте – явно предпочел Сетцуну: ну кто может быть старше, чем дочь времени?) Что касается самих девушек, то они тоже заинтересовались симпатичными молодыми людьми (особенно Сетцуну восхитила Хоуковская розовая шевелюра), и Хотару с решительным видом направилась в их сторону, намереваясь попросить угостить ее мороженым. Во-первых, хороший способ познакомиться, а во-вторых, денег у прожигательниц жизни с собой не было: ключи от квартиры были только у Харуки и Митиру, но обе куда-то подевались, домой ночевать не явились, так что пришлось оставаться на ночь у великодушной Усаги. Та все равно была занята только своим обожаемым Мамо-тяном и на все остальное (в том числе и на ругань) времени уже просто не оставалось.

Так они и познакомились.

 

***

 

Сейя вышел от продюсера, не зная, куда податься. Похоже, что на этой планете он стал лишним. Что ж, осталось только попросить прощения у Харуки – я же не знал…

Так что старлайт целенаправленно устремился на поиски воинственной Тено. К несчастью, ноги несли его на до боли знакомую улицу, где жила Усаги Тцукино. Еще хуже было то, что сейчас она была одна дома (Мамору абсолютно верно подметил, что университет тоже иногда посещать надо). Сейя, несмотря на то, что он совершенно не собирался этого делать, позвонил в дверь хорошо известного дома. И уж никак не ожидал он, что обожаемая Оданго откроет и пригласит его войти…

И правильно делал! Потому что обожаемая Оданго так ему и не открыла: мало того, что она была поглощена поеданием особо вкусных пирожных, целую коробку которых предусмотрительный Мамо-тян оставил ей с утра, так еще и Харука мимо проезжала на своем верещащем мотоцикле. А она бы точно старлайта по голове не погладила, увидь она его рядом с Усаги. Впрочем, она и так его по голове не погладила, а просто проехала мимо, сделав вид, что не заметила. Знаем-знаем…

 

Синие глаза – луна,

Вальса белое молчанье,

Ежедневная стена

Неизбежного прощанья.

 

***

 

А что делала на Земле принцесса Какуйя, пока остальные разбирались в своих чувствах и так мило выясняли отношения? Можно сказать, что она готовилась стать юристом (ну, те, кому надо, меня поняли…). Короче говоря, она собиралась встретиться с одной девушкой (для тех, кто меня еще не понял: это не опечатка!), которая как раз и назначила ей свидание на этой планете. Девушка была самая что ни на есть интересная, и звали ее Галаксия. Сама же Какуйя, которой уже порядком осточертели попахивающие кретинизмом привычки ее телохранителей-гермафродитов, с радостью ухватилась за возможность сбежать с опостылевшей, хоть и родной планеты.

Что касается старлайтов, то они, конечно, не могли догадаться, с кем именно Какуйя планирует закрутить роман, но сам факт его возможности вполне себе могли уяснить. Иначе, почему бы они так спокойно отнеслись к потере дорогой (а они за нее платили?), любимой (а кто ее хоть любит-то?!), единственной (для кого как!) принцессы, да еще во второй раз (вот это уже ближе к истине).

Дело в том, что Сейя, в то время как раз страдавший по своей обожаемой Оданго, не раз жаловался Какуйе на несправедливость судьбы. В ответ принцесса неизменно приводила в пример себя, доказывая, что ее личная жизнь также совершенно не сложилась из-за этой неразумной Усаги и «вообще все эти сопли там были ни к селу ни к городу»...

 

 

Совсем уж ожидаемый конец

 

Можно было бы сказать, что это был не день Сейи (еще бы: обожаемая Оданго навеки потеряна, а Харука, которую он, собственно, и отправился искать – еще непонятно, зачем! – в очередной раз скрылась в неизвестном направлении), если бы он, окончательно упав духом, не встретил свою принцессу, посреди улицы мирно беседующую с Галаксией (!), которая как-то подозрительно обнимала ее за талию…

Старлайт издалека кивнул Какуйе и в который раз за день подумал, что счастье в личной жизни ему не светит. Однако тут из-за угла лихо вырулила Харука на своем верещащем мотоцикле и (по традиции) чуть его не сбила.

­       Эй, смотреть надо, куда идешь! Сейя?!

­       Видно, что ты гонщица мирового класса, – улыбнулся старлайт, поднимаясь с земли. – С тобой, пожалуй, опасно иметь дело, Харука.

­       А ты что, только что заметил? – усмехнулась девушка, слезая с мотоцикла и помогая ему. – Знаешь, у меня тогда был не лучший день, я сорвался, так что…

­       Я знаю. Может быть, не стоит этого говорить, но утром я нашел Митиру на кухне у нас дома…

­       И ты обоснованно предполагаешь, что она появилась там еще вечером с легкой руки Ятена? – язвительно, чтобы не было заметно горечи, закончила Хару. – Спасибо, я бы и сам мог догадаться.

­       Может, подвезешь меня? – прищурившись, весело спросил Сейя.

­       Почему бы и нет? – пожала плечами девушка. – Тебе куда?

­       В парк. И я надеюсь, что блистательная Тено-сан составит мне компанию, нэ?

­       Вы что, уже нашли свою принцессу? – удивилась Харука.

­       Ага, – рассмеялся старлайт. – И знаешь, где? У нее свидание… с Галаксией!!! – сквозь смех еле сумел закончить он. Харука долго боролась с собой, но, наконец, тоже расхохоталась. – Ни за что бы не поверила, нэ? Никогда бы не подумал, что с ней так легко… хорошо.

­       Это уж точно! – и новый взрыв хохота. Никогда бы не подумала, что с ним так весело… хорошо.

­       Харука Тено… Небесная даль, верно? – со странной усмешкой спросил старлайт, когда они уже приехали в парк и расположились на траве под раскидистым деревом. Ну, ты и урод! Хотя… – Да не такой уж он и урод, вообще-то, а очень даже ничего. – Просто смазливая мордочка. – Разве только мордочка? – Аматерасу, о чем я думаю?!

­       Почти, – кивнула Харука, а ведь так хотелось стереть ненавистную усмешку с его красивого (чего уж там) лица. – Небесный повелитель. И придумай, наконец, что-нибудь новенькое, если уж решил меня соблазнять! Значение своего имени я выслушиваю уже в сто пятый раз. Хорошо хоть, ты выдал не самое распространенное…

­       Это «ветреная лесбиянка», что ли? – поинтересовался Сейя. А с чего это она решила, что я собрался ее соблазнять? Хотя, стоит над этим подумать…                                                         

­       Не наглей, – посоветовала Харука и двинула ему кулаком по зубам. Старлайт скривился, но промолчал. И тут… Сейя вдруг поцеловал ее. Серо-стальные глаза широко раскрылись, и он отстранился.

­       Прости, тебе, наверное, неприятно…

­       Сейя! – возмущенный вскрик и звонкая пощечина раздались одновременно. Старлайт довольно рассмеялся.

­       Проняло? – спросил он. Харука от неожиданности улыбнулась. Ну, сейчас я тебе покажу, как умеет шутить Тено Харука! 

­       Уран, ну почему ты не девушка? – пробормотала она.

­       ЧТО-О?! – Сейя аж подскочил.

­       Что слышал, – огрызнулась девушка. – Ты… это, – Харука покраснела, – в общем, я…– Харука как будто отчаянно пыталась найти нужные слова, – да, я бы даже сказал…ла, что ты мне нравишься…– девушка закрыла глаза, очевидно, чтобы не смотреть в его. Сейя удивленно присвистнул. – Но если бы ты был девушкой, – еле-слышно закончила она. У старлайта над головой повисла большая капля.

­       Издеваешься? – прошипел он.   

­       Вообще-то, да, – Харука приоткрыла один глаз и через секунду с нескрываемой насмешкой пялилась на Сейю.

­       Один – один, – усмехнулся он.

­       Сначала подрались, потом поругались, даже успели поцеловаться и выставить друг друга идиотами, что теперь? – рассмеялась Харука. – Ладно, мне пора, а то что-то я с тобой заболтался…

­       Ну, бывай, – бросил ей в след старлайт, в недоумении вскидывая брови. – И, может быть, ты начнешь говорить о себе в женском роде, нэ? Раз уж ты рассталась со своей подружкой… Стоп, да ведь она стесняется! И кого же это, интересно? Меня, что ли?!

­       Да-а… – удивлению Сейи не было предела.

­       Беда, – передразнил его Ятен,  возникая из ниоткуда.

­       Эй, а ты что здесь делаешь?

­       Последние десять минут наблюдал, как вы тут ворковали с Харукой, – усмехнулся Ятен. Кулак Сейи взметнулся сам собой, но удара не последовало – «братец» с легкостью уклонился.

­       Руки коротки, – фыркнул он. – Слушай, это что, настолько серьезно?

­       О чем ты? – удивился Сейя.

­       О Харуке, дубина.

­       Кто дубина? Я дубина?! – кажется, предыдущий урок ничему Воителя не научил.

­       Остынь! Ты так и не спросил, где все это время пропадал Таики, а он, между прочим…

­       …посвящает Ами в тонкости устройства образовательной системы на Кинмоку, – насмешливо закончил Сейя.

­       Откуда ты знаешь? – выдохнул Ятен.

­       Слушай, – Воитель радостно осклабился, – нашел бы ты себе кого-нибудь, а? Достал.

­       Да у нас с Митиру все, вроде, хорошо, но пока ваши отношения с Харука не столь близкие… в общем, я лучше подожду.

­       Какие отношения?! – взвыл Сейя.

­       А кто целовался с ней только что? – ехидно спросил Ятен, в очередной раз уворачиваясь от удара и исчезая за углом.

­       Сволочь…– простонал Сейя.

 

***

 

Хоук был полностью очарован прекрасной молодой женщиной с длинными зелеными волосами. В ее глазах светилась буквально многовековая мудрость, да и вся она сияла какой-то непонятной силой (Хоук по привычке тянулся к женщинам, полным внутренней энергии – очевидно, подсознательно все еще пытался отыскать прекрасную мечту и Пегаса). Заметив какой-то чересчур профессиональный интерес, рассудительная Сетцуна насторожилась.

­       А чем ты раньше занимался, Хоук? – поинтересовалась она у нового знакомого.

­       Э, ну как тебе объяснить… – замялся он.

­       Может, моя сущность сейлор воина тебе поможет? – вкрадчиво спросила девушка.

­       Я бы даже сказал – спасет, – усмехнулся Хоук.

­       Сейлор Плутон, к вашим услугам!

­       Только не перевоплощайся, – попросил парень. – А то у меня от «мейк-апов» всегда в глазах рябит, – признался он.

­       И чем ВЫ прославились?

­       Сейчас расскажу, – многообещающим тоном начал Хоук. Рассказывал он долго, хоть и смешно, но мы-то с вами прекрасно осведомлены насчет содержания 4 сезона «Сейлормун» (а кто не знает – срочно лезьте в Интернет!!!), так что как-нибудь обойдемся…

­       Да, – протянула Сетцуна, отсмеявшись, – какая у некоторых жизнь-то интересная.

­       А у тебя? – удивился Хоук. – Ты же сейлор воин!

­       Прежде всего, я – Хранительница Врат Времени и покидаю этот пост крайне редко, например, сейчас: выбралась к возрождению лордов Темного Королевства и внеочередному визиту старлайтов.

­       Лорды возродились?!

­       А откуда ты их знаешь? – подозрительно спросила Сетцуна.

­       Понимаешь, в Иллюзионе я смотрел первые три сезона «Сейлормун». Иногда и Фишик со мною посматривал. И вот как ты думаешь, кто его любимый герой?

­       Зойсайт? – улыбнулась Сетцуна. – Могла бы и догадаться! Думаю, я знаю, чем он сейчас занят, – усмехнулась она.

­       Знаешь, Сетцуна, ты мне нравишься. На самом деле нравишься! Так что, если захочешь, я мог бы и остаться с тобой.

­       Может и захочу…

***

 

Тайгер, уяснив, что его новая пассия общается преимущественно с новой знакомой Хоука, и отследив время их встречи, решился навестить Хотару дома (к тому времени легкомысленная Митиру все-таки успела там появиться – правда, ненадолго: только, чтобы переодеться – и осчастливила подруг обладанием персональными ключами). Тайгер, к слову, также чувствовал какое-то необъяснимое излучение, исходящее от юной Томое, но старался не заострять на этом внимания. Мало ли что…

­       Тайгер, ты такой смешной, – в который раз за день повторила Хотару, утирая слезы, от смеха выступившие на глазах.

­       Мне нравится, когда ты улыбаешься, – ответил парень, с нежностью глядя на нее. Почему-то именно эта девушка (хм, да уж, скорее, девочка…) заставляла его испытывать такие… новые  чувства вместо привычного удовольствия созерцать себя в зеркале и гордости за собственную неповторимую красоту.

­       Ты – олицетворение жизни.

­       Знал бы ты, насколько ошибаешься, – тихонько засмеялась Хотару.

­       Почему? – удивился Тайгер. – Неужели ты демон?

­       Почти…

­       Только не говори, что ты еще одна сейлор сенши! – взмолился парень.

­       А что в этом такого? – слегка обиделась Хотару. – Ты что, наш новый враг?

­       Старый, – усмехнулся Тайгер. – Мы пытались поймать Пегаса.

­       Так это про вас мне Чибиуса столько рассказывала? – восхитилась Хотару.

­       Вряд ли ее волнует что-то, кроме Гелиоса, – хмыкнул парень.

­       Знаешь, Тайгер, сейчас меня тоже интересуешь только ты…  

­       Я бы сказал, что меня тоже, – немного удивленно заметил он, <вырезано цензурой> и <вырезано цензурой> Хотару (ну, маленькая она еще – и нечего тут ухмыляться!).

 

***

 

Харука на предельной скорости неслась по залитому солнцем Токио и предавалась сладостным мечтам до тех пор, пока не увидела Ятена и Митиру, в обнимку выходящих из магазина. Тут же настроение резко упало, и девушка невольно задалась вопросом: а с чего это оно было таким хорошим? Или я полная идиотка, или он мне нравится больше, чем Мити. Кто – он??? СЕЙЯ?! По-моему, я сошла с ума: по крайней мере, признаться, что СЕЙЯ КО МНЕ НРАВИТСЯ, я могла бы только в таком состоянии… Ч-черт, это же он!!!

­       Надо же, как мы часто встречаемся в последнее время, – ослепительно улыбнулся также заметивший девушку старлайт.

­       Не по моей вине, – сквозь зубы процедила Харука.

­       Что с тобой? – удивился парень. – Критические дни? Сначала дерешься, потом смеешься, глядишь – опять драться собираешься…

­       Знаешь, кто ты, Сейя?!

­       Догадываюсь, – хмыкнул он.

­       Вот и великолепно! Что касается меня, я уезжаю… – бросила Харука, надевая шлем и собираясь трогаться.

­       Подожди, давай лучше так: мы сейчас пойдем ко мне, благо наша квартира здесь недалеко, и спокойно там поговорим – все обсудим, ты выскажешься обо всем, что тебе во мне не нравится, я расскажу обо всем, что мне в тебе…

­       Я понял, – поспешила прервать его Хару.

­       …нравится, – ухмыляясь, закончил Сейя. – И надо говорить «поняла» – ты же девушка, все-таки. А чего ты так боишься?

­       Либо ты заткнешься и откроешь рот только тогда, когда мы приедем…

­       Во-первых, мне надо как-то показываться дорогу, а, во-вторых, – старлайт пристально посмотрел на нее, – тебе же интересно, нэ?

­       Садись, – вздохнула девушка. Надо сказать, что пока они ехали и Харука ощущала, как Сейя обнимает ее за талию, а грудью прижимается к ее спине, девушку одолевали весьма противоречивые мысли. Так, он мне явно нравится. С этим надо что-то делать. Мити… А что Мити? Не я же ее бросила, а она меня – тем более, по какой причине! А с ним будет удобнее: по крайней мере, я знаю, как развязывать галстуки… О чем я думаю, черт возьми?! Если он не перестанет ТАК меня обнимать…      

­       Ты, похоже, перепутал меня со своей подушкой – не стоит ТАК ко мне прижиматься!

­       Хочешь, чтобы я показал тебе, КАК я обнимаю свою подушку? – усмехнулся старлайт.

­       Сейя!!!

Буквально через несколько минут они уже были в квартире старлайтов, где легкий беспорядок сочетался с изысканностью обстановки. Харука не преминула тут же спросить, кто занимался дизайном, и, получив маловразумительный ответ «все понемножку», решила, что постаралась Митиру. Правда, непонятно было, когда она успела – или в ее напряженном концертном графике существовали просторные белые пятна? В общем, девушка чувствовала себя как-то неуютно.

­       У тебя был парень? – неожиданно спросил Сейя.

­       С чего это ты вдруг? – подозрительно покосилась на него Харука.

­       Да так, решил написать твою биографию и интересуюсь всем понемножку. Мысль одна в голову пришла, – уклончиво ответил старлайт. – Так что? Хочешь – считай это праздным любопытством.

­       А, может, я не намерен, черт – намеренА,  удовлетворять твое праздное любопытство, – усмехнулась Хару. – О’кей, – кивнула она. – Не было.

­       Тогда еще вопрос: а нравился кто-нибудь?

­       Да не знаю… – девушка пожала плечами. – Вообще, что-то было в этом роде, – задумалась она, – до Мити, конечно.

­       Продолжим: а девушки нравились?

­       Ты что, соцопрос проводишь? – усмехнулась Хару. – Не нравились, если хочешь знать. Кроме Мити – но это другое. Да, и Оданго – но она же принцесса! Сначала это было только моей ролью, потом чертов мотокросс изменил меня, заставил играть – нет, БЫТЬ – по-настоящему! И постепенно парень пришел с трека в жизнь, так что…

­       Ты теперь не можешь выйти из образа, – подсказал Сейя.

­       Ну… – протянула Харука. – Еще вопросы будут?

­       А как же! – улыбнулся старлайт. – Слушай, я понимаю, что не очень здорово об этом спрашивать, конечно, но ты…

­       Спала с другими девушками, кроме Митиру, да? – фыркнув, закончила за него Хару. – Обойдешься. Я и с ней не спал…ла, чтоб ты знал!

­       Э-э… Так, а с парнями, я понимаю, ты вообще не…?

­       Слушай, что тебе от меня надо? – нехорошо прищурилась девушка.

­       С чего ты взяла, что ты лесбиянка? – прямо спросил парень. Харука поперхнулась.

­       Сейя, ты – придурок!

­       Нет, я серьезно, с чего ты вообще это взяла? – мягко, но настойчиво повторил он. – Тебе же никогда не нравились девушки, ты сама сказала, что тебе нравились парни, так в чем дело? Ты ведь даже не знаешь, что это такое! Теперь ты сама ведешь себя, как парень, но ты же не спишь с девушками! Тебя просто к ним не тянет, пойми же наконец!!!

­       Что ты на меня орешь? – спокойно спросила Харука.

­       Но ты же понимаешь все, что я сказал! Почему ты тогда считаешь себя лесбиянкой?!

­       Ты ничего не говорил о Мити. Но, – девушка предостерегающе подняла руку, – не надо, пожалуйста. Я прошу, – твердо сказала она, глядя прямо в глаза старлайта.

­       Подожди-ка, – ехидно начал он, – ты не хочешь, потому что заранее знаешь, что я скажу?

­       Считай, что угадал, – кивнула Харука. – А почему тебя так волнует этот вопрос? – прищурилась она.

­       А ты уверена, что хочешь, чтобы я ответил? – тихо спросил Сейя.

­       Нет, – отпрянула девушка.

­       Вот видишь, – улыбнулся старлайт.

­       И что дальше? – сухо спросила Хару.

­       А ничего, – парень пожал плечами. – Мы нашли принцессу и скоро улетим домой, Таики придется попрощаться с Ами, а Ятену, извини, с Митиру.

­       И это все, что ты можешь сказать?

­       А чего ты еще хотела? Сказать-то я могу много, только никому это не надо, так ведь? – проницательно заметил Сейя.

­       Но Ами и Таики… они же любят друг друга! – то ли Сейе показалось, то ли ее голос действительно дрогнул.

­       Харука, ты сама не раз говорила об этом, и мне в том числе: всегда есть ДОЛГ. Они ему и следуют… Я ведь тоже любил Оданго, – прошептал он.

­       А сейчас? – невольно вырвалось у девушки.

­       Нет, ты действительно хочешь, чтобы я это сказал? – усмехнулся старлайт. – Я скажу: Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, Тено Харука, Уранус, воин неба, мой золотой ветер… Нет, не надо, не говори ничего, я знаю все, что ты скажешь: разумеется, я тебе не интересен, я просто придумал все это, да и какое у нас может быть будущее… – Хару заставила его замолчать самым простым из известных ей способов: поцеловала. Но, как только почувствовала его ответ, сразу же отстранилась – слишком уж непривычно было ощущать прижимающееся к ней мужское тело. Хоть я и не спала с Митиру, целовались мы с ней совсем не по-детски…    

­       Извини, – пробормотала Харука.

­       Знаешь, – сказал Сейя, закладывая руки за голову и откидываясь на спину, – извиняться надо мне, вообще-то. Хотя я не против, если ты будешь делать это чаще…

­       Знаю, – улыбнулась девушка, наклоняясь над ним.

­       Ты такая красивая, – мечтательно произнес старлайт.

­       Не надейся, – фыркнула Хару.

­       Можно, я тебя поцелую?

­       В прошлый раз ты не спрашивал, – усмехнулась Харука.

­       В прошлый раз это не было серьезно…

­       А сейчас?

Но Сейя не ответил – он уже нежно обнимал ее, одновременно легко касаясь губ, и она таяла от этого прикосновения, под этими немыслимо мягкими губами, уносящими куда-то вдаль… А он уже спускался ниже, целуя шею, плечо, так неосторожно выскользнувшее из рубашки (а где был галстук в это время?!)… 

­       Сейя?

­       М-м-м…

­       Ты был прав…

­       Что…?

­       Я определенно не лесбиянка!

­       Да-а?!

­       Да… Да!

 

Черные глаза – жара,

В море сонных звезд скольженье

И у борта до утра

Поцелуев отраженье.

 

***

 

Проснулась Харука, к ее собственному удивлению, практически полностью одетой, да и Сейя, на плече которого она так уютно устроилась, тоже имел вид вполне приличный.

­       Я люблю тебя, солнышко, – сонно улыбнулся старлайт.

­       Я не сомневаюсь, – резко ответила почему-то злая Харука. С парня моментально слетел сон.

­       Что случилось, Хару? – недоуменно уставился он на нее.

­       Ничего такого, о чем тебе следовало бы знать, – отрезала девушка.

­       Неужели я был недостаточно убедителен? – ухмыльнулся Сейя.

­       Извини, но я ухожу, мистер Я-Знаю-Что-Тебе-Нужно, – отвернулась Харука и начала шарить по полу в поисках галстука, пиджака и ботинок. – Я сказала: это тебя не касается! – добавила она, вставая с дивана.

­       Ну, теперь ты хотя бы говоришь о себе в женском роде – мне есть, с чем себя поздравить, – попробовал улыбнуться Сейя. Да что с ней такое, в конце концов?!

­       Ненавижу тебя, – вдруг крикнула Харука и неожиданно разрыдалась.

­       Вчера, кажется, ты говорила совсем другое, – хмыкнул старлайт. Чтоб тебя…

­       Киккакэ!

­       Это я-то?! Слушай, по-моему, у тебя точно критические дни… – парень еле успел увернуться от ботинка, которым в него запустили. Также пришлось схватить любимую за руку, с помощью которой та вознамерилась Сейю разукрасить.

­       Заткнись, – всхлипнула девушка.

­       Хару-тян…

­       Не называй меня так!

­       А как мне тебя называть?! Хорошо, Хару-бака – так тебе больше нравится? – нежно прошептал Сейя.

­       Придурок, – сквозь слезы улыбнулась Харука.

­       Теперь ты объяснишь мне, что произошло? – ласково спросил старлайт.

­       Меня вызвала Мити, – нехотя призналась девушка.

­       И что она тебе наплела? – улыбнулся он.

­       У нас новый враг, ты что, не понимаешь, что это значит? Пока мы тут с тобой… – девушка покраснела. – В общем, он напал на Оданго…

­       Напал на Оданго?! – расхохотался Сейя. – Она же Сейлормун, если мне не изменяет память, с ней рядом Мамору, который тоже кое-чего стоит, а потом, – старлайт ехидно посмотрел на девушку, – мы были не НАСТОЛЬКО заняты, чтобы не заметить, что принцесса в опасности. И мы – вспомни! – ничего не почувствовали. Нет, ну я много чего почувствовал, конечно…

­       Это ничего не значит, – Харука отвела взгляд.

­       Дурочка, твоя Митиру просто решила тебя позлить. Посмотри правде в глаза, наконец! – взорвался он. – Она из того сорта богатых принцесс, у которых все есть и которым никогда ни в чем не отказывали! Она захотела красивую игрушку – а ты красива, поверь мне, Хару – она ее получила! А теперь она решила показать тебе, как она счастлива с Ятеном и как он ее любит – чтобы неповадно было впредь ей отказывать!!!

­       Прекрати на меня орать, – устало попросила девушка.

­       Как только ты перестанешь говорить глупости, – кивнул старлайт. Харука иронично вскинула бровь. – Солнышко, понимаешь…

­       Я понимаю, – язвительно улыбнулась она, – мне тоже понравилось с тобой целоваться.

­       Да не в этом дело! – Сейя густо покраснел. – Вот мне интересно, сколько раз я должен сказать, что люблю тебя, чтобы ты мне поверила?

­       Мой тебе совет, парень: просто поцелуй ее еще раз! – и перед изумленными молодыми людьми появился Нефрит, обнимающий Мако, а за ними и вся дружная компания сейлоров (исключение составляли только Фиш и Зой, но они были так заняты, что… Простим их, пожалуй – а то, вдруг какую-нибудь пакость устроят!).

­       Ну, раз такой известный знаток женщин дает совет, я не могу ему не последовать… – ухмыльнулся Сейя, направляясь к Харуке.

­       Хей, а что вы здесь делаете? – спросила девушка, чтобы скрыть смущение.

­       Вот и я то же самое хотела спросить, – голосом, не предвещающим бывшей возлюбленной ничего хорошего, заметила Митиру.

­       Празднуем помолвку, только и всего, –  ответил старлайт, подмигнув Харуке, и поспешил последовать совету Нефрита.

 

 

***

 

 

Примечания

 

Аматерасу – у японцев богиня солнца и прародительница японских императоров

Аригато – «Спасибо». Неформальная вежливая форма

Гомен – «Извините, пожалуйста», «прошу прощения». Неформальная форма

Кавай – «Какая прелесть!» Часто употребляется по отношению к детям, девушкам, очень красивым парням. По мнению японцев, наиболее «кавай» создание - это белокурая пай-девочка лет четырех-пяти с европейскими чертами лица и голубыми глазами

Коннитива – «Добрый день». Обычное приветствие

Яххо – «Привет». Неформальный вариант

 

Ругательства

 

Бака – «дурак». Не очень оскорбительное выражение, часто используется детьми

Бу-ккоросу – примерно переводится как «убью на фиг»

Киккакэ – «позер», человек, пытающийся казаться круче, чем есть

Кисама – оскорбительный мужской вариант местоимения «ты» (обычно по отношению к врагу). Нечто вроде «ублюдок» или «сволочь», но гораздо более грубо

Одзёсама – «принцесса», испорченная девчонка из богатой семьи

Рэйдзи – «псих»

Синдзимаэ – «Убирайся к черту!»

 

Именные суффиксы

 

-кун – чаще всего используется между мужчинами или по отношению к парням, скажем, между одноклассниками, партнерами или приятелями.

-сама – наивысшая степень уважения. Обращение к богам и духам, к духовным авторитетам, девушки к возлюбленному, слуг к высокородным хозяевам, и т.д.

-сан - аналог русского «господин/госпожа». Часто используется для общения с незнакомыми людьми, или когда все остальные суффиксы не подходят.

-тян – обычно используется при обращении взрослых к детям, парней к любимым девушкам, подружек друг к другу, маленьких детей друг к другу. Девушка, обращающаяся так к парню-ровеснику, с которым не «крутит роман» – в сущности, хамит.

 

P.S. Навеяно «Токийскими история». В тексте использовано стихотворение Редьярда Киплинга. Что касается Bishoujo Senshi Sailormoon, то оно по-прежнему is the property of Naoko Takeuchi, Kodanshi Comics and Toei Animation.

 

 

 

Фанфики по Sailormoon