Самая новая информация про EOS Max Polyakov

• Фитнес тренажерный зал цены.

• Качественная плитка из Италии и Испании на сайте onlineplitka.ru. Выгодные цены, круглосуточная доставка!

 

Дневники Селените. Рок и Любовь.
 


 

Автор - Celestial
 

Стою у окна, обреченно изучая зарождение нового дня. Дня, который принесет ответы на множество вопросов, который повергнет мир в Хаос или превратит в Рай, который решит мою участь…
Мне лишь 16, но… всегда есть какие-то «но», способные сломать жизнь…
Я услышала приглушенные шаги и тяжело вздохнула: от судьбы не убежишь…
– Селе… – неуверенный голос раздался за моей спиною.
Селе… Легкая улыбка скользит по моему лицу. Так меня называют лишь самые близкие люди и… и еще один человек, которого я раньше ненавидела и который, возможно, станет моей судьбой.
– Селе, прогнозы подтвердились…
Я закрываю глаза и, вновь открыв их, увидела кроваво красный рассвет. Рассвет новой жизни.
– Селе…
Я оглянулась. Он смотрит на меня своими сапфировыми глазами, в которых царила тревога. Я впервые задумалась о том, что он красив, очень красив: высокий, широкоплечий, атлетического телосложения, черные волосы обрамляют мужественное лицо, тонкие губы, сложенные в линию и глаза, способные загипнотизировать своим блеском. Он нравиться многим, но не мне. Странно, что именно я, девушка, безразличная к его чарам, должна идти с ним рука об руку по жизни.
– Когда?..
– Завтра на закате…
Так быстро?! Хотя, зачем тянуть? Что изменит еще один деть или даже месяц? Сердцу не прикажешь…
– Селе, прости…
– Энди, ты не виноват. Это Рок. К тому же это не самая большая цена за мир, – я грустно улыбнулась.
– Принцесса Серените, – Эндимион стал передо мною на колено, достав кольцо, – вы окажите мне честь, согласившись стать моей женою.
Я протянула дрожащую руку. Он подхватил ее и окольцевал.
– Еще раз прости, Селе, – Энди поцеловал мою руку.
Я развернулась и бросилась проч. Меня душили слезы. Чем? чем я так прогневала Судьбу, что должна связать свою жизнь с человеком, которого не люблю… что должна принадлежать ему уже следующей ночью?..
Я выбежала в сад и, сев возле фонтана, заплакала. Проходящие мимо придворные посмотрели в мою сторону, тяжело вздохнули и ушли. Они ни чем не могли мне помочь и слишком хорошо это знали.
– Селе, милая не плачь, – легкая рука коснулась моего плеча.
Я подняла голову и увидела Венеру, с грустью глядящую на меня.
– Мина, я не люблю его, – взвыла я.
– Если бы я могла тебе помочь, – моя телохранитель вздохнула, – но…
– Знаю-знаю, лунная принцесса … Прости, я хочу побыть одна, – я поднялась и ушла.

В библиотеке было пусто. Я юркнула между стеллажами и, найдя нужный свиток, села за стол. Развернув пергамент, я увидела множество иероглифов и рядом пояснения, написанные отрывистым подчерком Амели.
Этот свиток был найден на Плутоне лет пять назад. Он был написан неизвестным провидцем, предсказывающим конец света. Все было бы ничего, но предсказания стали сбываться.
Свиток направили на Меркурий, где Амели лично занялась его переводом и вот он окончен. Для кого перевод, а для кого приговор, согласно которому, если династии Луны и Земли не объединяться священными узами брака Солнечная система прекратит свое существование.
Около месяца назад по всем планетам начали происходить всевозможные катастрофы. Когда мама узнала о средстве избежать несчастий, она сказала, что я могу отказаться, но… Лита пострадала во время сильного шторма, Рейана потеряла отца, Амели едва не лишилась семьи, Мина… ей некуда возвращаться, в пустынном замке на Венере ее никто не ждет. Я просто не могу отвернуться от всех, когда система смотрит на меня и на Энди…
Эндимион… Я знаю его почти всю жизнь, заносчивого, высокомерного, вечно дразнящего меня мальчишку. Затем была война на Земнее. Он повзрослел, возмужал, уже не разбрасывался колкостями, но его взгляд… в нем читалось осуждение каждому моему поступку.
Энди, что будет дальше?.. Я ведь не знаю тебя абсолютно, а нам нужно… провести вместе ночь, закрепив тем самым союз Луны и Земли…
Я боюсь…
Я взглянула на кольца. Мой безымянный палец обвивала золотая роза с рубином… Красная роза… символ любви… Смогу ли я полюбить его?..

Играет музыка… я медленно иду к алтарю, у которого меня ждет он…
Мой отец погиб незадолго до моего рождения… мне предложили пойти под руку с представителем общин, но я отказалась, а теперь сожалею об этом, потому, что едва не лишилась чувств войдя в церковь…
Здесь лишь близкие друзья и правители планет… Все понимают, что здесь разыгрывают фарс, но цена его слишком высока: одна жизнь против жизни сотни миллиардов… Нет, две жизни..
Почему я думаю лишь о себе? Энди ведь тоже ломает свою жизнь ради мира…
Я приближаюсь и могу рассмотреть его лицо, слегка напряженное и нетерпеливое…
На мои глаза наворачиваются слезы, а затем льются по бледным щекам. Я радуюсь, что мое лицо покрыто вуалью…
Делаю еще несколько шагов… Лита и Амели, мои подружки в бледно-кремовых платьях следят за каждым моим движением. Рейана и Мина стоят в первом ряду около моей матери в черных траурных платьях… на челе Венеры поблескивает корона…
Еще несколько шагов… мои руки нервно теребят болезненно-белые розы, присланные Эндимионом. Я люблю розы…
Алтарь… Эндимион берет мою рука и легонько пожимает ее…
Я плохо помню, что было дальше, лишь два неуверенных «да» в ответ на вопросы священника…
Все… обряд закончен…
Эндимион хочет поднять вуаль, но я ловлю его руку. Он все понимает. Подняв мою руку к своим губам, он запечатлел на ней легкий поцелуй, прошептав «по воле Рока, я твой».
Поздравления больше похожи на соболезнования… Мир завертелся вокруг меня и остановился лишь тогда, когда Энди взял меня под руку и прошептал «Нам пора»…

Стою у окна, обреченно изучаю смерть нового дня и моей старой жизни. На Земле закаты иные, более эмоциональные.
Я нахожусь в спальне, по всей видимости это личные покои его высочества принца Эндимиона. Скромная обстановка, полная утонченного вкуса. И, наверное, мне придется делить с мужем не только постель, но и комнату. Главное, здесь есть большое окно из которого видна Луна. Больше мне ничего не нужно…
Служанку я сразу отправила, сказав, что мне не нужна ее помощь… Зачем переодеваться, если одежда мне не понадобиться этой ночью…
Открылась дверь, и вошел он… Я не слышала шума, просто сердце замерло, а затем стало биться быстрее. Его облик отразился в оконном стекле…
– Селените, как ты?
– Две поломанные жизни за мир в системе – это мелочи, – как можно более равнодушно произнесла я.
Он не ответил. Сделав несколько шагов, Энди обхватил мою талию, прижимая к себе. Его руки дрожали.
– Селе, из всех людей я меньше всего хочу причинять боль тебе, – на ушко прошептал он.
Я улыбнулась… Я для него навсегда останусь капризным ребенком, над которым можно посмеяться, подразнить, но которого он не сможет обидеть.
Я развернулась и оказалась в его объятьях. Не зная, куда деть рука, я положила их Эндимиону на плечи. Он на много выше меня. Лишь затем подняла на него слои глаза. Ни тени намека на улыбку, грусть, серьезность, безвыходность и нежность читались в его взгляде. Пусть мы не любим друг друга, но за эти несколько дней нам удалось стать друзьями.
Его руки все сильнее сжимали меня в своем плену. Он наклонился ко мне намериваясь поцеловать.
– Энди, – я слегка отстранилась, стараясь смотреть в его глаза, – это будет мой первый поцелуй.
– Даже первый поцелуй ты вынуждена подарить тому, кого не любишь, – грустно произнес он.
Эндимион склонил голову, я попыталась унять накатившуюся дрожь, протянула губы для поцелуя. В следующее мгновенье я почувствовала его горячие губы на своей щеке.
– Энди…
Он накрыл мои губы своими… не зная почему я заплакала… Слезы медленно катились по щекам… Его губы обжигали… Я почувствовала, что еще мгновенье и я лишусь чувств. Энди тут же усилил объятья. Я ощутила вкус его губ… Горький шоколад…
– Энди, нет… – я вырвалась из его рук и отвернулась.
Он хотел коснуться моего плеча, затем, резко передумав, отошел от меня…
Когда дыхание пришло в норму, а разум обрел способность рационально мыслить, я поняла, что поцелуй был мне приятен… что я бы хотела получить еще один… Подняв руку я провела ею по губам… Они горели и трепетали…
– Прости, Энди, мне просто нужно время… – тихо произнесла я, мысленно добавив «которого у нас нет» если бы узнать раньше… Я смогла бы привыкнуть. Я оглянулась.
Эндимион сидел на стуле отвернувшись к окну. Его глаза были закрыты, а лицо отвечало определению «загнанный зверь».
Я медленно подошла и, не зная что делать, села ему на колени. Энди тут же подхватил меня и прижал к своей груди. Я уткнулась носом в его груди. От него так приятно пахнет…
– Почему именно мы? – тихо спросила я, а затеи набравшись смелости, обвила его шею руками.
– Не знаю, Селе…
Я видела, что он решается на еще одну попытку.
– Нет, не нужно. Я сама, – залившись краской, выпалила я.
В следующее мгновение смущение исчезло. Я притянула Эндимиона к себе, он в свою очередь еще крепче обнял меня, склонив голову.
Он был так близко... лишь несколько сантиметров отделяло нас… Его дыхание обжигало меня… Набравшись смелости, я коснулась своими дрожащими устами его губ. Он не ответил… Я повторила попытку… Безрезультатно… А затем… Мне стоило лишь сделать прикосновение более проникновенным и в следующее мгновение губы Эндимиона впились в мои… Я никогда не думала, что поцелуи бывают грустными… Оказывается, бывают.. С моих глаз вновь хлынули слезы, но мне не хотелось прерывать этот до безумия нежный поцелуй. Я лишь крепче обняла Эндимиона, растворяясь в поцелуе.
Его рука скользнула вверх по моей спине и легла не щеку, утирая слезы, затем потянулась к волосам.
– Давай лучше я, – оборвав поцелуй охрипшим голосом произнесла я, порываясь встать.
Он легонько поцеловал меня, разжимая руки. Я встала и отвернулась. Его взгляд меня смущал и вгонял в краску. Даже мысль л том, что нужно распустить волосы в присутствии Энди, заставляла меня покраснеть.
Я вытянула половину шпилек и протянула руку ко второму хвостику, когда он обнял меня и поцеловал обнаженное плече. От неожиданности я выронила все шпильки, и они с легким звоном упали на пол. Эндимион быстро освободил мои волосы от остальных украшений, и золотая пелена покрыла мою спину. Энди резко развернул меня и рванул к себе. Я думала он вновь поцелует меня, но взамен он заглянул в мои глаза. Я не знаю, что он хотел в них прочесть и что увидел в действительности, я была полностью парализована его взглядом. Его глаза обычно спокойные, горели таинственным огнем, который заставил меня вздрогнуть. В его сапфировых глазах пылала страсть…
Эндимион провел рукою по моей спине, а затем, не сводя с меня пристального взгляда, начал стягивать платье вниз. Мне хотелось вырваться и убежать. Но вместо этого я стояла. Не смея даже шелохнуться или отвести взгляд.
Платье с легким шорохом соскользнуло, упав к моим ногам. Я стояла перед Эндимионом в полупрозрачной рубашке, которая была не способна скрыто мое тело.
– Ты само совершенство, – от хрипоты в его голосе по моему телу пробежали мурашки.
Став на носочки, я поцеловала Энди, который тут же перехватил инициативу в свои руки. Через мгновенье я поняла, что мои ноги не в состоянии выдержать внезапно ослабевшее тело. Эндимион тут же подхватил меня на руки не прерывая поцелуя. Бережно перенеся меня через комнату, он посадил меня на постель, сам опустился по пол подле меня. Я взглянула не себя и вновь смутилась: рубашка кончалась на много выше колен.
Эндимион медленно снял с меня туфли. Его руки скользили вверх, заставляя мое сердце пропускать удары, и легли на бедра поверх шелка. Прильнув к моему телу, он возобновил поцелуи. Я никогда не думала, что бывают такие эмоции, на столько сильные и всепоглощающие. Я крепко обняла его. Интересно, он чувствует то же что и я?
– Тебе нужно раздеться, – смущенно выпалила я и, стараясь не замечать его снисходительного взгляда, принялась сражаться с застежками на его мундире.
Когда мундир был расстегнут, я нашла в себе силы посмотреть Эндимиону в глаза. Он улыбнулся мне нежной улыбкой, скинув верхнюю одежду. Я принялась расстегивать его рубашку. Едва все пуговицы были расстегнуты, как он повалил меня на постель, придавив своим весом.
– Вот ты и попалась, – тихо прошептал Энди, проводя рукою по моей щеке.
– Постараюсь не вырываться, – пообещала я.
Он хотел что-то сказать, но промолчал. Затем подхватил меня и уложил головой на подушку. Когда Энди вновь склонился надо мною, рубашки на нем не было. Не в силах сдержать себя, я провожу рукою по рельефным мышцам его торса. Энди вздрагивает, но не отстраняется. Подождав пока я осмыслю новые ощущения, он наклонился и стал усыпать поцелуями мою шею. Теперь уже я не в силах сдержать стоны, обнимаю его, привлекая к себе. Все хорошо, пока я не слышу треск рвущейся ткани и понимаю, что я почти полностью обнажена. Паника вновь охватывает меня, я хочу вырваться. Энди крепко держит мои руки и склоняется над моей грудью.
– Энди, нет…
Моя спина самопроизвольно выгибается, как только его губы касаются моего тела. Его хватка ослабла, я вырываю руки, но вместо того, чтобы оттолкнуть его, крепче прижимаю к себе. Я знала, что первая ночь будет пыткой, но не знала, что такой сладкой. Его губы опускаются ниже… Меня будто ударяет током… Я чувствую, что его руки стягивают белье с моего тела.
– Энди… свет.. умоляю… – это все, что мне удалось произнести.
В следующее мгновение комнату окутал легкий полумрак и лишь пламя свечей бросало блики на наши тела. Эндимион отстранился, изучающее взглянув на меня. Я стала краснее рубина на моем кольце.
– Ты прекрасно, – прошептал он, легонько поцеловав мои губы, избавляя тем самым от смущения. – Я на минутку.
Он поднялся. Я тут же стянула покрывало и скрыла свою наготу. Затем перевела взгляд на Эндимиона. Он снял сапоги, затем, расстегнув ремень, принялся за брюки. Я тяжело дыша, следила за каждым его движением, удивляясь, что ни капельки не смущаюсь. Раздевшись, Энди замечает мой заинтересованный взгляд.
– Ну, как? – с улыбкой поинтересовался он.
Я боялась, что он стянет с меня покрывало, но Энди забрался под него и лег рядом.
– Ты очень красив, – я, наконец-то вспомнив о воспитании, смущенно покраснела. – Ты очень красив, – как заклинание повторила я, смотря в го глаза и, протянув руку, коснулась его щеки.
Энди взял мою руку в свою и поцеловал каждый пальчик. Никогда не думала, что это так… так возбуждает… Утратив интерес к моей руке, он положил ее себе на плече и, склонившись на до мною, прошептал щекоча своим дыханием щеку:
– Это ты красива…
Мы поцеловались… я крепче обняла его не желая отпускать. Я уже не думала, что я – жертва Рока, что все это ради мира в Системе… Я думала лишь о нем… Хотела быть лишь с ним… Мне стало все равно, что будет завтра, лишь бы сегодня он был со мною, принадлежал мне... Его бешеное сердцебиение и тяжелое дыхание было единственной музыкой, которую я хотела слушать, лишь тепло, которое дарили его руки я хотела ощущать, лишь из его губя хотела пить жизнь…
– Селе, – донесся до меня встревоженный голос Эндимиона, – будет больно.
– Я знаю, – прошептала я, глядя в его глаза. – Поцелуй меня.
Он вновь склонился надо мною, нежно поцеловав губы. Я почувствовала, как он накрыл меня своим телом. Я интуитивно напряглась, но тут же расслабилась, чего быть того не миновать. Мои руки зарылись в го шелковистые волосы… Боль, так внезапно пронзившая меня, заставила вырваться из его объятий. Моя голова обессилено опустилась на подушку, глаза закрыты, а сердце выпрыгивало из груди от противоречивых чувств…
– Селе, малышка, как ты? – раздался взволнованный голос.
Я хотела открыть глаза, но не смогла… Рука Эндимиона скользнула по моей щеке, а в следующее мгновенье он нежно целовал меня. Я ответила на поцелуй, вновь обняв его. Он, тяжело вздохнув, отстранился. Я открыла глаза, не понимая его реакции.
– Как ты? – тут же спросил Энди.
– Все нормально, – я хотела погладить его по щеке.
– Не нужно, Селе. Я не смогу себя контролировать, – с трудом произнес он.
– Со мной все в порядке, – я попыталась улыбнуться и дотянулась таки до его щеки.
С тихим стоном он наклонился, целуя мои губы… В следующее мгновенье я нервно впилась ногтями в спину Эндимиона, не понимая, что твориться с моим телом.
– Селе…
– Все хорошо, – с трудом сдерживая стон, уверила я…
Я плохо помню, что было потом. Помню лишь чувство беспредельного блаженства, охватившего меня, тепло и нежность его рук и губ, помню аромат роз, витавший в комнате… Я люблю розы….

Открывая глаза. Еще не расцвело. Я медленно повернулась, приподнявшись на локтях.
– Уже проснулась.
На меня взирали сапфировые глаза Эндимиона, при чем всего лишь в нескольких сантиметров от меня.
Моя память тут же услужливо напомнила мне то, что произошло за последние несколько недель. О Боже, сегодня ночью… Я и Энди… Мои щеки с завидной скоростью покрываться румянцем, а тело наполняется слабостью. Что и говорить спустя мгновенье я рухнула на грудь Эндимиона.
– Да, проснулась, – с трудом удалось выговорить мне.
– Как спалось, – все с той же улыбкой интересуется мой новоиспеченный муж, из чего я делаю верный вывод, что он дурачиться над моим смущением.
– Спасибо, хорошо, – не очень уверенно отвечаю я, чувствуя, как его рука скользит по моей спине. Мое смущение достигло апогея. – Ты не видел мою рубашку?
– Зачем она тебе? – его брови удивленно скользнули вверх.
– Я не одета.
– Я тоже.
Все! Мамочки, помогите, я вышла замуж за садиста! Еще пять минут и я сгорю со стыда. Чтобы избежать своей скорой кончины в рассвете лет, я запустила подушку в своего супруга. Он, конечно же, увернулся и тут же повалил меня на постель. Покрывало полетело в сторону, и мы предстали друг перед другом в чем мать родила.
– Найди мою рубашку, пожалуйста, – я не знала плакать мне или смеяться, но покраснела еще сильнее.
– Ты мне и без нее нравишься, – усмехнулся Энди и легонько поцеловал мои губы, отпустив меня.
Я юркнула под одеяло. Энди вскоре присоединился ко мне, протягивая свою рубашку.
– Возьми.
Я красноречиво уставилась на него, но принц явно не собирался отворачиваться. Ну и ладно… в конце концов, мы ведь муж и жена. Я отвернулась села на постель, натягивая рубашку.
– Давай помогу.
Я быстро всунула руки в рукава и принялась застегивать пуговицы, но Энди был иного мнения. Его рука обняла меня за талию, лишая возможности двигаться. Губы коснулись изгиба шеи. Я прикусила губы, сдерживая стон… боже, что он со мною делает… Я закрыла глаза, откинув голову. В следующее мгновенье он поцеловал мои губы. Я таяла от его прикосновений.
Энди подхватил меня и уложил себе на грудь, принялся укачивать как ребенка.
– Спокойной ночи, моя принцесса, – прошептал он, целуя мою макушку.
– Приятных сновидений, мой принц…

Время явно движется к полудню. Я лениво открыла глаза. Энди рядом не было. Я не знала радоваться этому или нет. Вчера ночью… Вчера ночью он был воплощением всех моих мечтаний, идеальнее, чем идеал. Но сегодня, что будет сегодня? Система спасена, ничто не мешает ему бросить меня в темницу или заточить в башне. Нет, конечно, он так не поступит. Но…
Я встаю с постели. На мне рубашка Эндимиона, пахнущая парфюмом и еще едва уловимым запахам, присущим только ему. Я с легким смущением вспоминаю ночь, его поцелуи и прикосновения. На полу хранятся следы бурной ночи: смятое платье, разорванная рубашка, разбросанные туфли и шпильки. Я собрала вещи и сложила на стуле.
Широко раскрыв окно, я села на подоконник и взглянула в небо. Все, Луна, я выполнила свой долг перед тобою…
В комнату, постучавшись, вошла горничная.
– Здравствуйте, ваше высочество.
Да, прощай, Луна, теперь я принадлежу Земле.
– Моя одежда, где она?
– Его высочество, принц Эндимион…
Я прослушала все титулы своего мужа.
– … ждет вас к завтраку и просит одеть это платье.
Она развернула платье из бледно-голубого шелка…
Выйдя из ванны, я увидела белую розу… Я люблю розы…
Я спустилась вниз. Энди ждал меня, нетерпеливо расхаживая по уютной гостиной в нежно-кремовых тонах.
– Доброе утро, – смущенно произнесла я.
– Доброе, – он подошел ко мне и поцеловал мою руку, – как на счет второго завтрака.
Я кивнула. Он взял меня под руку и подвел к столу.
– Что ты будешь?
Он что собирается ухаживать за мною во время трапезы?
– Чай и булочку с кремом.
Энди тут же выполнил мой заказ, затем сел напротив.
Мы молча завтракали (Энди пил кофе).
– Спасибо за платье и розу…
– Не за что…
Говорить нам явно было не о чем. Боже, неужели пылкий любовник и эта статуя из льда один и тот же человек?! Хотя чего я ожидала? Что он броситься в мои объятья и будет на весь мир кричать о своей любви ко мне? Н-да, было бы не плохо.
– Как дела в системе?
– Пришло несколько сообщений: на Плутоне прошло цунами, но никто серьезно не пострадал. На Уране и Меркурии все нормализуется. На Марсе пожар, но ситуация под контролем… Все налаживается.
Мы вновь замолчали.
– Прости, у меня совещание, – глухой стук сапог и шум закрывающейся двери.
Я осталась одна…

Мою служанку звали Оникс. Милая девчушка. Она быстро поняла, что Лунная принцесса – это никакая не капризная, истерическая дура и вскоре мы стали весело разбирать мои вещи. Платьев было очень много. Если честно, я даже не подозревала, что у меня их такое количество. А вот с местом для одежды были проблемы: все место в шкафах было занято вещами Эндимиона.
День прошел очень быстро. Ужин я попросила подать в спальню, так как видеть мне никого не хотелось. Кода взошла Луна, я натянула рубашку, едва моя голова коснулась подушки, я уснула…
Легкий шум разбудил меня. Кто-то был в комнате, точнее уже ложился рядом.
– Энди.
В это мгновенье вспыхнул свет, и я увидела его.
– Извини, что разбудил.
– Ничего, – я натянула покрывало до самого носа, стараясь ничем не выдать своего смущения.
– Потерпи мое присутствие еще несколько дней, – попросил он, ложась под одеяло.
– Я думала, мне терпеть тебя всю оставшуюся жизнь.
– Я о комнате, – усмехнулся мой муж, поворачиваясь ко мне.
– Я... я думала, что это наши покои, – запинаясь, выговорила я.
Эндимион приподнялся на локте, заинтересовано взглянув на меня.
– Ты вытерпишь мое соседство? И разделишь гардероб?
Эта нахальная улыбка выводит меня из себя. Я подняла подушку и кинула в него. Подушка упала на пол, потому что Энди отнюдь не хотел рисковать своим здоровьем, зато подставил под угрозу мое: навалился, зафиксировав руки.
– Ты разоришь мое королевство на подушках, – засмеялся он, легонько поцеловал и отпустил.
Я вздрогнула от этого внезапного проявления чувств… Может быть то, что произошло между нами все так что-то значит для него?
– Селе, я серьезно, ты не против моего соседства?
– А почему ты не выбрал мне другую комнату?
– Здесь самые большие окна и видна Луна.
Мое сердце защемило от такого проявления внимания. На устах заиграла улыбка.
Тем временем Эндимион бесцеремонно вытянул из-под моей головы подушку и улегся на нее.
– Эй, это не честно!
– В следующий раз будешь думать, прежде чем кидаться.
Я засмеялась, подумав о том, что мы ведем себя как дети, о чем и сообщила Эндимиону, добавив:
– Ты должен поступить, как истинный джентльмен и поднять мою подушку.
– Еще чего. Кстати, с каких это пор я стал джентльменом в твоих глазах? – усмехнулся Энди. – Ладно, что-нибудь придумаем.
Его руки обхватили меня, улаживая радом. Так хорошо…
– Ну что? Ты меня выселишь? – горячее дыхание обожгло кожу.
– Оставайся… если хочешь…

Я с большим трудом отыскала кабинет Энди. Экскурсию по замку он провел мне еще неделю назад, но разве в моей памяти способна вместиться такая планировка? Я хотела войти, но секретарь остановил меня, сказав, что принц просил его не беспокоить. Я надула губы и отправила его просить у Энди аудиенцию.
– Принц ждет вас, – отчеканил секретарь, явно недовольный, что для меня он не больше слуги.
Я вошла, горда подняв голову, желая показать Энди, что не желаю мириться с таким пренебрежительным отношением к моей отнюдь не скромной персоне. К сожалению, вся моя бравада пропала зля. Едва я вошла, как Эндимион тут же оказался радом весело смеясь.
– Селе, что за глупости. Ты имеешь право входить, куда хочешь без стука, не то, что просить аудиенции.
– Но твой секретарь… – растерянно пролепетала я.
– Этот человек будет немедленно разжалован. Я не потерплю неуважительного отношения к своей жене.
В это мгновенье мне захотелось заключить его в объятья, поцеловать и сказать, что он самый-самый лучший муж в мире, и что я хотя и не люблю его, но приложу все усилия, чтобы полюбить. Но как оказалось, мы были не одни…
– Ваше высочество. – Кунсайт поднялся, склонившись в поклоне. Его явно позабавило все, что только что произошло. Об этом говорили его глаза. Все остальное выражало безразличие и надменность.
– Генерал Кунсайт, – я одарила его взглядом, слегка склонив голову.
Кунсайт всегда относился ко мене с каким-то снисхождением, как к маленькому ребенку. Хотя, в сущности, он был прав.
– Мне сказали, что ты очень занят, – смущенно выпалила я.
– Да, но не настолько, чтобы уделить тебе несколько минут внимания.
– Я разговаривала с мамой и девочками… они все на Луне…. Можно мне… Я не надолго…
Я смущенно замолчала. Направляясь сюда я была уверенна, что Энди отпустит меня. А сейчас неожиданно обуял страх: может, наши отношения не такие как мне кажутся.
– Кун, через сколько будет готов портал? – перебил Энди.
– Когда нужно, ваше высочество.
– Через два часа все должно быть готово.
– Будет выполнено.
– Спасибо, – я улыбнулась. – До встречи, генерал Кунсайт.

Вещи собраны: маленькая сумочка с одним платьем и ночнушкой, мне больше ничего не нужно. Я спустилась в низ к порталу. Энди уже ждал меня.
– Селените, – он взял мою руку и поцеловал, – не задерживайся, хорошо?
– Я на пару дней не больше, – пообещала я.
Я вошла в портал, бросив взгляд на Эндимиона… В его глазах царила грусть…

Все рады меня видеть. Даже Мина и Рей забыли на время о трауре. Я счастлива, я снова дома.
Проходит несколько часов… Хорошее настроение исчезает. Я выхожу на балкон и, садясь на перила, смотрю на Землю. Интересно, он скучает?..
Ночью еще хуже… Я привыкла спать в кольце его сильных рук, привыкла слушать ритмические удары его сердца… Что со мной?..
Утром первым делом попросила, чтобы настроили портал. Я не могу без него…

Возникаю в замке. Бдительная стража вздрагивает, но, увидев меня, вытягивается по стойке смирно.
– Вы не знаете, где мой муж?
– Его высочество уже отдыхают.
Я медленно бреду по коридору и долго стою перед дверью спальни, не решаясь войти. Тяжело вздохнув, я распахиваю дверь
Энди стоит без мундира и расстегивает манжеты на рубашке. Он абсолютно не реагирует на окружающий мир. Я смотрю на него и мое сердцебиение удваивает темп. Больше всего мне хочется поцеловать его. Я тихо закрываю дверь и с визгом «Энди» бегу на него.
Реакция его не подводит, а вот равновесие… Мы упали на кровать, благо она стояла рядом. Эндимион удивленно взирал на меня. Целовать мне его почему-то расхотелось.
– Соскучилась?
– Не дождешься, – стараясь рассмеяться, я отстранилась и легла рядом.
– Как дома?
– Все хорошо. Привет от мамы и девочек. Кстати, ты обещал помочь Венере.
– Да, Кун отбывает туда завтра.
Кун?.. Я нахмурилась. С его характером и с темпераментом Мины… О, бедная планета, они ее разорят или превратят в поля для битв…
– Селе, поцелуй меня…
Я вздрагиваю… Может мне послышалось?... Я поворачиваю голову. Энди выжидающе смотрит на меня… Он ждет…
Он понимает что просит? Если я начну его целовать, это будет началом… началом еще одной ночи…
Я подвигаюсь ближе и склоняю голову над ним. Так интересно смотреть на него сверху в низ. Серьезные глаза следят за каждым моим действием. Я протягиваю руку, касаясь его щеки, он все еще смотрит на меня. Тяжело вздохнув, я наклонилась, поцеловав его. Руки Эндимиона тут же обняли меня, а губы требовали продолжения поцелуя.
Я помню, как мы ошалело смотрели друг на друга поле поцелуя… как его руки вытягивали шпильки из моих волос… как он снимал платье, целуя плечи… как я расстегивала его рубашку, а затем укрывала поцелуями каждый сантиметр его торса… как, изнывая от желания, мы опустились на постель…
– Ты скучала по мне? – шептали тогда его губы в перерыве между поцелуями.
– Нет, что ты, – с трудом выдавила я между стонами.
– Врунья…
Помню, как наши сердца бились друг над другом…

Прошло больше месяца со дня нашей свадьбы. В Системе все спокойно. Наши отношения с Эндимионом… Хотя какие тут к черту отношения, когда мы видимся лишь во время трапез?! Спать он приходит ближе к полуночи, ложиться рядом и, целуя в щечку, шепчет «Приятных снов, Селе». Затем обнимает и через мгновение засыпает… Утром я просыпаюсь от холода в гордом одиночестве, но на подушке всегда лежит роза… Я люблю розы…
Если наши пути пересекаются днем, он подчеркнуто любезен и внимателен, но холоднее Куна… Кстати, о последнем. Получила весточку от Мины, которая рвет и мечет. Эта глыба люда не позволяет ей управлять планетой, критикует политику и едва не убил на дуэли принца из соседней системе, к которому она была благосклонна, мотивируя свой поступок тем, что защищал ее честь… Ах, пусть сами разбираются, мне своих проблем хватает…

Я расчесывала волосы, размышляя о своей жизни, когда дверь открылась, и вошел Энди. Не сказав ни слова, он снял мундир и упал поперек кровати. Я удивленно взглянула в его сторону.
– Принцесса Катея прибудет завтра, – осчастливил он меня.
Я напрягла свою память, но так как она меня часто подводила, мне не удалось вспомнить кто же все таки эта Катея.
– Младшая дочь правителей Цербера – услужливо подсказал Энди.
Я снова принялась расчесывать волосы.
– И чем тебя могла напугать какая-то принцесса? – поинтересовалась я.
– Какая-то?! Какая-то принцесса?! – взвыл Энди, откинув голову и взглянув на меня. – Поверь, Селе, ты в детстве была ангел по сравнению с ней теперешней.
Я отложила расческу и, подняв подол рубашки, направилась к постели. Сев на середину кровати, я заглянула в глаза Энди: он был подавлен. Эндимион приподнял голову и через мгновенье положил ее мне на колени.
– Чем же тебя обидела Катея? – моя рука непроизвольно потянулась к его голове, зарываясь в волосы.
– В прошлом году она покушалась на мою свободу. Боюсь предложить, что будет в этом, – усмехнулся Энди.
– Подумаешь, малютка построила тебе глазки.
– К твоему сведению, она моя ровесница и то, что, зайдя в свою комнату, я увидел ее в полуобнаженном виде, вряд ли называется «построить глазки».
Я почувствовала садящую боль в сердце. Что со мной? Неужели я ревную…
– Селе, умоляю, не верь ни единому слову из ее рассказов. Если что лучше спроси у меня, – он был серьезен как никогда до этого.
– Хорошо, спасибо за совет.
В следующее мгновение я лежала на постели, отвечая на поцелуи Эндимиона.
– Энди, – прошептала я, едва он закончил.
– Да.
– Меня давно интересовало, почему на кровати только одна подушка?
– Потому что вы, моя дорогая принцесса, любите использовать их не по назначению, – Энди убрал локон с моего лица. – А я слишком дорожу своей персоной, чтобы…
Я не дала ему закончить…

Катея. Интересно... какая она, – размышляла я, вдыхая аромат розы, на этот раз бледно-алой (что-то новенькое). Оникс сказала, что это красивая брюнетка с темно-синими глазами, но с ведьминским характером. Моя горничная прислуживала ей в прошлом году и сказала, что лучше смерть, чем терпеть такие унижения…
Энди попросил, чтобы я спустилась к обеду и там познакомилась с гостями, но любопытство было сильнее и я решила подсмотреть за прибывшими…Так, вспышка в портале. Возникает шесть человек, трое из которых явно слуги. Катея… О, Боже, это красавица… Я редко видела девушек такой красоты: черные волосы, спадающие к бедрам, глаза цвета бушующего океана, коралловые губы… Никогда не считала себя уродиной, но на ее фоне моя красота блекла.
– Энди, милый, – Катея бесцеремонно повисла на МОЕМ МУЖЕ. – Я слышала, что тебя окольцевали.
– Привет, Катея, – Энди отстранился и, церемонно раскланявшись, поцеловал ее руку. – Да, окольцевали, – он продемонстрировал обручальное кольцо.
– Милый, мне так жаль, – говорила она это таким тоном, будто выражала соболезнования по поводу чьей-то скоропостижной кончины.
– Что ты, Катея, Селе прекрасная девушка. Ты познакомишься с ней во время обеда. Надеюсь, вы станете подругами.
Глубоко сомневаюсь!
– Мои покои там, где и в прошлом году?
– Да.
Я смотрела, как из портала появляются все новые и новые люди, но Катея, порочно повисшая на Эндимионе, была единственной, кто вызывал у меня неприязнь… Мои руки непроизвольно сжались… Энди оглянулся, устремив свой взгляд на второй этаж… Я тут же бросилась бежать, чтобы он меня не заметил.
– О, ваше высочество, у вас кровь, – воскликнула Оникс, едва я переступила порог комнаты.
Я удивленно взглянула на руку. Действительно, царапины от шипов кровоточили…

Я хотела надеть самое красивое платье, но затем передумала. В конце концов, чего я этим добьюсь. Одев простой белый сарафан, я спустилась к обеду.
Как только дверь открылась, ко мне подошел Энди и поцеловал руку. От этого стало легче на душе.
– А подглядывать не красиво, – усмехнулся он, беря меня под руку.
Значит видел… Ну и ладно. Мы направились к гостям. Здесь была Катея и еще двое мужчин. Фамильное сходство между всеми троими было просто очевидно.
– Разрешите представить, моя супруга Селените, – голос Эндимиона был полон радушия.
Я легонько склонила голову.
– Селе, милая, – с нежностью в голосе, за которую я мысленно поблагодарила своего мужа, произнес он, – это Катея – принцесса планеты Цербер.
Катея смирила меня презрительным взглядом.
– Ее дядя, министр внешней политики Силур.
– Польщен, – мужчина лет 35 склонил голову в почетном поклоне, целуя руку.
– И представитель политического комплекса Лазурит.
Юноша возраста Энди с пылом поцеловал мою руку, не отводя восхищенного взгляда.
Повисла пауза.
– Что ж прошу к столу.
Я направилась к своему месту. Сделав несколько шагов, я поняла, что Энди идет следом. Отставив стул, он помог мне сесть. Катея едва не испепелила меня взглядом.
– Энди, Система спасена. Почему ты не разведешься, – медовым голосом произнесла Катея.
Я едва не открыла рот от такой бесцеремонности, затем нервно взглянула на мужа.
– Зачем? Мы прекрасно ладим, даже добились несколько компромиссов в нашей совместной жизни. Думаю, даже если бы не предсказание, я бы все равно женился бы на Селените. В ней есть все, что бы я хотел видеть в своей супруге, – закончив эту убийственную тираду, Энди поцеловал мою руку, затем, наклонившись к лицу, тихо зашептал. – К тому же, боюсь при разводе, единственная подушка достанется тебе.
Он подмигнул мне с видом заговорщика и, легонько поцеловав в щечку, направился к своему месту. Я залилась пунцовой краской и улыбнулась. По крайней мере он дал понять, что я для него не обуза.
Обед прошел без подобных расспросов. И все было бы ничего, если бы не излишнее внимание Лазурита. Он был чем-то похож на Нефрита, самоуверенный, нахальный и великолепный. Помниться при наших первых встречах Неф вел себя точно также, за что и получил в физиономию бисквитным тортом Литы с легкой руки самого повара. С тех пор мы с ним хорошие друзья и он влюблен в стряпню моей подруги. Правда, многие сплетники поговаривают, что и в Литу тоже.
Обед подошел к концу. Все разбежались кто куда: Эндимион, Силур и Лазурит изучать очередную проблему галактического масштаба, Катея сославшись на усталость, отправилась отдыхать. А у меня было время подумать.
Итак, Кате нужен Энди, несмотря на то, что он женат. Как следствие стоит предполагать, что она всячески будет стараться нас поссорить. Значит, стоит опасаться подводных камней. А с моим везением… Э-эх…
Перед ужином получила письмо от Амели. Везет же некоторым. Она сейчас путешествует, изучая обычаи разных планет. На одной из них столкнулась с Зоем. Ами удивилась, как они умудрились не поцапаться, а даже весьма мирно вместе поужинать. Затем трогательно попрощались. Зойсайт взял с нее обещание, что на ближайшем балу она оставит для него танец… Интересно, с каких это пор он стал обходительным и любезным?
Ужинали лишь я и Катея. Мужчины попросили подать кофе в кабинет и передали через слуг свои извинения.
Катея подкалывала меня как могла. Я с героической стойкостью сносила все ее насмешки, а придя в комнату зарыдала: разве я виновата в том, что вышла замуж за Энди не по любви?..
– Чокнутая политика… чокнутая принцесса…
Я открыла глаза. В потемках увидела Энди, который, бубня проклятия, направился в ванную.
Я села на постель и зажгла свечу.
– Опять я тебя разбудил, – Энди вошел виновато улыбаясь.
Он был одет… Хотя одет это не то слово. На его бедрах красовалось лишь небольшое полотенце. Я смутилась.
– Как прошли переговоры?
– Ничего интересного. На Цербер готовиться нападение и они хотят заручиться поддержкой Земли. А как Катея? Не довела тебя до белого колена?
Видно мой взгляд был достаточно красноречив, потому что Энди тут же сел рядом и обнял меня. Я ответила ему тем же.
– Это на две недели, милая, потерпи, – его руки, успокаивая, скользили по моему телу. – К тому же сегодня нам уже никто не помешает.
Не знаю, что означала последняя фраза, но вскоре я забыла о ней и о многом другом.

– Селе, солнышко, просыпайся…
Я открыла глаза. Энди, улыбаясь, смотрел на меня, затем, наклонившись, подарил нежный поцелуй.
– С добрым утром, – он протянул розу.
– С добрым, – я улыбнулась, принимая подарок и поцеловала его в знак благодарности.
– Тебе не удастся поспать. Катея захотела осмотреть окрестности. Ты же не бросишь меня одного?
Вид у Эндимиона был такой несчастный, что я невольно рассмеялась.
– Конечно, нет. Кто же будет мне дарить розы.
– Ни на минуту не сомневался в твоей практичности.
Вскоре мы вышли из комнаты, и пошли пол коридору. Где-то рядом раздался недовольный вопль принцессы Цербера.
– Что случилось?
– Видишь ли, Селе, какой-то шутник наложил заклинание на комнату Катеи и она не могла выйти из нее до самого утра, – усмехнулся Энди.
– Что-то мне подсказывает, что ты знаешь имя шутника? – засмеявшись, констатировала я.
– Я спас ее от скандала. Она ведь не знает, что у нас одни покои на двоих. Нужно будет не забыть наградить управляющего за то, что он извинялся перед Катей за мою проделку.
Я задумалась. Да, скандал был бы грандиозный, если бы Катея зашла к нам и об этом бы узнали. Безусловно, в первую очередь пострадала бы репутация самой принцессы.
После завтрака мы отправились на верховую прогулку. К нам присоединились еще несколько высших чинов Земли и Цербера. Катея всячески высмеивала меня, ложно предположив, что я каким-то образом замешена в ее заточении. Энди защищал по меня своих возможностей. А Лазурит бросал восторженные взгляды, от которых меня скоро начнет мутить.
Обидевшись на очередную колкость Катеи, я слегка отстала от нашей небольшой эскадры. А зря…
Волк появился ниоткуда и злобно зарычал. Звезда стала на дыбы. Я с трудом удержала равновесие. Волк подошел ближе, злобно щелкнув зубами. Звезда резко дернулась и я полетела на земь. Издав протяжный крик, я уставилась на зверя, мысленно прикидывая сколько мне осталось жить. Волк рванулся ко мне. Я от страха закрыла глаза, жалея о том, что не сказала Энди как много он стал для мене значить…
Яркую вспышку я увидала даже через закрытые глаза.
– Селе.
Открываю глаза. Всего в нескольких шагах от меня лежит бездыханное тело волка, а ко мне спешит встревоженный Энди.
– Селе, милая, – он схватил меня в объятья, упав рядом на колени.
Я нервно вцепилась в него, роняя слезы на черный бархат его камзола.
– Он ничего тебе не сделал?
– Нет… нет, – я отстранилась, заглядывая в глаза своему мужу. Боже, я же могла больше его не увидеть. – Со мной все в порядке, – я нервно улыбнулась.
Энди впился в мои губы безжалостным поцелуем. Затем поднял на руки.
– Что произошло? – к нам подскакал Силур и остальные.
– Волк. Я успел во время, – отчеканил Энди, усаживая меня на коня и садясь в седло. – Прошу прощения, но нам нужно к врачу.
Силур понимающе кивнул, Катея презрительно фыркнула, впрочем, я от нее другого и не ожидала.
Мы добрались до дворца за рекордно короткое время. Меня дотошно осмотрел придворный доктор и дал две таблетки успокоительного, которые я тут же выкинул. Сейчас мне нужно не это.
– Почему ты не в постели, – буквально прорычал Энди, входя в комнату и застав меня разгуливающую по середине комнаты.
– Не злись. Доктор сказал, что со мной все в порядке.
– Лучшее лекарство – это сон, – произнес он, снимая мундир. – Это я усвоил еще на войне.
– Мне не спиться, – я стала рядом, расстегивая манжеты на его рубашке.
Когда рубашка упала на пол, Энди резко обнял меня, зарывая голову в мои распущенные волосы.
– Селе, я едва с ума не сошел, когда увидел тебя и… – он не смог договорить.
– Я рада, что ты успел. Кстати, а как ты…
– Я почувствовал, – Эндимион отстранился от меня, заглядывая в мои глаза.
Я стала на носочки и поцеловала Энди, который с готовностью перенял эстафету. Его правая рука перекачивала с моей талии к завязкам рубашки, которая вскоре спустилась с моих плеч. Энди впился в изгиб моей шей…
Дверь хлопнула…
– Черт, – с чувством произнес Эндиимион. Его глаза метели искры ярости.
– Что такое?
– Катея! Неужели, она ничего не понимает?
– Не злись, – я провела рукою по его щеке и ярость в глазах тут же исчезла, уступив место нежности. – Она просто влюблена.
– Правильно, не позволим ей испортить прекрасный день. – Эндимион подхватил меня, направляясь к постели….

Я открыла глаза. Энди рядом нет. Впрочем, я уже привыкла просыпаться в одиночестве, тем более, что рядом лежит роза, бледно-алая… Что-то новенькое…
Сегодня бал по случаю прибытия Катеи. Оникс уже приготовил платье: белое, как снег в горах, и легкое, как облако в небе, и украшения. Энди передал мне драгоценности своей матери, там нашелся изумительный жемчуг.
На сборы ушло часа два, никак не меньше. Оникс дотошно поправляла каждый локон моих волос, каждую складку моего платья. Меня это начало нервировать, но под конец экзекуции выглядела я прекрасно.
Я забыла уточнить у Энди, ждать мне его или нет. Что ж спущусь сама.
Уже играла музыка и несколько пар торжественно танцевали по средине зала.
– О, Селените, замечательный прием, – на ступеньках меня настигла Катея, мило улыбаясь.
Неужели, она угомонилась?
– Кстати, передайте Эндимиону, что у него отменный вкус: любовница у него со сногсшибательной фигурой.
Я едва не упала… У Энди есть любовница?! Только не это…
– Прошу прошения, – не веря своим ушам переспросила я.
– Говорю, у Энди есть любовница, – произнесла Катея таким шепотом, что ее слушала едва ли не вся система.
Весь зал обратил свой взор на меня. Кажется, даже оркестр начал играть тише, прислушиваясь к нашему разговору. А я… я стояла, бессмысленно глядя вперед, вспоминая все, что произошло за полтора месяца: свой страх, его нежность, первую ночь, полную невысказанной грусти и ласки, розы на подушке, вторую ночь – ночь желания, страх в его глазах за мою жизнь, встревоженный шепот «Селе, милая»…, сегодняшний день в его объятьях… Конечно, я не могу претендовать на любовь Эндимиона, но есть что-то в глубине его сапфировых глазах, что заставляет меня верить в обратное.
– Простите, что задержался. Дела, – Энди подошел и поцеловал мою руку. – Что произошло? – спросил он, увидев мой бессмысленный взгляд.
– Я с твоей женой обсуждали фигуру твоей любовницы, – высказалась Катея.
Я побледнела еще сильнее.
– Откуда тебе стало известно, что у меня есть любовница? – с легкой улыбкой поинтересовался мой муж.
Нет!!! Это все таки правда!
– Сегодня я видела тебя с нею…
– Где?
– В твоей спальне.
Стоп… Сегодня Энди был…
– Будет тебе известно, Катея, что свои покой, свое ложе и свою подушку я разделяю лишь со своей законной супругой, – голос Эндимиона был холоднее льда. – Селените, у тебя, правда, красивая фигура.
Энди нежно улыбнулся мне и, обняв, спустил на оставшиеся три ступеньки вниз.
– Селе, милая, надеюсь, в твоей танцевальной карте есть место для меня?
– Я поищу, – я протянула руку, и мы отправились танцевать.

Два дня я почти не видела Эндимиона. Это стало меня раздражать. Поэтому, проснувшись в полном одиночестве посреди ночи, я, накинув шаль на плечи, отправилась разыскивать своего непутевого мужа.
Я открыла дверь его рабочего кабинета.
Из кресла вблизи камина показалось мрачное лицо Энди.
– А это ты, Селе, – с облегчением произнес он, – Ручаюсь, будь это Катея, я бы испепелил ее.
Я подошла к нему. Энди сидел, изучая, как языки пламени поглощают дерево. В его руке был зажат бокал вина.
– Тяжелый день?
– Хуже некуда, – чистосердечно сознался он, – они требуют слишком много, ничего не давая взамен. А еще эта Катея, – он брезгливо поморщился. – Все бросили меня. Кун скандалит с Миной, Неф получает по физиономии бисквитными тортами Литы, Зой гоняется по всей системе за Амели, а у Джеда командировка на Марс. Надеюсь Рейана не испепелит его, он мне самому еще пригодиться. Даже поговорить не с кем, – руки Энди проворно обхватили мою талию и в следующее мгновенье я сидела у него на коленях. – Извини, что надоедаю своими проблемами.
– Ничего мне даже интересно, – я провела рукою по его щеке. – Я как внешние планеты.
– Принца Урана женят на Мичиру.
Харука жениться? Мои брови удивленно поползли в верх. С Хару у меня хорошие отношения, я ему симпатизирую, он мне тоже, но… Бе6дняжка Мичиру с таким ураганом она вряд ли справиться.
– Они даже незнакомы.
– Свадьба через три месяца. У них время на знакомство больше чем у нас.
Я отвернулась к огню. Почему я так не люблю напоминаний о причине нашего брака? Может потому, что всегда мечтала о принце, которого покорю я, который захочет жениться на мне потому, что я – принцесса, а потому, что я просто Селените. А Энди… Он женился на моем титуле, хотя и не желал этого.
– Селе, ты жалеешь?
– О чем? – я удивленно взглянула на Энди, не понимая вопроса.
– О нашей женитьбе?
– Это было необходимо.
Он как-то нервно вздохнул, вглядываясь в пламя.
– Селе, забудь о привилегиях, данных нам от рождения, забудь о всеем, что было до НАС и ответь: ты жалеешь?
Его сапфировые глаза вопрошающе смотрели на меня. Мне хотелось сказать какую-то незначительную фразу, но я знала, что этот номер не пройдет.
Он хотел получить правду.
Я положила голову на плече Эндимиона и стала прислушиваться к его сердцебиению. Не знаю почему, но ритмические удары успокаивали меня. Энди еще крепче обнял меня, он уже не надеялся получить ответ.
– Я не жалею… Мне хорошо с тобою…
Он еще крепче обнял меня. Мне очень хотелось задать ему ответный вопрос, но мне даже дышалось с трудом. Не то чтобы говорилось.
– Я тоже не жалею.
– Правда? – я робко подняла не него глаза.
– Правда, – Энди улыбнулся, – будь у меня еще одна жизнь, я бы все повторил.
Я потянулась к его губам, он наклонился к моим… Затем мы слились в поцелуе…
– Эндимион… о, черт…
Ну почему нам мешают на самом интересном месте?! Тяжело вздохнув, я оглянулась. В дверях стоял Лазурит, ошалело глядя на нас. Согласна, моя рубашка не самый целомудренный наряд, да и рука Эндимиона, застывшая на моем обнаженном колене, вряд ли делали меня в его глазах ангелом, но зачем так таращиться.
– Лазурит, если завтра еще и ты привселюдно будешь упрекать меня в том, что я изменяю своей жене с ней же самой, клянусь Селеной, я нападу на Цербер сам.
Лазурита как ветром сдуло.
– В следующий раз закроем двери, – прошептал Эндимион, возвращаясь к начатому.

Как только я спустилась к завтраку, то почувствовала на себе взгляды не безызвестной компании. Все ясно, они знают о наших любовных похождениях. Мне стало неловко. Энди бросил не меня иронический взгляд, и я разозлилась: в конце концов, неловко должно быть им, а не мне, ведь это не я влезаю в личную жизнь посторонних людей.
Перед обедом я зашла к Катее, чтобы предупредить ее, что мы будем обедать вдвоем. Она красовалась перед зеркалом в ярко-алом платье.
– Селените, ваше мнение?
– Вам очень к лицу красный цвет, – вынесла свой вердикт я и протянула алую розу, которую мне подарил Энди этим утром. – Возьмите, вам она пойдет больше.
– Я вас не понимаю, Селените, – Катея посмотрела на меня своими аметистовыми глазами.
– О чем вы, Катея?
– Неужели вы так доверяете ему, что мое присутствие вам безразлично. Неужели его чувства к вам так сильны?
Я отвернулась к окну, пытаясь скрыть блестящие в глазах слезы. Жаль, что сейчас не ночь, иначе бы я увидела Луну.
– Вы ошибаетесь, Катея. Я безразлична Эндимиону. Мы просто пытаемся не обременять жизнь друг друга, – грустно произнесла я.
– Вы безразличны Эндимиону?! – Катея залилась истерическим смехом. – Не смешите, он влюблен в вас по уши. Я сразу это поняла, но все равно надеялась.
Мы помолчали. Я думала о ее словах. Неужели Энди что-то испытывает ко мне? Неужели любит?
– Через два дня я уеду, Селените.
Я уже не знала, радоваться мне или нет.
– Обещайте мне кое-что.
– Да?
– Сделайте его счастливым. Он этого достоин.

Катея… Она ведь правда любит его… Возможно, если бы судьба сложилась иначе у ее чувств был бы шанс. Об этом размышляла я, когда услышала свое имя. Оглянувшись, я увидела Эндимиона, который бежал ко мне.
– Селе, нам срочно необходимо на Венеру… Там едва не революция…

Через пять минут я уже неслась по замку на Венере, разыскивая свою подругу. Я влетела в рабочий кабинет ее отца. Мина стояла возле окна. Ее плечи сотрясались от рыдания.
– Мина.
– О, Селе, – она бросилась ко мне и вскоре рыдала на моем плече. – Я больше не могу…
Я погладила ее по голове, скрипнув зубами.
– Я убью Кунсайта. Не плачь, я попрошу Эндимиона и он уедет с планеты, обещаю.
– Селе, не нужно, – Мина подняла на меня свои заплаканное лицо. – Не нужно… Я люблю его, – она вновь разразилась плачем.
Любить Кунсайта?! Нет, это невозможно. Они же абсолютно не похожи, у них нет ничего общего. Как его можно любить, если он сродни айсбергу, а не человеку…
Слегка успокоив Мину, я пошла искать Энди, чтобы поведать о происходящем. Его и Куна я обнаружила в гостиной.
– Парламент требует ее брака с королем Атея. Он старше ее лет на сорок, – с горечью произнес он, делая глоток вина.
– Зачем им этот брак? – поинтересовался Энди.
– Они мотивируют это тем, что семнадцатилетняя девчушка не может управлять планетой.
– А Мина?
– Она готова отречься от престола, лишь бы избавиться от ненавистного брака, но…
– Она не только королева, а еще и хранитель планеты, а от этого не отречешься, – закончил Энди.
Они помолчали. Кун в очередной раз пригубил бокал. На его лице отображалась внутренняя борьба. Наконец, пересилив себя, он произнес.
– Я не отдам ее, Энди. Она нужна мне больше жизни.
– Тогда скажи ей об этом, попроси руки и живите долго и счастливо, – кажется, Энди был готов к откровениям своего друга.
– Она королева, я – солдат, – грустно усмехнулся Кун. – Смешно получается.
– Ты мужчина, а она – девушка, которая нуждается в тебе, а не в титулах, – зло бросил Эндимион, затем официально добавил, – Генерал Кунсайт.
– Да, ваше высочество, – Кун вскочил с кресла.
– Приказываю вам признаться королеве Венеры в своих чувствах. Катись ко всем чертям и вернешься лишь после ее согласия на брак.
Кун вылетел из комнаты, едва не сбив меня, и даже не извинился.
– Она любит его до потери пульса, – произнесла я, входя в гостиную.
– Он жизнь отдаст за нее, – парировал Энди и, подойдя, обнял меня.
– Что будет теперь?
– Думаю, еще одна свадьба. Пойдем нам пара.
Проходя мимо кабинета, мы увидели Мину и Куна, которые, не обращая внимания на весь окружающий мир, нежно целовались…

Катея уехала. Мы расстались с ней почти подругами, и я торжественно обещала, что навещу ее на Цербере через месяц. Силур был доволен подписанными договорами. При прощании Лазурит был холоден и молчалив, видно понял, что у него нет шансов.
Я иду в сад, куда Энди пригласил меня на ужин. В моей руке алая роза и я ежеминутно вдыхаю ее аромат. Я люблю…
Энди уже ждал меня в большой беседке увитой алыми розами. Он стоял ко мне спиною и я, тихо подойдя, закрыла его глаза руками. Энди резко повернулся, впиваясь поцелуем в мои губы, затем нежно обнял меня. Я почувствовала себя самой счастливой женщиной во вселенной.
– Как дела в системе? – поинтересовалась я.
Энди подвел меня к столику и усалил за него.
– На прошлом Лунном балу видели Харуку и Мичиру. Когда мне сказали, я думал это шутка. Они танцевали, не замечая никого и ничего вокруг. А когда какой-то нахал пригласил Мичи на танец, сделав при этом неприличное замечание, Харука врезал ему так, что несчастный вылетел в окно. Думаю, Зой вскоре попросит руки Амели. Он два часа умолял меня отправить его в созвездие Весов, куда, как мне достоверно известно, неделю назад отправилась Ами. Когда я вчера отослал Джеда на Марс, он стал белее твоего платья и твердил, что лучше смерть. Не знаю, чем его так напугала Рейана. Лите надоело, что Неф гоняется за ней по всей галактике, да и бисквитные торты, зачем зря тратить. К тому же Нефрит вряд ли захочет отставать от Зоя с предложением. Ну, а Кун и Мина, ты сама знаешь.
Я улыбнулась. Да, жизнь налаживается.
– Кстати о Куне… Я решил последовать его примеру, – Эндимион опустился передо мною на одно колено, извлекая что-то из кармана. – Селе, ты выйдешь за меня замуж? – в его руке сверкало кольцо.
– Энди, ты перегрелся на солнце. Мы женаты уже два месяца, – я улыбнулась.
– Это не то. Мне надоело осознавать, что наш брак был заключен не по любви, и я хочу это изменить, – он замолчал, а я застыла в ожидании. – Я люблю тебя, Селе.
Я замерла. Его глаза вопрошающе смотрели на меня в ожидании приговора.
– Я тоже люблю тебя. Я выйду за тебя…

Стою у окна, изучая смерть старого дня и улыбаюсь. Прошло уже шесть лет. На моем безымянном пальце красуется два кольца: одно – знак рока, второе – знак любви, принесенную им. Да, я ни о чем не жалею, теперь я твердо могу об этом заявить, теперь я могу лишь радоваться, что все сложилось именно так.
Все мои подруги тоже замужем. Дольше всех в девках засиделась Рейана: то ли Джед не набирался смелости сделать предложение, то ли Рей постоянно отклоняла его. Теперь у них полное взаимопонимание. Из принцесс Системы незамужней осталась лишь малышка Хотару, но ей всего лишь 15, еще успеет. Сец тоже нашла свое счастье в образе какого-то короля из соседней Системы.
Открылась дверь, и вошел он… Я не слышала шагов, просто сердце замерло, а затем стало биться в удвоенном темпе. Его облик отразился в оконной раме.
– Я же просил не ждать меня, – в голосе Энди звучал легкий укор, но он был явно доволен.
– Последнее время мы так мало времени проводим времени вместе, – я обернулась и тут же оказалась в кольце его рук.
– Извини, но ты, кажется, забыла, что вышла замуж за наследника престола, который уже давно стал королем и вынужден нести бремя власти, – он легонько поцеловал меня. – Как Маленькая Леди?
– Все хорошо. Мы провели насыщенный день. Последнее время я едва поспеваю за этим чертенком.
– А сама в детстве лучше была, – усмехнулся Энди.
– Ты сам хотел девочку с моим несносным характером, – возмущенно процитировала я слова мужа, которые он произнес, заявляя о своем желании иметь наследников. – Так что завтра ты проведешь день с нашей дочерью.
– А как на счет этой ночи, – прошептали его губы, обжигая мою шею.
– Ну… не зная… Я подумаю, что можно придумать…
 

Фанфики по Sailormoon