http://newsoboz.org/ Мазепа Игорь - как вербовали Мазепу.

 

Вынужденная остановка
 


 

Автор -  Ася Фро

 

Девушка в окошке кассы виновато смотрела на молодого человека, но ничем не могла ему помочь. Хотя, в какой-то мере – не хотела. Вот ведь настырный, три раза уже сказала, что билетов нет, а он все не отходит! Может, она ему понравилась? Девушка украдкой глянула в маленькое зеркальце, едва уловимым движением поправила прическу и перевела томный взгляд на молодого человека, облокотившегося об стойку.

- Простите, но билетов действительно нет. Но, быть может, вы подождете до завтра? Я покажу вам город…

«Ну вот, опять!» - мысленно простонала Харука.

- Нет, мне обязательно надо улететь сегодня, - сказала она, в душе проклиная свою привычку походить на противоположный пол. – Я и так встречал Рождество без своей семьи, мне нужно попасть домой. Посмотрите, нет ли частных самолетов. Я заплачу.

Девушка надула губки. Надо же, какой настырный!

- Ладно, - обиженно фыркнула она и уставилась в экран компьютера, быстро защелкав по клавишам. – Есть один самолет. Поговорите с пилотом, может, он вас возьмет.

И она быстро отвернулась, пытаясь снова нашарить зеркальце. Харука пододвинула ей свой паспорт.

- Вы женщина? – чуть ли не закричала девушка, разглядев содержание графы «пол».

- Ну да, вообще-то… - к своему удивлению Харука замялась.

- Ну ладно, - девушка снова залилась краской, но теперь это была краска гнева. – Идите на поле. Там спросите Сано, это пилот, он все устроит.

Харука быстрым движением сгребла свои документы со стола и быстрым шагом промаршировала выходу. Девушка злобно смотрела ей вслед.

Маленький самолетик, больше похожий на игрушку, притулился в самом углу ангара. Пилот Сано быстренько сгреб в карман заплаченные деньги и велел собираться. Однако когда Харука влезла в самолет, одно из кресел было занято.

- Так-с! А ты что тут делаешь?

Второй пассажир оторвался от книги и смерил девушку странным взглядом.

- Харука?

- Что ты делаешь в самолете, который я заказала?

- Это ты что делаешь в моем самолете? Его заказал я!

Еще некоторое время они таращились друг на друга, готовясь вцепиться противнику в волосы, но тут в салон заглянул Сано.

- Я могу повезти или вас обоих, или никого. Решайте сами, - и он довольно захрустел бумажными ассигнациями, которыми теперь был набит его карман. – Ну?

Сейя сдался первым.

- Два часа я выдержу. Взлетаем!

Харука злобно фыркнула и заняла кресло в противоположном конце салона.

 

Сейя в сотый раз покосился на девушку, сидевшую от него так далеко. Девушку? Когда она стояла напротив него, сжимая кулаки, она больше походила на развязного паренька. Короткие волосы встрепаны, глаза горят – нет, она все равно оставалась девушкой. Красивой девушкой…

- Черт! – Сейя подскочил на месте, испугавшись собственных мыслей.

Харука так и не проснулась. Почти сразу после взлета она подняла подлокотники и легла поперек двух кресел, подсунув под голову свернутую куртку и согнув ноги в коленях. И сразу заснула. Впрочем, так было легче и ей, и ему.

– Проверьте, пристегнуты ли ремни безопасности, – раздался в салоне взволнованный голос пилота. Самолет ощутимо тряхнуло.

Сейя, отбросив мысли о предстоящей встрече с братьями и записи нового альбома, резко обернулся к Харуке. Та продолжала спать. Он встал с кресла, подскочил к ней и затряс ее плечо.

– В чем дело? – в голосе девушки прозвучала угроза, хотя глаз она так и не открыла.

– Пристегни ремень, – приказал он, стараясь не смотреть на почти расстегнутую рубашку девушки.

– И что это значит? – Харука стала серьезной и приняла вертикальное положение.

Сейя заглянул в кабину пилота. Сано всматривался в зловещую стену туч. Плотные, черные, они таили в себе угрозу.

– Проблемы. Прогноз говорил, что небо будет ясным, - мрачно пробормотал он в тот самый миг, когда самолет снова дрогнул, встретив первый натиск непроницаемой тьмы. – Похоже, поверх грозы пройти не удастся. Думаю, мы могли бы попытаться ее обогнать, если бы повернули назад, но на сто процентов не уверен. Дуй на место, парень, и прицепись там, как следует.

Харука тревожно вглядывалась вперед, пока Сейя что-то выяснял у пилота. Когда он повернулся к ней, его лицо снова было спокойно.

Только бы она не начала паниковать... Стоп, о чем это я? Тено никогда не паникует!

- Ты хорошо пристегнулась? – спросил он, довольно бесцеремонно дергая за ее ремень.

- Нормально, - Харука скорее умерла бы, чем дала ему почувствовать свой страх.

Следующий толчок заставил Сейю вцепиться пальцами в сиденье, потому что его просто швырнуло вперед, он едва удержался на ногах. Он плюхнулся на свое место и быстро защелкнул ремень.

Светло-серое небо стало темно-фиолетовым, почти черным. То тут, то там его пересекали белые шрамы молний, сопровождавшиеся раскатами грома. Казалось, они были в самом центре грозы, которая просто ошалела от наглости простых смертных, дерзнувших проникнуть в глубину стихии. Маленький самолетик задрожал, словно готовясь рассыпаться на миллионы мелких деталей.

И вдруг все стихло, будто кто-то невидимый накрыл их темным звуконепроницаемым пологом. Из кабины раздался хлопок, и самолет ощутимо наклонился носом вперед.

- Что это? – пробормотала Харука и, перегнувшись через проход, вцепилась в запястье парня. Он не отдернул руку, хотя достаточно острые, хоть и недлинные коготки девушки, казалось, проткнули его насквозь.

- Слишком тихо, - сказал он, опасаясь самого худшего. – Я не слышу шума мотора.

Харука выпустила его руку и заглянула в иллюминатор. Земля вдруг вынырнула из-за облаков и понеслась прямо на них. Темно-зеленая масса внизу оказалась лесом, деревья тянули к самолету пушистые лапы, словно маня в свои объятия.

Сейя рядом с ней громко и отчетливо выругался. Его ремень расстегнулся, и парень вылетел вперед, стараясь уцепиться за спинку впередистоящего сиденья. Пальцы соскользнули, он покатился по наклонному полу вниз, к кабине пилота и вдруг ощутил, как длинные сильные пальцы девушки сжали его запястье, дернув вверх.

- Ты весишь целую тонну, - охнула Харука, подтягивая парня обратно. С трудом он дотянулся до своего места, снова приземлился на сиденье и вцепился в подлокотники.

Через секунду самолет ткнулся в верхушки деревьев. Казалось, что он целую вечность проламывается сквозь ветви, что скрежет металла о кору никогда не кончиться.

Харука зажмурилась, она ждала взрыва. Ее мотнуло вперед, она ударилась головой о переднее сиденье, а потом виском – о стенку самолета. Наступила тишина. Звенящая после ужасающего грохота.

Не открывая глаз, девушка прислушивалась к безмолвию и едва слышным в отдалении звукам грозы. Казалось, что та, потеряв интерес к яркому самолетику, оставила сломанную игрушку на земле и отправилась на поиски новой.

Харука сдавленно хихикнула над подобным сравнением, медленно открыла глаза и осторожно повернула голову. Первым ее ощущением был укол ледяного ветра, проникшего в салон из кабины пилота. Как ни странно, холод был ей приятен, он доказывал, что она жива, хоть и отчаянно напугана. Пошевелив руками и ногами, Харука решила, что кости не сломаны. Наконец она обернулась к Сейе, ожидая встретить его взгляд. Но кресло было пусто.

Парень не успел пристегнуть ремень. Во время удара его сильно мотнуло и снова выбросило из кресла. Он прокатился вниз и приземлился на бывшую стенку пилотской кабины.

Харука осторожно разомкнула замок и как по горке съехала вниз, едва успев затормозить перед дверью.

- Сейя? Сейя? – она неуверенно потрясла парня за плечо. Стон, раздавшийся в ответ, показался ей самым замечательным звуком в мире.

Девушка оставила его в покое и скатилась в кабину пилота. Она была пуста. Харука сначала решила, что пилота тоже выбросило с его места, но потом вдруг увидела, что и самого кресла тоже нет. На панели приборов мигала лампочка, сообщавшая девушке единственное, что она знала о самолетах.

- Мерзавец, - выдохнула девушка в бессильной злобе. – Катапультировался!

Она осторожно открыла дверцу кабины и чуть не вывалилась наружу. Извернувшись всем телом, она сумела забраться обратно и с опаской посмотрела вниз. До земли было метра два, но сверзнуться вниз ей совсем не хотелось.

Она вернулась в салон и замерла от ужаса. Из-под головы Сейи расплывалось красное пятно.

- Эй, ты умирать собрался?

Ответом ей было молчание.

- Ну, надеюсь, у тебя шея цела, – проворчала Харука, чтобы хоть как-то поддержать себя. Руки дрожали, но она не могла понять – от холода или от страха?

Рана на голове Сейи выглядела достаточно жуткой, но кровь уже остановилась, так что Харука мигом воспрянула духом.

Она вытащила парня в кабину, крепко прижала к себе и, закутав их обоих в одеяло, спиной вперед вывалилась в снег. Удар получился достаточно мягким, сугроб ласково принял их в свои объятия, обдав лица снежной пылью. Сейя застонал, но в себя не пришел. И тут Харука почувствовала то, от чего у нее волосы встали дыбом. Запах топлива! Девушка прекрасно помнила, что случалось в подобных случаях с машинами, поэтому уложила Сейю на одеяло и волоком потащила его к краю полянки. Там был небольшой скат, образующий пологую пещерку, Харука свалила туда свою ношу и вернулась к самолету.

Если она струсит и ничего не возьмет, они просто замерзнут от холода. Надо решаться.

Проклиная все, что только можно, она докарабкалась до дверцы и снова оказалась в салоне. Мигом разыскала обе сумки, мельком удивившись, что у Сейи она всего одна, и вышвырнула их в снег.

- Жаль, что у тебя нет ничего бьющегося, - пробормотала она.

Потом она быстро обшарила отсек для персонала и нашла палатку, несколько спальных мешков и кое-что из консервов. Все это она покидала прямо в снег и в несколько приемов оттащила к Сейе.

Брезент палатки оказался достаточно коварным созданием. Он упорно сворачивался обратно в рулон, загибался в самых неожиданных местах и никак не желал превращаться в подобие шалаша. От физических упражнений она даже взмокла, расстегнула куртку и тяжело повалилась в сугроб, стараясь отдышаться.

Когда она попыталась затащить Сейю в кособокую палатку, на которую убила почти час, он вдруг открыл глаза и ощутимо охнул. Харука тут же выпустила его куртку и, быстро перевернув парня лицом вверх, заглянула в лицо.

- Сейя! Сейя! Открой глаза, слышишь? Немедленно!

- Если ты перестанешь кричать и слезешь с меня, я, может быть, и открою, - прошелестел Сейя и, аккуратно ссадив Харуку обратно в снег, постарался приподняться. Это удалось ему с большим трудом, он снова охнул, прижимая к себе правую руку. И только потом перевел взгляд на Харуку. – Ой, привет. Ты красивая. Ты кто такая?

- Я Харука, ты что, забыл? – девушка даже не поняла, что Сейя с ходу узнал в ней представительницу прекрасного пола, хотя все время утверждал, что только дурак может не принять ее за парня.

- Не, тебя я бы всегда узнал. Ладно, напомни мне, кто я такой, и мы сможем двигаться дальше.

Харука непонимающе уставилась на парня. Неужели он действительно забыл, кто они и что вообще происходило только что?

- Похоже, удар по голове не пошел тебе на пользу. Нет, лучше бы я все забыла. Ну почему не меня шваркнуло об стенку?!

- Тебе больно? – обеспокоено спросил Сейя и протянул к ней правую руку. И тут же сморщился от боли. – Черт!

- Давай-ка перетащим тебя в палатку, - Харука решила отложить все вопросы на потом. – Там теплее, пойдем.

Не обращая внимания на вялые сопротивления Сейи, она втащила его в палатку и укутала в одеяла. Он тут же провалился в сон. Харука перенесла внутрь все, что взяла в самолете, устроилась рядом с парнем и тоже уснула. А ветер, будто обидевшись на спрятавшихся гостей леса, с утроенной силой стал швырять горсти снега в темно-зеленый брезент палатки. Грохот взорвавшегося самолета не смог разбудить ни того, ни другого.

 

Сейя перевернулся на правый бок и проснулся от острой боли, словно копьем пронзившей его плечо. Он открыл глаза и попытался восстановить картину произошедшего. В памяти возник образ ссоры в самолете, звуки грозы и тонкая девичья ладонь, сжимавшая его запястье, не давая упасть.

Он с трудом выбрался из-под горы одеял и осмотрелся. Кажется, палатка. Они с братьями ставил такие, когда ходили в походы. Только у них, кажется, никогда не получались настолько уж кособокие и морщинистые сооружения.

Стоп! А где Харука? Ну, и пилот, разумеется!

Девушка обнаружилась сразу. Она завернулась в последнее одеяло и мирно спала. Светлые волосы слегка растрепались, придавая ей беззащитный и даже детский вид. Когда он окликнул ее, она нахмурилась и еще глубже зарылась в одеяло, но не проснулась. Он протянул к ней здоровую руку и слегка потряс.

- Харука?..

- Что?.. А?.. Сейя? – она встрепенулась. Он назвал ее по имени. Он все вспомнил?

- Что случилось? Где мы?

- В палатке, - Харука зевнула и села. Тело все еще ныло, намекая хозяйке на то, что после вчерашних потрясений и физических упражнений по героическому перетаскиванию грузов ему необходим более длинный отдых.

- Долго я был в отключке?

- В первый раз или во второй? – Харука снова душераздирающе зевнула. – Ты уже один раз пришел в себя, но почему-то меня не узнал.

- Я бы тебя всегда узнал, - обиделся было Сейя, но девушка звонко расхохоталась. – Что?

- Тогда ты сказал примерно то же самое. Как рука?

И тут Сейя вспомнил о боли, разбудившей его. С помощью девушки он снял куртку и свитер. Осмотрев плечо парня, Харука сделала неутешительный вывод.

- Вывих. Ладно, давай я попробую вправить. Так, стой спокойно!

- А где пилот?.. Ауч! – в глазах Сейи стоял серый туман, в середине которого пульсировала дикая острая боль. Как сквозь подушку он услышал удовлетворенное хмыканье Харуки и звук вставшего на место сустава. – Больно!

- А кому сейчас легко?

Харука нагнулась к своим вещам и принялась копаться в поисках чего-нибудь, что заменило бы повязку. Наконец она вынырнула наружу, потрясая сине-зеленым платком Мичиру, который скрипачка забыла в одном из карманов, когда месяц назад брала эту сумку с собой в дорогу. Сделав из него петлю, она пристроила руку Сейи.

С трудом они выкарабкались наружу. То, что осталось от самолета, было покрыто ровным слоем снега. Сейя грустно оглядывался по сторонам. В детстве он много раз ходил в походы, но посреди зимнего леса практически без вещей оказался впервые. Утешало одно – Харука. Несмотря на плохие отношения, он трезво оценивал происходящее.

Тено никогда не сдается. Она не начнет хныкать, проситься домой, в тепло. Она молча вытерпит все, кроме его подколов, разумеется. Но если она выйдет из себя, хуже будет только ему. Пока они в одной упряжке, нужно заключать перемирие.

Увидев, что Сейя все еще прижимает к себе больную руку, Харука загнала его в палатку и снова накрыла горой одеял.

- Харука?

- Что?

- Спасибо, что спасла меня… - последнее, что он помнил – слабая улыбка девушки в ответ на его слова благодарности.

Сама Харука снова свернулась калачиком под своим одеялом, но заснуть не смогла. Холод пробирал до костей. Она с завистью посмотрела на посапывающего Сейю, и в голове промелькнула давняя фраза Мичиру, которую та вычитала в каком-то журнале и часто повторяла. «Мужчина – это обогреватель, который иногда храпит».

Этот пока не храпит, но у него все равно одеял много, так ведь? Мысленно плюнув на все, Харука забралась парню под бок, почувствовала, как его рука прижимает ее к теплому телу, и заснула.

Уже утром Сейя проснулся и попытался сесть. Теплая рука Харуки не дала  ему подняться, а коротко стриженая головка придавила левое плечо. Теплое дыхание девушки щекотало шею. Сейя на миг замер, потом расслабился и снова лег. Харука что-то невнятно пробормотала и поерзала, устраиваясь удобнее.

И тут Сейя сообразил, что если девушка проснется и увидит, как они лежат, вывихнутая рука покажется ему раем. Он переложил голову Харуки на одеяло, поднялся и выполз из палатки.

За ночь навалило много снега. Даже та тропинка, которую Харука протоптала, пока перетаскивала его и вещи из самолета, полностью скрылась под белым покрывалом. Похлопав себя по карманам, он обнаружил зажигалку, с которой никогда не расставался, хотя и не курил, и решил развести костер. Харука все-таки девушка, а им мерзнуть никак нельзя. Это он знал.

Спустя полчаса к теплому и веселому костру из палатки выползла Харука. Она сонно терла глаза и была похожа на обиженного ребенка, которому не дали досмотреть приятный сон.

- Есть хочешь? – спросил Сейя, кивая головой на гору готовых авиа-обедов. – Они не очень приличные, но питательные. Надо поесть.

- Угу, - Харука с самым серьезным видом скрылась в кустах. Появившись с другой стороны, она вытерла лицо снегом и плюхнулась рядом с Сейей на поваленное дерево. – Слушай, видишь вон там горы?

Сейя послушно проследил за ее рукой и кивнул.

- Ночью я слышала шум машин с той стороны. Я думаю, там дорога. Надо попытаться туда дойти.

Упаковка наконец-таки сдалась, и Харука получила в награду большой бутерброд с ветчиной. Сейя с умилением смотрел, как обычно невозмутимая гонщица, поглощает еду с видом ребенка, получившего на дне рождения самый большой кусок торта – быстро, жадно, словно его могут отобрать. Что-то она слишком часто стала напоминать ему ребенка. К чему бы это?

- Не подавись, - неожиданно для себя самого сказал он.

Ответ девушки, напротив, был вполне ожидаем. Сейя узнал о себе много нелицеприятного, услышал подробный маршрут дальнейшего передвижения и предложение придать ему начального ускорения.

– Разве можно быть такой грубой, - он покачал головой и отвернулся.

 В наступившей тишине он отчетливо услышал хруст снега под ее ногами. Она положила руку ему на плечо, привлекая внимание.

- Прости, пожалуйста, - Харука сама удивилась тому, как легко ей стало извиняться. – Я виновата, не сдержалась. Давай мириться, а?

- Давай, - легко согласился Сейя, разворачиваясь к ней. – Давай будем друзьями, хотя бы пока не выберемся отсюда, идет?

- Перемирие?

- Перемирие.

Они важно пожали друг другу руки и стали собираться. Несмотря на все протесты Харуки, Сейя все равно потащил самое тяжелое: палатку и спальные мешки, - всучив Харуке только их изрядно опустошенные от ненужных и лишних вещей сумки. Кроме того, он еще и сам пошел впереди, протаптывая тропинку для девушки.

К вечеру они выбрались на шоссе. Асфальт был покрыт ровным слоем снега, о том, что перед ними дорога, говорил только дорожный знак. По-видимому, сегодня здесь еще никто не проезжал.

- Направо-налево? - устало спросил Сейя, опуская свою ношу прямо в снег.

- А почему выбор должна делать я? – поинтересовалась Харука, последовав его примеру. Ко всему прочему, она еще и плюхнулась прямо на сумки.

- А как же знаменитая женская логика? – ехидно спросил парень.

Харука сделала попытку надуться, но вспомнила про перемирие, и промолчала. Они развели костер, установили палатку (девушка хоть увидела, как она должна выглядеть в идеале) и уселись поближе к огню.

Когда настало время спать, Харука уселась в углу палатки и попыталась согреться под тремя одеялами. Сейя некоторое время наблюдал за ней, вспоминая прошлую ночь, а потом решительно откинул свои одеяла.

- Хару…

- Что?

- Мы же друзья?

- Друзья, - Харука постаралась ответить так, чтобы у нее не стучали зубы. Не получилось.

- Друзья должны делиться, - поучительно сказал Сейя и перетащил свои одеяла к ней.

- Хочешь отдать мне одно одеяло? – невесело усмехнулась Харука, укутываясь поплотнее.

Но Сейя расстелил свою постель рядом с ней и, наклонившись, обнял девушку за плечи.

- Что ты делаешь?

- Хочу объединить наше тепло, ложись, не бойся, - он осторожно опустился на спину и потянул ее за собой. – Устраивайся поудобнее.

Он отпустил ее лишь для того, чтобы дотянуться до одеял и укрыться ими вместе с несопротивляющейся Харукой.  Одеяла мягким коконом обернулись вокруг них. Девушка чувствовала, как его тепло проникает сквозь ее одежду. Ей казалось так естественно лежать с ним в обнимку. И так невероятно соблазнительно.

– Я не могу спать с тобой, - вдруг сказала она.

– Друзья должны делиться теплом, правда? – он пристроил ее поудобнее в своих объятиях, опустив ее голову к себе на здоровое плечо, поближе к сердцу. – Я не собираюсь спать с тобой, я просто хочу спать. Рядом. Понимаешь?

Харука попыталась возразить против подобного вывода и поняла, что у нее нет ни единого аргумента. Если бы здесь была Мичиру, ее единственный настоящий друг, она, не задумываясь, разделила бы тепло с ней.

Ее пальцы у него на груди инстинктивно сжались, и, несмотря на несколько слоев одежды, она ощутила мощь его мускулов. Пусть это все неправильно, но они ведь действительно просто друзья. И если Сейя что-либо предпримет, он просто не дотянет до цивилизации.

Усмехнувшись своим мыслям, она на удивление быстро провалилась в сон. А Сейя еще долго прислушивался к ее дыханию, не замечая, что все ближе и ближе прижимает ее к себе.

 

Утро они встретили уже на ногах. Посовещавшись, оба решили идти вверх, в этом районе в горах когда-то стояли виллы, построенные местными богачами. Если повезет, они выйдут к какой-нибудь из них.

Сейя старался не смотреть на Харуку. Всю ночь он прижимал ее к себе, вдыхал ее запах, наслаждался ее близостью и к утру был вынужден выйти на холод, чтобы она не заметила его возбуждения, ставшего слишком уж явным. Харука ничего не поняла и весь день странно посматривала на парня. От стыда он готов был провалиться сквозь землю.

Когда время перевалило за полдень, они подошли к высокому забору, ограждавшему большой участок земли, в глубине которого виднелся добротный дом.

Не сговариваясь, парочка путешественников взяла забор штурмом. В доме, в который Харука протиснулась сквозь окно встроенного гаража, они тут же развели камин и приготовили обед. Телефон не работал, но все это могло объясняться недавней снежной бурей.

- Харука, – заговорил вдруг Сейя, когда оба успели вымыться, переодеться в чистую одежду и поесть, и расположились перед камином, он – на полу, она – на диване. – А о чем ты мечтаешь, сидя у огня?

- О счастье, - не стала юлить девушка. – По-моему, об этом мечтают все. Только каждый понимает это по-разному.

- Ты права. Вот я мечтаю о том, чтобы никогда не оставаться наедине с самим собой, - почему-то на сытый желудок его всегда тянуло на откровения.

- А ты разве один? – серые глаза Харуки удивленно раскрылись. – А как же концерты? Поклонницы? Усаги? Твои братья, наконец?

Сейя невесело усмехнулся, бросил в огонь огрызок яблока и растянулся на ковре.

- Это все не то. Поклонницы – явление временное, братья – это братья. А Усаги…. С ней мы просто друзья. Я завидую тебе.

Харука резко приняла вертикальное положение и во все глаза уставилась на парня, так легко изливающего душу.

- Мне?

- Ну… - замялся Сейя. – У тебя же все в порядке. Мичиру и все такое…

- Кретин, - Харука вскочила на ноги.

Сейя удивленно смотрел на взбешенную девушку. Последний раз он видел ее такой, когда попытался предъявить на Усаги свои права. Тогда он отделался переломом одного ребра и двух пальцев. Ни Усаги, ни Мамору так и не узнали, что произошло.

Но в этот раз Харука не спешила лезть в драку. Она с какой-то горечью и тоской посмотрела на Сейю и все так же молча потопала вверх по лестнице. Он так ничего и не понял.

- Харука! Харука, стой! – она юркнула в какую-то комнату и захлопнула дверь перед носом Сейи.

Девушка сползла по стенке и уткнулась носом в колени. Слезы, которые она никогда и никому не показывала, вырвались наружу и проложили первые мокрые дорожки по ее щекам.

- Харука? Ты что, плачешь? – раздался обеспокоенный голос Сейи за дверью, но Харука уже не могла остановиться. Она все плакала и плакала. От злости на весь мир, даже не попытавшийся понять ее, на Мичиру, которой когда-то приспичило изображать пару, на себя за то, что не смогла отказаться, на Сейю, потому что он все воспринял так, как оно выглядело, не потрудившись заглянуть внутрь. Почему-то последнее раздражало особенно сильно.

Она плакала долго, а он все пытался успокоить ее через дверь. А когда слезы высохли, Харука долго сидела, глядя прямо перед собой ничего не видящими глазами, но так и не услышала удаляющихся шагов.

Через полчаса Сейя не выдержал и просто высадил дверь. Заплаканная Харука лежала поперек кровати и молча таращилась в потолок. На появление парня она отреагировала вяло, что-то буркнула и судорожно вздохнула, прикусив нижнюю губу.

И тут Сейя понял. Понял, что видит перед собой еще более одинокого, чем он сам, человека. Харука тоже известна, она имеет друзей, которые с удовольствием принимают ее в свою компанию, но если ей вдруг что-нибудь понадобиться, к ней на помощь не придет никто, даже Мичиру.

- Я…

- Сейя, - раздался вдруг тихий голос Харуки, - можно попросить тебя об одолжении? Посиди со мной.

Он опустился на пол рядом с кроватью и осторожно взял в свои ладони холодную безвольную руку Харуки. Она свернулась калачиком и уютно задышала, мгновенно успокоившись.

 Поддавшись внезапному импульсу, Сейя подсел к ней на кровать и переложил голову девушки к себе на колени. Она легко потянулась к нему, крепко прижалась к теплому телу и внезапно подставила губы для поцелуя. Когда Сейя замешкался, Харука на секунду почувствовала себя глупо, но тут парень наклонился и поцеловал девушку.

Мгновение спустя они уже катались по кровати, стремясь избавить друг друга от одежды. Тонкий свитер Сейи спланировал на пол первым, следом последовала водолазка Харуки. Сталкиваясь лбами, они с трудом справились с замком на джинсах Харуки, а потом… потом стало уже не важно, потянулись ли они друг к другу из-за шока и стресса или все это было давно решено, и они сами противились естественности, с которой сейчас воспринимали то, что происходило.

Когда теплые губы Сейи прикоснулись к ее животу, Харука прогнулась, словно кошка, и закусила губу. Она обвила торс парня руками и притянула его к себе.

А холодный зимний ветер, бросавший снег в стекло и проникавший всюду, обиженно завыл в печной трубе, привлекая к себе внимание. Но напрасно. Молодым людям, лежавшим на кровати в объятиях друг друга было глубоко наплевать на какой-то там ветер. У них были они сами. А больше их ничего не интересовало.

 

К вечеру телефон заработал. Некоторое время он надрывался противным звоном. А потом включился автоответчик, и Сейя и Харука услышали сухой голос, сообщивший, что поломка на линии устранена.

Смущаясь друг перед другом, они оделись и сделали вид, будто ничего не произошло.

- Это был просто стресс, - сказала она, и он почему-то с ней согласился.

Оба отзвонились домой, успокоили братьев Сейи и друзей Харуки и вызвали помощь. Вертолет прилетел утром и доставил их в ближайший аэропорт. Снегопад прекратился, и немногие пассажиры с нетерпением ожидали вылета. Харука купила билет на ближайший рейс, Сейя решил задержаться. Слишком тяжело было бы лететь с ней рядом.

- Знаешь, я…

- Да? – девушка подняла на него глаза.

- Ничего…

Говорить было не о чем, но Сейя точно знал, что многое осталось невысказанным. Слишком много недомолвок и пауз между ними.

Он проводил девушку до трапа самолета и вдруг, когда она уже поставила ногу на ступеньку, подхватил ее, стиснул стройное тело и прикоснулся губами к губам. В этом поцелуе не было нежности, а только злость. Обида на Харуку, у которой хватило наглости пытаться сбежать от него. Харука оттолкнула его, она все поняла.

- Прощай.

- Прощай, - эхом отозвалась она, прикасаясь ладонью к распухшим губам.

Сейя резко развернулся и ушел в здание аэропорта. Девушку толкнули под локоть, и она поднялась в самолет.

 

В зале прилета у стеклянной стенки, выходящей на взлетную полосу, стоял темноволосый молодой человек. Ему очень хотелось плакать, но слез почему-то не было. Впервые в жизни он увидел Харуку с совершенно новой стороны. Она оказалась очень чувственной. Нежной и веселой девушкой, которая отчаянно цеплялась за него, не давая уйти. Впрочем, он ведь и не хотел уходить.

Когда самолет Харуки оторвался от земли, Сейя остро ощутил, что ничего этого уже не будет. Конечно, у них много общих друзей и время от времени они будут встречаться на сборищах, будут узнавать от них о каких-то событиях в жизни друг друга, но сами уже никогда не станут теми, кем были эти дни. Друзьями.

Но теперь ему все равно мало. Он не хочет быть другом Харуки. Он хочет, чтобы однажды эта странная девушка с серыми, будто осеннее небо глазами, сказала ему, что любит. И чтобы она просыпалась и засыпала в его объятиях, чтобы все их знакомые видели их вместе, и пусть в каком-то далеком будущем они окажутся на солнечном лугу возле большого уютного дома, а рядом бегает парочка ребятишек, похожих на Харуку.

Он потряс головой, отгоняя такое яркое и такое недостижимое видение, и услышал за спиной вполне знакомые голоса, звавшие его по имени.

Ятен и Тайки сжали брата в объятиях и стали тискать, словно игрушечного мишку. Оба жутко переволновались за эти дни, с тех пор, как объявился спасшийся пилот, утверждавший, что самолет с двумя пассажирами разбился. И вот теперь, стоило Сейе заявить о себе, как оба тут же сорвались с места и прилетели первым же рейсом.

- Ну что, Сейя, - со смешком поинтересовался Ятен, - не убила тебя наша Мисс за эти дни? Живой вроде.

- Да уж, - согласился Тайки. – Это она может. Кстати, где она?

- Прекратите! – Сейе захотелось их ударить. Они говорили это о девушке, которая спасла ему жизнь, которая помогала ему вправлять руку и ухаживала за ним, пока он не мог справляться сам. Она подарила ему самую яркую ночь в его жизни, научила видеть себя такой, какой ее не видел никто. Она разделила с ним одиночество холодной зимней ночи, стала его ангелом-хранителем. А он позволил ей улететь, потому что из-за своих собственных страхов не смог  вовремя понять, что любит ее.

А теперь уже… поздно? Он никогда не сможет приблизиться к ней, чтобы сказать… чтобы она поняла…

Братья переглянулись и незаметно для Сейи покрутили пальцами у висков. Ятен ненавязчиво подтолкнул Тайки вслед за братом, что-то шепнув на ухо.

Он медленно добрел до выхода в город, и тупо уставился сквозь стекло на ряд машин, притулившихся на другой стороне улицы.

- Сейя…

- Что? – не сразу отозвался он, пытаясь вынырнуть из своих мыслей и понять, кто его зовет.

- Если я скажу, что не улетела, ты сильно рассердишься?

Он вздрогнул, как от удара, и быстро повернулся. Харука переминалась с ноги на ногу и с тревогой ожидала его ответа. Как будто это имело значение!

- А я должен рассердиться? – спросил Сейя, подходя ближе и вынимая из пальцев девушки лямки ее сумки.

- Ну, - она запрокинула голову, заглядывая в его темно-синие глаза, - теперь тебе придется меня терпеть аж до твоего рейса. Мне тебя тоже.

Он взял в ладони ее лицо и нежно, но очень настойчиво поцеловал в губы. Харука обняла его за шею, прижалась и даже переступила ногами, чтобы оказаться к нему еще ближе.

- Ты можешь заставлять меня терпеть твое присутствие хоть всю оставшуюся жизнь, Хару.

- Это предложение?

- Как ты догадалась? Какие у тебя планы на ближайшую субботу?

- Судя по твоему вопросу, я выхожу замуж. Черт, кто бы мог подумать?

- Не чертыхайся…

- Не буду…

А Тайки, наблюдавший эту сцену из-за колонны, сквозь зубы ругался, отсчитывая Ятену выигранную сумму.

 

Тихий шепот перешел в достаточно громкую перебранку. Сейя нехотя приоткрыл один глаз и попытался определить источник шума. Двое ребятишек лет шести копошились в песочнице. Они что-то чертили прутиками на песке и увлеченно спорили. Сейя приехал сюда часа три назад и тут же отправился досыпать в гамак. Чтобы провести с семьей больше времени, он не остался на банкет по поводу выпуска нового диска, а тихо смылся, выехал сюда еще затемно и, когда приехал, просто засыпал на ходу. Его тут же уложили в гамак и клятвенно пообещали не шуметь. Видимо, случилось что-то из ряда вон выходящее, если дети забыли, что «любимый папочка» спит совсем рядом.

Сейя извернулся, чуть не вывалился из гамака, запутался в одеяле, которым был накрыт, и, наконец, принял вертикальное положение. Детишки, заметившие его пробуждение, радостно загалдели.

- Папа! Папа! Иди сюда!

- Папа, скажи Сейруру, что она не права!

- Нет, Хико, это ты - дурак!

- Так, тихо, - Сейя присел между близнецами и попытался вникнуть в ситуацию. – Что происходит?

- Вот, - Сейруру торжественно ткнула прутиком в непонятные корявые круги на песке, - Хико говорит, что Плутон находиться от Солнца дальше, чем Нептун. Но это же не так!

- Так! Так! Мы же видели карту! Ну папа?!

Сейя почувствовал себя неловко. Честно говоря, он ничего не понял, но точно знал, что его дети никогда не ошибаются, даже если утверждают противоположные вещи.

- Все правильно, - раздался позади него приятный женский голос. – Обычно Плутон находиться от Солнца дальше, чем Нептун…

- Вот видишь?! – торжествующе проговорил Хико.

Теплые руки жены обняли шею Сейи, и ее голова оказалась на его плече. Он вдохнул ее запах, наслаждаясь прикосновениями Харуки.

- … но его орбита вытянута и имеет овальную форму, и поэтому иногда Плутон оказывается ближе Нептуна к Солнцу. Вы оба правы.

- Видишь?! – это уже Сейруру.

- И как ты умудряешься распутать их споры? – удивленно спросил Сейя Харуку, когда они устроились на крыльце, наблюдая за игрой близнецов.

- Все просто. Они оба правы. Так всегда было и так всегда будет. Ты же знаешь… Не делай такие большие глаза. Я вместе с ними рассматривала эту чертову карту.

- Не чертыхайся…

- Не буду…

Сейя прижал Харуку к своему боку и окинул взглядом окружающую действительность. Вот оно! Его солнечный луг, его жена и двое ребятишек, похожих на Харуку, как две капли воды на третью.

 

КОНЕЦ

www.licenoks@yandex.ru

Фанфики по Sailormoon